Геннадий ВЕРЕЩАГИН. МЫ КРАСНЫЙ С БЕЛЫМ РАЗМЕШАЕМ ВНОВЬ… Стихи

Автор: Геннадий ВЕРЕЩАГИН | Дата: 2015-07-20 | Просмотров: 156 | Коментариев: 1

 

Геннадий ВЕРЕЩАГИН

МЫ КРАСНЫЙ С БЕЛЫМ РАЗМЕШАЕМ ВНОВЬ…

 

* * *

Хорошо любить на расстоянии,

Чем оно длиннее – тем сильней!

Недоступность есть по сути мания,

Притяженье избранных людей.

 

Но избранья нет, а есть предъизбранность,

Подсознанья образ и капкан.

Раздевает души наша искренность,

Одевает – хитрость и обман.

 

Наши речи предстают капканами

Для людей, в чьих душах правит бес,

Кровоточит душенька всё ранами

От мечей невидимых – словес.

 

Все мы в этом мире под соблазнами

Поиска того, что Бог не дал.

А защита наша, щит с алмазами,

Отразить удары: – Ты сказал!

 

Осквернён сказавший, а не слышавший!

Мы сильны – коль это сознаём!

Жребий наш, земной дороге выпавший,

Полюбить не грех, а тех кто в нём...

 

* * *

Всё не плохо, всё гораздо хуже!

И не плакать надо, а рыдать!

Ведь уже дракон войны разбужен,

Чтоб с оливой голубя сожрать.

 

А мы всё надеемся на чудо,

Мол, оно спасёт нас от беды.

Не Христос вернётся, а Иуда

Воплотится в греющих зады.

 

Правят поколением субтильным

Деньги, СМИ и полицейкий раж...

Каин улыбается умильно,

Руки пряча: «Брату я не страж!».

 

* * *

Один хотел быть сам народом,

Другой с народом, третий – вне,

А я смотрел на тех уродов

И думал: это не по мне.

 

Народу – зрелища и хлеба,

Он и судья и он же тать,

А мне лишь воздуха и неба,

Чтоб на  Пегасе полетать.

 

С народом быть – ума не надо,

А вне народа быть как срам,

По сути каждый Божье чадо,

Кому же я себя отдам?!

 

Мне говорят, что Суд на небе,

И небо правит всей судьбой.

Но, коль народ на небе не был,

Как может быть он мне судьёй?!

 

Одно меня роднит с народом:

Язык – итог, и храм, и путь!

Язык всегда мужского рода,

Любовь – от женщин: не забудь!

 

* * *

Я знаю – бессмертие будет

И время уйдёт вникуда,

И Бог временное осудит

На тризне Большого Суда.

 

Бессмертие – Общее дело

Для каждого, всех и всегда,

Бессмертие – точка предела,

Как Слово – живая вода.

 

А дальше мы будем как Боги,

Не частью, а все во Христе,

И будут омытые ноги,

И смерть на кровавом кресте...

 

* * *

Я раб греха, но рабство не навечно,

Пора учить зарвавшихся чертей!

Я им доверил душу так беспечно,

Хотя они все в образе людей.

 

И пели сладко, и несли подарки,

И требовали жить единым днём,

Но их заботы – мёртвому припарка,

Пора их выжечь праведным огнём.

 

Кто изменил хоть раз – изменит снова!

Нечистый дух не скажет вам: нельзя!

И если чёрт подарит вам подкову,

Он ваше счастье мерит под себя.

 

Но свет во мне сильнее тьмы вселенской,

И он зовёт на светлые дела.

Бросать чертей по жизни надо резко

Как женщин, оскверняющих тела.

 

* * *

Кто верит женщине – тот верит сатане!

Паденье крепости зависит от настроя,

От денег, ситуации в стране,

И внешности стандартного покроя.

 

Здесь правит случай, совпаденье грёз,

Здесь ситуацией желания согреты,

А не захочет – так не хватит звёзд

В придачу всем сокровищам планеты.

 

Но не пытайся стать ей поперёк:

Кровь брызнет соком переспелых вишен,

Ведь женщина – асфальтовый каток

Для тех, кто на пути её излишен!

 

* * *

Всё больше государств безликих,

Одно названье, гимн и флаг.

Всё меньше государств великих:

Их деньги сбросили в овраг.

 

Как говорил великий Пушкин:

Привычка есть душа держав!

Одним милей, как прежде, пушки,

Другие над деньгой дрожат.

 

Повтор привычки есть характер,

А за характером – судьба,

И если ты по духу маклер,

Тебе святыня не нужна.

 

А если ты по лику воин,

И смерть тебе – только стена,

То доказать, чего достоин

Твой жребий, может лишь война.

 

Беру своё, а не чужое,

А говорю один лишь раз,

И жертвую самим собою

Во имя тех, кто выше нас...

 

* * *

Не надо ныть, всё впереди, всё будет!

Нельзя алмазом – будьте как гранит!

И ваш порыв Господь наш не забудет,

И вашу плоть Господь наш сохранит.

 

Нытьё всегда предшествует унынью,

А у нытья один отец – уют.

Идите в мир, стражаясь с той полынью,

Что люди равнодушием зовут.

 

И будет вам по вашему стремленью

И по заветам праведных вестей.

Наш дух земной наполнен весь томленьем

Величья неба – яростью страстей.

 

* * *

Кто спорит с Богом – тот дурак,

А кто не спорит – вовсе скучен,

Ведь на земле царит бардак,

А в бардаке хозяин – случай.

 

И обвиняя люд в грехах,

Как не спросить Творца о твари?!

Плоть время превращает в прах,

Кромсая душу на детали.

 

Любовь превыше, чем закон,

Как совокупность совершенства,

Запреты выставил на кон

Христос Нагорного блаженства.

 

Но как объект спасенья – дол,

Где нищенство – ограниченье:

Для непослущных это кол,

А для послушных – отреченье.

 

За что простят нас небеса

Никто не знает, это тайна,

И шепчут с выси голоса:

«Да, случай был, но – неслучайно...».

 

* * *

Луна, комочек белой слизи

На основании небес,

Сползает к югу, словно в Пизе

Одно из мировых чудес.

 

Рога – к земле, а лоб – к Полярной,

В подсветке тусклой спит простор,

И подвывает ветр бездарно

Той вышине, где звёздный хор.

 

Земля вздыхает беспричинно,

Устав от веса и красы,

А на руке легко и чинно

Цикадно тикают часы...

 

* * *

Чума на оба ваших дома!

Судьбы вам страшной не избыть!

Народ, не вышедший из комы,

Перестаёт народом быть.

 

А кома ваша – ваша подлость

И самомненье до небес,

Искуственная ваша взрослость,

Которой правит пришлый бес.

 

Есть государство, но не ваше,

Падение есть ваш полёт,

Есть люд, который тихо пашет

И всё до нитки отдаёт.

 

Вас сколотили из подручных

И оболваненных скотов,

И вы с насильем неразлучны

И ложью избранных сортов.

 

Вы стали частью Потомака,

Несущего Земле беду,

И как безродная собака

На всё готовы за еду.

 

Чума на оба ваших дома!

Вы – ад, раскрашенный под рай.

И вас разрушат в два приёма

До основания. Гуд бай!

 

* * *

Запреты удовольствия сняты,

Прямою стала адская дорога

От секса до изысканной еды,

И даже до интерпретаций бога.

 

Когда всё можно, что сказать Христу?!

Не веря в непорочное зачатье,

Вновь прибивают Господа к кресту

Для удовольствий лицезреть распятье...

 

* * *

После «есть» и «пить» – «тепло»,

Под названьем – «хата»,

Коль построил – повезло,

Эта тройка свята.

 

И надстройкою – родня:

Мать, жена и дети,

Не прожить без них и дня

На греховном свете.

 

И опять любовь придёт

Освятить святое,

Всё смешает, всё возьмёт...

Время золотое.

 

А потом вся жизнь – на спад.

В терниях сомненья

Время движется назад

К детству и забвенью...

.

* * *

Предел у любви – распятье,

У ненависти – пустыня,

Люди по крови братья,

А по уму – гордыня.

 

Я не люблю цветного:

Белого с чёрным хватит

Изобразить любого

И в наготе, и в платье.

 

В цвете – соблазны мира,

Исчадие богоборцев,

Не сотвори кумира

Из смеха и смехотворцев.

 

Падая в ноль как птица,

Помни,  в тоске сгорая,

Что человек – единица,

Отнятая у рая.

 

* * *

Колют звезды синий снег,

Тишина, простор, морозец,

Серебро на тихий брег

Сыплет месяц-рогоносец.

 

Одинокая изба

Выдыхает дым курчавый,

Там сейчас пекут хлеба:

Сына-воина встречают.

 

Жив сыночек! Моряка

Не послали в город Грозный!

Мать, застыв у косяка

Светится, как август звёздный.

 

А в другой избе – темно,

Мёрзнет ива возле тына,

Мать уехала давно

В Ханкалу, за телом сына…

08.02.2005

 

* * *

Жизнь человека – три двадцатки,

И в первой, не противясь злу,

Мы мчимся по миру – лошадки,

Страдающие по седлу.

 

Мечтаем – кто же нас стреножит,

И кто развяжет узел лент,

И нас уже как зависть гложет

Другими схваченный момент.

 

Вторая – бег без остановки,

Бег – как награда молодым,

Вторая выносит обновки

До равнодушия к иным.

 

А третья нас поставит в стойло,

Где будет мрачно иль светло,

Где дни прошедшие, как войлок

Сваляются в своё тепло.

 

* * *

Страна с надломленной душой,

В ней только ненависть и стужа.

И белый пароход пришёл,

А счастья нет, и даже хуже...

 

Коротоким летом пикники

С похмельем массового бреда,

Зимою только старики

И дети в школах за обедом.

 

Кого хотели – те пришли,

Зажав все судьбы в банкоматах,

Все понимают – кто рулит,

Но совесть в предоплату взята.

 

Одно стране осталось – петь

Да проклинать эпоху стали,

И всё же песню ту допеть,

Пока последний не отчалит...

.

* * *

Во мне тоски как в лебеде, что вдов,

Как в том, кто миру крикнул: «Вы – не правы!».

По духу я – отверженный Иов,

А значит, и наследник его славы.

 

Цикличен мир, а значит, и не нов,

Всё повторится: гребень и паденье.

Жизнь – из воды, а дух людей – из слов,

Лишь Бог-Любовь – из камня откровенья.

 

Все наши души рождены на боль,

И значит, на земле рай неуместен.

Мы все играем собственную роль

И Автор Общей Драмы нам известен.

 

Рожденье, взлёт, вершина, спуск, распад...

Так захотели Бог или Природа!

Любовь есть стимул и она же – яд

Как свет для душ и опиум народа.

 

* * *

Ты ягода другого поля

И нам не быть с тобой вдвоём,

У каждого своё раздолье

И свой родимый окоём.

 

Тебе подружка Терпсихора,

А у меня – Триумвират,

Тебе попса и пенье хором,

А мне заблудший в жизни брат.

 

Мне – Русь, тебе – твоя Европа,

Мне – тишь, тебе – ветра езды,

Твой Кайрос, мне же Каллиопа,

Мы разные как две звезды.

 

Тебя съедят, меня напишут

На полотне витийных Муз,

Здесь оправдания излишни,

Сними с души ненужный груз.

 

Мы для всеобщности пылинки,

Нам выпал случай, выпал срок:

Мою пыльцу с твоей тычинкой

Сроднил летящий ветерок...

 

* * *

Закипает земное варево,

Поднимая массы с колен,

И над миром простёрто зарево

Тектонических перемен.

 

Впереди перековка ценностей

Через Истину на крови:

Человечество – во всей цельности,

И отдельный – в её любви.

 

* * *

Здесь тоже Русь, но ею здесь не пахнет,

Здесь больше запахи болотных мест,

Здесь не Кащей, а хуторянин чахнет

В чащобе леса, одинок как перст.

 

Здесь «на неведомых дорожках»

Стоят капканы на друзей,

Здесь каждый житель словно кошка,

Одетая в шинель мышей.

 

Здесь царь, заморский заводила,

Свой хутор маленький открыл,

А исторический светила

Имеет кличку «свинорыл».

 

Здесь все поют на пике лета

О счастье, и о том, о сём,

Хотя давно их песня спета

В дворце, построенном Петром.

 

Здесь все спешат в заморский терем,

Прибрать его, срубив монет,

А Богу говорят: «Не верим!

Ведь кроме денег бога нет!».

 

Здесь зазеркалье тех стремлений

О коих вовсе не поют,

Здесь из болот ночами тени

Чертей откормленных встают.

 

И меч блестит на дне холодном

И чёрном, словно мумиё.

Здесь ненавидят благородно,

А любят только за своё.

 

И я здесь в добровольной ссылке

О Родине своей пою,

И нрав мой светлый, чистый, пылкий

Душе пришельца отдаю...

 

* * *

Россия – в космос, к звёздам, ввысь!

Вселенной покажи свой норов!

А вы, англосаксоны, брысь,

И зарывайтесь глубже в норы!

 

Мы просчитали вас давно,

Чума беды на ваши страны!

Вы, если в целом брать, г...но,

Что плавает по океанам.

 

Изгадив своей спесью мир,

Для вас святое – это «мани»,

А извращения – кумир,

Осиновый вам кол в гортани!

 

И мы порвём вас на куски,

Ваши изнеженные страны,

Вы нас хотели взять в тиски,

Но космос не имеет грани.

 

Небесному – стремиться ввысь,

А хищникам – пребыть с волками,

Так что – по норам, саксы, брысь!

Над Русью – Бог, а мы – над вами!

 

* * *

Дана нам чувственность от змей,

А ум нам дан по воле Божьей,

Змея ютится средь корней,

А человек стремится к звёздам.

 

Змея нас жалит за пяту:

Мы ведь другие, хоть и рядом,

И выбрали стезю не ту,

Что в тьму ведёт, где царство яда...

 

* * *

Чтоб защитить семью, поверь,

От негодяев по соседству,

Надо покрепче выбрать дверь

И мужество соделать в сердце.

 

Страна – семья, где Государь –

Отец народам и природе,

К тому стремились люди встарь,

О том печалятся в народе.

 

Когда вокруг лишь шакальё –

Вся атмосфера отравляет:

Ребёнок плачет – не моё,

Старик страдает – хата с краю.

 

Кто из богатых всё раздал!

Кто из чинуш ушёл в монахи!

Страна – один большой провал

С судьбой, распластанной на плахе.

 

Восстань поверженный народ,

Хотя б во имя своих предков!

Прах неживущих нас зовёт

Порвать замки мамонных клеток.

 

О чём твоя душа болит?

А может ни о чём – пирует?

А может, в обольщенье спит

Иль в зависти всё негодует?

 

Русь – наша общая семья!

С её судьбою кто разлучен?

Её частица – это я

И все, кто совестью измучен.

 

* * *

Мы приняли всегреческий порыв

Через родной язык и веру в Бога,

И это в Русском мире был прорыв

На торную вселенскую дорогу.

 

Она прошла в пустынных миражах,

Чрез волны ковылей степного моря,

Через лесной неодолимый страх

И через войны... Это наша доля.

 

Ещё полмира нашего в бреду

Каких-то ценностей придуманного круга.

Для покаянья, всем нам на беду,

Послал бог Меченого и его супругу.

 

Но русский Ванька снова Встанькой стал,

И прокляты навек Горбач и Ельцин.

Россия есть невиданный металл,

А ржавчину пусть забирают немцы.

 

Мы красный с белым размешаем вновь,

На картах мира – розовое чудо!

Россия – неразменная Любовь

Для всех кто русский, и другой не будет!