Александр БОБРОВ. РЕНЕГАТ ПУШКИН И ГЕРОЙ УКРАИНЫ ДРАЧ. Памяти Олеся Бузины

Автор: Александр БОБРОВ | Рубрика: ПАМЯТЬ | Просмотров: 1026 | Дата: 2015-07-08 | Комментариев: 3

 

Александр БОБРОВ

РЕНЕГАТ ПУШКИН И ГЕРОЙ УКРАИНЫ ДРАЧ

Памяти Олеся Бузины

 

Тема многострадальной, окровавленной и оболваненной Украины вышла на первый план в публицистике и на телевидении, ворвалась в творчество многих писателей, особенно литераторов патриотического направления. Автор этих строк сдал в издательство две книги: «Галиция – проклятье Украины» и «Олесь Бузина обличает. Труды и битвы». Выдающийся публицист и исторический писатель современной Украины Бузина, убитый в апреле националистами, выступал в разных жанрах – и сверхсерьёзных, и очень смешных. Мне нравятся его литературные анекдоты. Вот один из них: «Шевченко и Пушкин решили выпить. Но выпив, никак не могли решить, что делать дальше. Шевченко, только что написавший поэму «Кавказ», предлагал поехать побороться за национальную идею в Чечню. Пушкин же склонялся отправиться выполнять интернациональный долг в Эфиопию. В конце концов, оба решили вернуться в кафе «Эней» в Спилке письменникив и накатить ещё по сто «Украинской с перцем» и по двести пятьдесят «Посольской» московского завода «Кристалл». Проходивший мимо известный поэт и патриот Иван Драч укоризненно посмотрел на «ренегатов» и прошептал: «Безродные космополиты»… После чего надел фрак и отправился в Стокгольм получать Нобелевскую премию».

Расследование убийства Олеся тоже походит на анекдот, но с трагическим акцентом. Я недавно приезжал в Киев, спустя два месяца после убийства замечательного публициста и торопливых обвинений российских спецслужб упитанным А.Геращенко. Украина и Россия по ТВ показывали, что были задержаны на фоне подковёрных властных разборок с СБУ трое подозреваемых. Майдановец и сапёр АТО Андрей Медведько с блуждающим взглядом был заключён под стражу до 14 августа. Шевченковский суд Киева арестовал на два месяца и Дениса Полищука – экс-командира взвода в 54-й разведбригаде, о задержании которого сообщил глава МВД Украины Арсен Аваков. Полищуку суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей на два месяца или… залог в 5 млн. гривен. Вот какая прогрессивная страна Украина – убийц готова под залог отпускать: может, кто ещё из русофилов за время следствия не понравится. Залог в 5 миллионов гривен (232 тысячи долларов) за Дениса Полищука – одного из подозреваемых в убийстве журналиста Олеся Бузины, внес бизнесмен Алексей Тамразов. У выхода из СИЗО предполагаемого киллера встречала толпа сторонников с цветами и плакатами, которая подняла Полищука на руки как героя. Ему также дали возможность свободно пообщаться с прессой. Благодетель Тамразов – украинский предприниматель и общественный деятель, собственник ООО "Всеукраинская медиа группа". Ранее Тамразов занимал посты первых заместителей "Укрнафты" и "Укргаздобычи". Вот, надобывал деньжищ «украинец»!

Между тем, Медведько виновным себя тоже не считает. Он представляется «жертвой репрессий» и заверяет, что дело против него сфальсифицировано. Подозреваемый убеждал суд в том, что на момент убийства он находился в районе Мариуполя да и мотива преступления у него не было. Сердобольные депутаты даже предлагали взять подозреваемого на поруки. Аваков же заявил, что следствие располагает прямыми доказательствами причастности молодых людей к преступлению. А чуть позднее министр внутренних дел Украины сообщил о задержании третьего подозреваемого по делу об убийстве Бузины. Фамилию не называли, а потом и вовсе заявили, что инкогнито отпущен за отсутствием улик. Но, несмотря на громкие аресты бойцов за неделимую и грозные заявления, никаких опровержений или извинений перед ФСБ со стороны Геращенко и других провокаторов при власти – не последовало! Более того, инсинуации с разборками на крови продолжаются.

У изолятора Полищука встречали сообщники с цветами и плакатами, качали и радостно улюлюкали. Но, как оказалось – рано: там свои разборки не кончаются. «Постановление Шевченковского районного суда Киева о применении меры пресечения в отношении Дениса Полищука в виде залога отменить», – заявил судья. Суд снова постановил избрать меру пресечения в отношении подозреваемого в виде задержания под стражей на срок 60 дней. При этом внесение залога решение суда не предусматривает. Решение суда возмутило сторонников Полищука, которые присутствовали на заседании, они скандировали «Ганьба!» и «Революция!». Правоохранители разделили возмущённых и подозреваемого шеренгой, но в реальности-то всех законопослушных и майданутых «революционеров» не разделить! В правоохранительных органах заявили, что следствию помогло то, что в СМИ широко тиражировалась версия о том, что Бузину убили россияне. Мол, не зря лгали Турчинов и Геращенко, напирая на российский след: «Похоже, что преступники быстро поверили, что следствие будет разрабатывать именно внешний след, и потеряли бдительность», – сказал представитель МВД. С самого начала в качестве главной версии рассматривалась причастность к убийству членов радикальных националистических группировок или участников добровольческих формирований, вернувшихся из зоны АТО. Коллега министра Авакова также отметил, что косвенно в пользу того, что журналиста могли убить представители националистических организаций, указывала реакция и в соцсетях, где сторонники правых организаций преподносили расстрел Олеся Бузины как «подвиг патриотов, ликвидировавших врага Украины». Так что всё ясно говорило, кто заказчик и исполнители, но надо было официальным лицам снова тупо заявить о «руке Кремля»!

Поехал на Берковецкое кладбище, чтобы поклонится могиле Бузины. Она находится недалеко от храма Петра и Павла, который принадлежит раскольнической церкви лжепатриарха Филарета. В пустой церкви спросил у прислужницы: на каком языке служба идёт? «На украинском» – «А какие ещё отличия от истинно православной службы?» – «Мы и есть истинные! Никаких отличий нет. Всё одинаково». Если бы одинаково – Олесь бы жил и творил… Крупнейший киевский некрополь раскинулся с 1957 года на месте бывшего села Берковцы. Кроме обычных участков, часть кладбища была выделена для переносов захоронений с уничтоженного в годы войны Лукьяновского еврейского кладбища. С 80-х годов массовых захоронений здесь не проводится – исключение сделано для видных людей. На кладбище, как гласят справочники, похоронены знаменитые украинцы – архитектор Николай Холостенко, художник Георгий Малаков, писатель и журналист, многолетний редактор юмористического журнала "Перець" Фёдор Макивчук, поэт и переводчик Николай Гирнык, композитор Оскар Сандлер, киноактёр Виктор Степанов. Знаю только последнего – легендарного русака, исполнителей роли Ломоносова и Ермака, переехавшего в Киев к жене. Ну и Олеся Бузину теперь все знают хотя бы по трагической гибели. А вот героя анекдотов – Ивана Драча совсем забыли!

В конце будущей книги «Олесь Бузина обличает. Труды и битвы» я сделал подборку высказываний и афоризмов Олеся для тех, кто отвык читать обширные аналитические тексты, и опубликовал на сайте. Среди них было и такое заключение: «УКРАИНЦЫ ИЗОБРЕТЕНИЕ XX СТОЛЕТИЯ. Трагическая мутация русского самосознания на самой границе Русского Мира, вызванная польско-австрийским идеологическим облучением». О, сразу вскинулись украинские и русофобские тролли, один из них под ником «Ну так» оскалился: «Я считал, что Олесь Бузина умнее, но если ему приписывают фашистские взгляды или высказывания, значит, одним убежденным хамовитым фашистом, презирающим трудовых людей по национальному признаку, стало меньше: "УКРАИНЦЫ – ИЗОБРЕТЕНИЕ XX СТОЛЕТИЯ. Трагическая мутация русского самосознания на самой границе Русского Мира, вызванная польско-австрийским идеологическим облучением" или: "Нет ничего обиднее теперь для польского сантехника в Лондоне, чем ремонтировать кран в особняке, который купил новый русский" и т.п. Украину, как и Россию, могли придумать где угодно. Вот только это не значит, что Украина или Россия – это мутация самосознания какого-то фашиствующего недоумка, хотя о мёртвых или хорошо или ничего».

Ну ладно: недоумок Бузина ошибается, но куда историю украинской литературы девать? Интересно, что собственное переложение на немецкий язык гамлетовского монолога «То be or not to be?..» (1899) националистка Леся Украинка подписала так: «Aus dem Kleinrussischen von L Ukrainska» (дословно: «От малороссиянки Л.Украинской»). Иными словами, свой псевдоним Косач-Квитка понимала не в этническом, а в географическом смысле (жительница Украины). Иван Франко, писавший о едином «украинско-руськом народе», называл себя «русином». Так что они, в отличие от "Ну так" (ох, не любят лицо своё настоящее эти прозвища показывать!), разделяли суждение Бузины. Ведь надо в своей слепоте до маразма дойти, чтобы выдавать такие литературоведческие перлы в учебниках: «Для Леси Украинки характерна органичность, естественность языкового мышления. Пушкин, говорят, думал по-французски, Гоголь – по-украински, перелицовывая российские слова на украинский лад, Тютчев, прожив почти всю жизнь за границей, с трудом подбирал русские слова. Лексика украинская, вобрав в себя лексические богатства Волыни и Поднепровья, Галиции и Подолья, Буковины и Карпат, лилась полноводно и мощно, как весенний паводок. Как нам нужен «Словарь Леси Украинки»!.. Ну и напечатайте, чтобы понять, как много было Грушевским и прочими «творцами антирусского языка» напихано польских, немецких и незнамо каких слов. Ведь, например, в «Завещании» Кобзаря 60 процентов общерусских слов, его и переводить не треба, а вот многих современных письменников без словаря не поймёшь, а порой и словарь не помогает. Упомянутый Иван Драч разразился недавно альбомными виршами на 400 с лишком строк! В этом графоманском «Академичном послании учёной славнобратии в нашей демократии», опубликованном киевским Гордоном, всё понятно без перевода:

Академія

(Академічне посланіє ученій славнобратії

в нашій демократії)

В Академії наук

Йде весняний перестук.

Стукотять вони, як дятли.

Хто кого узяв за патли…

 

Переводим:

В Академии наук

Шёл весенний перестук,

А стучат они, как дятлы,

Кто кого схватил за патлы...

 

Чего тут непонятного, но надо ввернуть какое-нибудь словцо в духе Грушевского:

Патон – в тон вікам дідора,

Постать мудра і нехвора,

Вже піввіку президент...

Від Сталіна і до Юлі

Він сукав епохам дулі,

Не спинився й на момент...

 

Академик Борис Евгеньевич Патон 16 апреля 2015 года в 94 года был вновь избран президентом Национальной академии наук Украины – сунул очередной кукиш всем временщикам! Его кандидатуру поддержали все 14 отделений академии. Ах, да – перевод:

Патон – в тон возраста дідора,

Фигура мудрая и не больная,

Уже полвека президент...

От Сталина и до Юли

Он суёт эпохам дули,

Не остановился и на момент...

 

Видите: слово «дідора» осталось без перевода, потому что никакой Гугл или доступный словарь его не знает. Догадываюсь, что оно – нечто могучее от слова «дід», но так и остаюсь неудовлетворённым. Только в этом, наверное, специфика современного украинского языка! Помню, как читала на майдане под рёв толпы стихи Диана Камелюк:

Пожовклі відгуки архівних фото,

Віддалена луна давно минулих днів

Огидні суперечки «за» і «проти»

Та роздуми годованих жидів.

 

Переводим:

Пожелтели отпечатки (отголоски) архивных фото,

Удаляется луна былых лет…

 

Луна, чтоб вы знали – это не планета, а… отзвук, ну а две последние – о неприятии всякой «европейской» толерантности – и переводить не надо:

 …Отвратительные споры «за» и «против»

И размышления откормленных жидов.

 

Всё тут понятно, кроме… луны-отголоска. Сверхпонятно кончается и затянутое до неимоверности стихотворение Драча:

Р. S.

Писав авторитет

В кастрований інтернет

Цензурований поет.

Хоч удав все кастрував,

Та не з'їв усе удав,

Усе видав Самвидав

Або, може, ще "Просвіта",

У неї смілива орбіта,

Мовний перейду кордон

І спитаю, де "Гордон"?

 

Переводим:

Писал авторитет

В кастрированный интернет

Цензурованный поэт.

Хоть удав всё кастрировал,

Но не всё проглотил удав,

Всё выдал Самиздат

Или, может, ещё "Просвита",

У неё смелая орбита,

Языковой перейду кордон

И спрошу, где "Гордон"?

 

Да все Гордоны на месте, Иван Фёдорович! А вот что с тобой? Как можно предать молодость, собственные стихи и взгляды? Александр Черевченко, который помнит Драча ещё по общежитию Литинститута, написал: «Сегодня Иван Драч занимает почётное место в ряду «живых классиков» украинской поэзии. Биография Драча широко известна. В начале 60-х преподавал русский язык и литературу в школе, работал инструктором райкома комсомола, несколько позже примкнул было к украинским диссидентам, но после их беспощадного разгрома написал властям покаянное письмо (июль 1966 г.), и был ими прощён… Что и говорить, поэт Иван Драч комфортно чувствовал себя при всех режимах. При Советской власти он был награждён орденами Трудового Красного Знамени и «Знак почёта», удостоен Государственной премии УССР им. Т.Г. Шевченко (1970) и Государственной премии СССР (1983) за «Лениниану», которая в то время входила в школьные программы по украинской советской литературе. Но за комфорт принято платить. И Иван Драч честно отрабатывал предоставленные ему властями предержащими почести. Достаточно перелистать сборники его стихов и публицистических статей, чтобы убедиться не просто в лояльности поэта к правившему режиму, но в страстной и безоговорочной поддержке им его основополагающих постулатов. «Нет, не может быть прощения им, замахнувшимся на самое святое – на социализм, на вековечную дружбу между русским и украинским народами», – писал Иван Драч в 1973 году, клеймя украинских националистов».

Как раз тогда я и познакомился с Иваном в начале 70-х на Днях советской литературы, куда его приглашали всегда и с почестями. Мы с ним бывали и на нефтяном Самотлоре, и у судостроителей Николаева, и у рыбаков в сахалинском Паранайске. Он читал стихи с замечательными строчками о времени «с улыбкой Гагарина и со скулами Шукшина»! Где ж теперь такие точные попадания? Помню, Римма Казакова привезла большую группу писателей в советский Крым. Как принимали! Мы ужинали в ресторане симферопольской гостиницы, Драч сидел с дамами из «Литературки» и «Литературной Украины», купался в лучах славы, шутил, спросил у меня игриво: «Что грустный, Сашко? Может, чего надо?» – «Да нет, Ваня, всего хватает. Но всё-таки отдай России Крым» – «Да забирай ради бога!».  Посмеялись, и вон как оно повернулось… И настроение моё улучшилось! Правда, давно ничего не слышал о Драче-поэте, даже приезжая в Киев, как бы его там ни раздували в общественно-политическую фигуру. В 2007 году указом президента страны В.Ющенко Ивану Драчу присвоено почётное звание Героя Украины. Годом позже этого звания посмертно был удостоен каратель, гауптман вермахта, генерал-хорунжий УПА Роман Шухевич. В начале 2010 года – фюрер ОУН-УПА Степан Бандера. Иван Драч был рад такой компании. Вот что он сказал по этому поводу в интервью радио Свобода 24 мая 2010 года: «Я считаю, что и Бандера, и Шухевич действительно были героями. Они боролись за независимость своего края (…). То, что Виктор Андреевич дал героя Бандере уже в последние дни своего пребывания, – это тоже не красит политика. Можно было бы хотя бы одновременно с Шухевичем».

Но продолжим рассказ писателя-земляка: «В связи с этим стоит вспомнить стихи украинского поэта-шестидесятника, настоящего диссидента, который, в отличие от того же Драча, не писал властям покаянных писем и до конца шёл избранным путём. В то время как произведения Ивана Драча на украинском и русском языках издавались массовыми тиражами в Киеве и Москве, у Василя Симоненко при жизни вышел лишь один тоненький сборник стихов. Сегодня его именем названы улицы во многих городах Украины, его поэзия включена в школьные программы. Но так же, как нынче из школьных хрестоматий втихаря изъяты стихи Драча, воспевающие социализм и нерушимую дружбу украинского и русского народов, не нашлось в них места и этому стихотворению Василя Симоненко о бандеровцах:

Тодi вас люди називали псами,

Бо вы лизали нiмцям постоли,

Кричали «Хайль!» охриплими басами

I «Ще не вмерла…» голосно ревли.

Де ви iшли — там пустка i руiна,

I трупи не вмiщаються до ям.

Плювала кров’ю «ненька Украiна»

У морди вам i вашим хозяям».

 

Вот что такое настоящее украинское гневное стихотворение, брошенное в морды хозяевам Украины – ну, всё понятно до словечка! Сегодня его бы не напечатали, правда, Ваня? А может, и стукнули бы за такие строки, как убили Олеся Бузину, который был умён и остёр на язык. Какие замечательные анекдоты он придумывал, где и ты фигурировал в главной роли.

«Решил как-то Тарас Григорьевич зайти в Киевский университет — проверить, как идёт украинизация. А там его уже депутация профессоров встречает.

– Чим займаєтесь, панове?

– Разрешите доложить, Тарас Григорьевич! Вот этот самый университет, который раньше назывался именем св. Владимира, теперь – имени Шевченко!

– Це добре, – говорит Шевченко. – Я святiший за Володимира!

– А напротив университета стояла статуя Николая I – теперь тут стоите вы, Тарас Григорьевич!

– І це добре!

– И сквер уже не Николаевский, а Шевченковский!

– Дуже добре!

– И бульвар возле сквера не Бибиковский, а ваш! И оперный театр рядом тоже имени Шевченко! И над входом ваш бюст торчит!

– А опера там про мене вже йде?

– Срочно переделывают из «Нюрнбергских мейстерзингеров» Вагнера!

– І як буде називатися?

– «Миргородские кобзари»!

Видит Тарас Григорьевич – хорошо идут дела. Не к чему и придраться. Стал у окна и смотрит на Шевченковский сквер и на статую Шевченко.

А Ивана Франко с Лесей Украинкой взяла обида, что им досталось в Киеве только по театрику, и потому они решили пойти в Шевченковский сквер целоваться – чтобы все видели, что и украинская интеллигенция кое-что смыслит в свободной любви. Сидят, целуются – по неопытности громко чмокают. Леся Украинка даже говорит.

– Як гарно! Просто пiсня!

– Лiсова! – добавляет Франко.

– Куди краще, нiж наодинцi читати пiд ковдрою усяку заборонену лiтературу!

– Ще б пак!

Шевченко смотрел на это, смотрел. И так ему грустно стало – аж расплакаться захотелось. «Везёт же людям, – думает, – целуются и горя не знают, а я стой тут, как дурак – исполняй гражданский долг. Ну его к бесу – пойду позвоню Пушкину. Пусть берёт Ахматову и поедем в Париж стаканы бить – чтобы не думали, что только Есенин с Айседорой Дункан гулять умеют».

Вскоре в парижских газетах в рубрике «Уголовная хроника» появилась заметка. «Новые русские опять бьют стаканы на Монпарнасе». Это дало повод Ивану Драчу, известному поэту и патриоту, возмущаться в кулуарах парламента. «Знову цi неосвiченi європейцi не можуть нас вiдрiзнити вiд тих москалiв». Поэтому после вмешательства украинского МИДа парижские газеты дали опровержение. «Двое новых русских и один старый украинец опять бьют стаканы на Монпарнасе».

* * *

Шевченко и Пушкин очень любили играть в карты. Но им был нужен третий, и они пригласили сыграть партию Ивана Драча. Но Иван Драч, уже бывший когда-то в КПСС, очень боялся слова «партия» и отказался. Он не хотел, чтобы его, как и Шевченко с Пушкиным, считали «ренегатом». В отличие от них, ему была дорога его писательская репутация.

* * *

Когда на Всемирном писательском форуме Ивана Драча спросили, почему среди украинских писателей нет Нобелевских лауреатов, он подумал и ответил. «Зате ми гарно святкуємо письменницькi ювiлеї». За остроумный ответ Ивана Драча и выдвинули кандидатом на Нобелевскую премию. Однако премию почему-то получил Борис Пастернак. В Союзе писателей Украины этому очень обрадовались – коллеги Драча, как и Шевченко, не могли себе позволить унизиться до антисемитизма.

* * *

Шевченко очень нравилась Анна Андреевна Ахматова. Особенно нравилось, что её имя, фамилия и отчество начинаются на букву «А». Выросшему в провинции начинающему стихотворцу это казалось литературным изыском. Однако вся эта история жутко будоражила светский Петербург. Вернувшийся из Африки муж Ахматовой, поэт Гумилёв, мог вызвать Шевченко на дуэль и пристрелить, как гиппопотама. Кроме того, Ахматова не скрывала, что ей очень нравится Борис Пастернак.

Шевченко знал об этом, но как истинный демократ не мог себе позволить унизиться до антисемитизма. И даже хлопотал в Союзе писателей Украины, чтобы Пастернаку выдали внеочередную Шевченковскую премию.

И только Иван Драч равнодушно относился в этой истории. Он как патриот знал, что не имеет права на личную жизнь. Его невестой была Украина».

 

Книга «Олесь Бузина обличает», написанная и составленная мной, должна выйти к осени, к Московской книжной ярмарке. Надеюсь на встречи с читателями и почитателями этого замечательного писателя, убитого врагами так любимой им Украины. Сейчас на ней и Пушкин – ренегат, и Шевченко – космополит, только Драч и ему подобные – женихи скорбящей Украины…