Мария ДОЦЕНКО. ВЛАСТЬ МЕТАМОРФОЗЫ. О «Ночном дневнике» Николая Зиновьева

Автор: Мария ДОЦЕНКО | Рубрика: не указана | Просмотров: 590 | Дата: 2015-05-18 | Коментариев: 1

Мария ДОЦЕНКО

ВЛАСТЬ МЕТАМОРФОЗЫ

О «Ночном дневнике» Николая Зиновьева

 

13 апреля в Кореновском районном центре народной культуры и досуга прошёл литературно-художественный вечер «Дед остался на войне, а страну оставил мне…». Творческий вечер был приурочен к юбилею Николая Зиновьева, а также в ходе его был презентован и новый сборник стихов поэта, получивший название «Ночной дневник». Является ли книга продолжением свойственного предыдущим сборникам автора «жизнеутверждающего пессимизма» или же Николай Александрович решил отдать предпочтение более лёгким и непринуждённым произведениям?

Лирика «Ночного дневника» действительно стала многогранна и разнообразна – в одном ряду с привычными стихотворениями с нотами патриотизма и веры в свой народ и его будущее идут и абсолютно обыденные произведения, описывающие прогулки по парку, рыбалку, закат солнца и много другое.

Парк. Осень. Клёны. Желтизна

Сочится сквозь промозглый морок.

И чувств, и мыслей «новизна»

Смешна, когда тебе за сорок.

 

Роняют клёны наземь семя,

 А небо – дождик ледяной...

 Я по аллее шёл, и время

 Как бы смыкалось за спиной.

 

Конечно же, Николай Зиновьев не мог обойти стороной тему, которая сейчас как никогда актуальна для нашего общества, а именно – события, происходящие на Украине.

Не пишу об Украине

По одной простой причине:

Я с ума сойти боюсь

И молюсь, молюсь, молюсь.

Вот бы Бог меня услышал.

И сейчас, не через год

Чтобы дух нечистый вышел

Изо всех, в ком он живёт.

 

Несмотря на броскую фразу, сказанную в начале произведения, впоследствии в сборнике мы всё же можем видеть ещё не одно стихотворение на подобную тему. Одни из них касаются данной проблемы лишь отдалённо, где автор говорит о своих снах, иллюстрирующих войну когда-то братских народов (как, например, «С лица Земли улыбка стёрта…»), другие же посвящаются Украине напрямую.

Пусть кулачки

от злости сжаты,

Пусть грязи на меня ушаты

Ты льёшь, но я сказать хочу,

Зачем тебя, сестрёнка,

Штаты

Так нежно треплют по плечу.

И что бы там ни голосили,

Поймёт любой, коль не дурак:

На самом деле у России

И Украины – общий враг.

                                           («Украине»)

 

Стихам Зиновьева как и раньше присуща некоторая ирония. Например, в произведении «Н.В. Гоголю» автор как бы намекает о не самой удачной попытке заморских режиссёров экранизировать произведение русской классики.

Блаженны Вы в краю неблизком,

Где не летают мины с визгом

И где не рушатся дома...

Вий, говорящий на английском,

Вас, без сомненья б, свёл с ума. 

 

Не обходит Николай Александрович стороной и проблему современной поэзии, а точнее самих творцов этой поэзии. Вот такое произведение он посвящает своим коллегам по перу.

Талант от Бога скорбен духом,

Не жаждет славы он земной,

Не распускает грязных слухов,

Не носит камня за спиной,

Честь не меняет на монеты,

Терпеть не может льстивых фраз.

Мои приятели-поэты,

Увы, всё это не про вас.

 

И всё-таки, возвращаясь к теме патриотизма в лирике Зиновьева, стоит отметить и произведения, без которых не обходится ни один авторский сборник. Так любить и дорожить своей родиной, как Николай Зиновьев, наверное, может не каждый. Слова тут, в принципе не нужны – отношение автора к Отчизне можно увидеть, например, в произведении «Двойники».

Стою на берегу реки,

А гладь Россию отражает.

 Быть может, мы с ней двойники?

 Кто знает?..

 

Быть может, я в ней растворился

Или она во мне. Случайно.

 Ну, всё. Я тут разговорился,

 А это, вероятно, тайна.

 

О единении с родной страной Зиновьев в своих произведениях говорил не раз, так что для читателей и любителей его творчества это, конечно, далеко не тайна. Кстати говоря, стихи с упоминанием реки в данном сборнике встречаются чаще, чем через каждую страницу. Это и сравнение течения времён, как течения реки, и отражения в реке как зеркальной реальности происходящего, и уже упомянутые произведения о рыбалке, и даже так называемое продолжение для известного стихотворения Агнии Барто.

                            Тише, Танечка, не плачь,

                            Не утонет в речке мяч.

                                                 Агния Барто

 Стала взрослой ты, Татьяна.

 В детстве твой остался мяч.

 За Россию постоянно

 Ты теперь молись и плачь.

                          («Горькая метаморфоза»)

 

«Крепчает власть метаморфозы» говорит Николай Зиновьев в одном из своих произведений. Его лирика – прямое этому доказательство. Метаморфоз, действительно, стало в стихотворениях автора ещё больше, они теперь ещё живее и ярче. Иногда они могут показаться и слишком вычурными и гиперболическими, но в любом случае это не умаляет таланта поэта. В интервью газете «Культура» Николай Зиновьев объясняет сложность построения некоторых своих произведений тем, что «В поэзии, как и в религии, много мистики, порой она алогична, но всегда истинна. Как можно писать о непостижимом? Только каким-то непостижимым образом и никак иначе. Вот для этого Богом нам и дана поэзия».

Подводя итог всему вышесказанному, можно отметить, что развитие, течение времени и непрекращающееся движение вперёд – основные опорные точки, на которые был сделан главный акцент в сборнике «Ночной дневник». Это подтверждается стихотворением, название которого и объединило всё остальное в этой книге.

Хоть ветер внутрь и не проник,

 Но бросил листьев стаю

 В стекло. Веду ночной дневник.

 Куда веду? Не знаю.

<…>

«Духовной жаждою томим»,

 Сижу в изнеможении.

 Веду ль дневник? Иду ль за ним?

 Неважно. Суть – в движении.