Владимир БОНДАРЕНКО. ДЕРЗАЙ ДАЛЬШЕ, ДРУГ! К 40-летию Захара Прилепина

Автор: Владимир БОНДАРЕНКО | Рубрика: не указана | Просмотров: 500 | Дата: 2015-07-22 | Коментариев: 1

 

Владимир БОНДАРЕНКО

ДЕРЗАЙ ДАЛЬШЕ, ДРУГ!

К 40-летию Захара Прилепина

 

Первый раз  прочел рассказ Захара Прилепина "Письмо товарищу Сталину", как яркую антилиберальную сатиру. Этакий русский антишендерович. Так, забава для мозгов. И не более.

Второй раз, кроме самого текста в меня влезал и его подтекст. По сути, там языком гротеска и постмодернизма сказана русская правда о русском народе. Думаю и эту хлесткую сатиру на либеральное общество, какой бы беспощадной она ни была, не заметили бы. Понимал это и сам Захар Прилепин. Как угодно ругай русский народ, русские власти, русских миллионеров, – никому до этого дела нет.

И вдруг полемика по всему мировому интернету. Пишут свои колонки Шендерович и Иртеньев, Быков и Кох, Ольшанский и Долина. Что новое нашли? В заезженной пластинке проклятия перестройки.

Третьим слоем в этом сатирическом эссе идёт очень себя уважающий еврейский народ. Хочешь, чтобы тебя заметили, пиши о евреях. Весь протест Тарантино и фон Триера, объявившего себя нацистом, заключался в том, что им надоели занудные судьбы еврейских мальчиков из гетто. Нет еврейских мальчиков – нет мирового кино. Холокостом перекормили всю Европу. Возникла естественная биологическая отрыжка. Естественно, не на весь еврейский народ, а на его вечно возбужденную часть.

Я попробовал прочитать текст Прилепина без упоминаний о еврейском народе. Пришлось бы убрать лишь одну пятую часть. Вы не поверите, зашлите такой текст на любой сайт, его никто не заметит. Да и о самих евреях Захар пишет то, что они и сами про себя пишут. Пишет даже деликатнее. На этом он всё равно погорел.

Помню я на одном лондонском поэтическом фестивале, где был в жюри, как и положено, большинство поэтов и критиков были евреи. Мы хорошо и весело вели фестиваль, и я встроился в их игру и так же легко и иронично стал говорить о тех же еврейских проблемах, о которых только что они говорили куда хлеще. Это встраивание в их мир аукается мне до сих пор.

То, что говорят они, не смеем говорить мы. Парадокс заключался в том, что я лишь повторил всё высказанное евреем о евреях, но уже в другой соседней аудитории, тоже состоящей из евреев. И стал сразу же антисемитом.

Думаю, так же заигрался и Захар, в своих поездках, в своих дружбах он говорит с ними на равных, говорит о том же самом, и они умеют весело смеяться над собой.

Надо бы собрать сборник "Евреи смеются", собрав самые убийственные примеры их самоиронии из израильской прессы. Обществу "Память" будет далеко до них. Но – в их кругу, и не более.

Захар решил заговорить их языком о русском народе и о нашей стране. Он переступил «черту осёдлости». Вся центровая наша интеллигенция – это же не русская интеллигенция. Мы – на обочине, по касательной. Захар поначалу вырвался вперёд, вот сейчас ему и покажут его место. Или играй там с ними, или мы тебя не пустим в нашу мировую обойму.

Я рад случившемуся. Если бы Захар не переступил нечаянно эту черту, всё пошло бы по-другому. Прав Герман Садулаев, который чётко определил: вся полемика по этому "Письму Сталину" из-за национального вопроса.

Захар дал свой чёткий и нетрусливый ответ. Хватит стесняться своих отцов. Или мы ничего не стоим. Наша патриотика сейчас давно уже, кроме прохановского острия, не рвётся на баррикады, не рвётся защищать культуру России. Да и просто мало пишет чего-то интересного.

К тому же многие официальные патриоты крайне отрицательно относятся ко всей прилепинской «банде». Также когда-то не любили лермонтовскую «банду», гумилевскую, куняевскую, прохановскую... Ждали болотного покоя. И вдруг этот прилепинский вызов.

Его проклинают все шендеровичи... Но до каких пор в России русской культурой будут командовать шендеровичи? Мне кажется, Захар начинал писать немного и из фронды, для пиара, но уже когда писал, подключился к русскому национальному нерву. И так вот, с ухмылочкой, с улыбочкой, со стороны посмотрел на все эти антисталинские либеральные выпады. Глубоко сидит в Захаре эта нижегородская глубинка, не выкорчевать.

Дерзай дальше, друг!

2012–2015