Сергей КОРОТКОВ. КОГДА ДУША ЛИКУЕТ. О новой книге стихов Геннадия Иванова «Ликуй, душа!..»

Автор: Сергей КОРОТКОВ | Рубрика: РЕЦЕНЗИЯ | Просмотров: 600 | Дата: 2015-08-31 | Комментариев: 1

 

Сергей КОРОТКОВ

КОГДА ДУША ЛИКУЕТ

О новой книге стихов Геннадия Иванова «Ликуй, душа!..»

 

Много ли у каждого человека в жизни найдётся мгновений, когда душа ликует? Нет, немного. Но зато мгновения эти и есть стержень судьбы, её неотъемлемые составляющие. Вот об этом новая книга стихов известного московского поэта Геннадия Иванова.

Поэт принадлежит к поколению послевоенному, и потому, быть может, так отозвались и в моей душе его искренние строки о тех незабвенных годах нашего детства. Воспоминания во мне вспыхнули так ярко, что, кажется, спроси у меня автор, где у него во дворе стояла бочка с дождевой водой или в каком саморубном шкафу висела шинель отца, – мигом вспомню. И не я один, а многие и многие его читатели.

Незначительные приметы быта тех лет силой поэтического таланта поставлены в эмоциональный строй восприятия, и если они составили гармонию с необузданными стихийными вспышками нашей памяти, то в этом и заключается возможность преодоления скорби скорбью. «Смертью смерть поправ» – это для нас всех сказано, на веки вечные. И тогда настигает радость:

Ликуй, душа!

Ты видела так много

Прекрасных дней.

Ликуй, душа!

Ты чувствовала Бога

В судьбе своей.

 

Вадим Кожинов ценил в поэтах прежде всего самородность, связь с родимой землёй. Самородность, которая проявляется не только в языке и слове, но в самой судьбе, творческом пути поэта. Тверская земля, родина Геннадия Иванова питает его образами и метафорами, такими свежими и сильными, что неотделимы они от смысла стиха, они родственны смыслу, и потому ненавязчивы и естественны. Ведь сила поэзии – в простоте неуязвимой, где «ангелов со ста».

Православные мотивы в поэзии Геннадия Иванова действительно «добыты» истинным духовным напряжением, поэтическим «стоянием» в духе. К сожалению, во многих сборниках так называемой «православной поэзии» отсутствует предмет воспевания как таковой. Формальный, заезженный подход «извне» (там, где надо «изнутри») порождает скуку и даже неверие в силу поэзии. Книга Геннадия Иванова противостоит сотням таких попыток.

Но ошибается тот, кто думает, что простота в поэзии – это гремящая цепь с ведром, опущенная в старый колодец. Нет, это сама чистая вода в колодце или даже – звёзды в ночной воде.

Эти звёзды – как наши печали...

Нет им счёта и нету конца.

Все надежды мои отзвучали,

Лишь осталась одна – на Отца.

 

И далее:

Но средь звёзд есть такая звезда!..

 

И зовётся она Вифлеемской…

Высока, далека-высока.

Светит, светит надеждой вселенской.

И ничтожна любая тоска.

 

Смиренное несение своего креста и «вынашивание души» возможно лишь при условии наличия гражданского мужества и предельной честности. И тогда в награду ему даётся высокая евангельская мудрость, возле которой, как «у далёкого костра на том берегу», научился греться поэт.

С какой болью он пишет о судьбе солдата, умирающего на поле битвы. Словно от того, выживет боец или нет, зависит и жизнь самого поэта, и жизнь тысяч мальчишек послевоенного поколения. Но ведь это так и есть! И ты вдруг понимаешь, что действительно, такие стихи пишутся «неоскорбляемой частью души».

Читателю, не зашоренному всяческой постмодернистской чепухой, враждебной русскому духу, близки и понятны строки, где поэт и лирический герой сливаются в непобедимую сущность: «Спасут Россию тихие молитвы, и громкие орудия спасут». И потому враги всех мастей стремятся помешать звучанию не только «громких орудий», но «тихих молитв», и даже более их раздражают последние.

Много дорог исхожено Геннадием Ивановым, много он видел городов и весей, и эти впечатления тоже легли в основу его стихов. И везде с ним его читатель, поэт не щадит его сил, не спрашивает, где тому удобнее остановиться на ночлег. Он ведёт своего читателя по бездорожью и арктическим льдам, по непроходимым болотам и тайге.

Я хожу и надеюсь, плыву и надеюсь и жду –

Я без этой строки в буреломе тоски пропаду.

 

Оттого, что поэтическое слово живёт сегодня такой светлой и полноценной жизнью, становится как-то спокойнее на душе. Да, мы живы. Непреходяща соборность наша и слава. И потому мне хочется воскликнуть вместе с автором – ликуй, душа!