Владимир ВАЩАЛКИН. ВСЁ НЕКОГДА БЫЛО МНЕ ВЫЙТИ НА ВОЛЮ… Стихи

Автор: Владимир ВАЩАЛКИН | Рубрика: не указана | Просмотров: 1638 | Дата: 2015-04-22 | Коментариев: 10

 

 

Владимир ВАЩАЛКИН

ВСЁ НЕКОГДА БЫЛО МНЕ ВЫЙТИ НА ВОЛЮ…

 

* * *    

Не погибает русский дух

В травой заросших сёлах,

Где день-деньской кричит петух,

Горластый и весёлый.

И немудрёный сельский быт

С пахучим жаром печи

В неспешных говорах хранит

Певучесть русской речи.

И пусть порой беды набат

Покой душевный рушит —

Огонь лампад и Божий взгляд

Ещё врачуют души.

 

* * *    

Открытый солнцу и ветрам,

И помыслам, идущим к Богу,

Таил печаль, вселял тревогу

Забытый всеми старый храм.

Но засияли купола,

И покатился звон протяжный,

И я приник щекою влажной

К земле, что издавна мила.

 

* * *    

Я вошёл в лесную чащу,

В шёпот листьев дождевой

И, как пёс сторожевой,

В полумрак глаза таращу.

В чаще шорохи и тени,

Но не страхом я объят,

Ненароком бросив взгляд

В сокровенный мир растений.

Дух древесный, тук капели —

Рай для раненой души.

Замер я в его тиши, 

Слёзы сдерживая еле.

 

* * *    

Когда с небес нагрянет снегопад,

Иду я к ней в бурана колыхание,

Бродя во мраке снежном наугад,

В котором чудится её дыхание.

 

Иду я к ней уже немало лет —

Я так люблю её улыбку нежную,

И глаз её хочу я видеть свет,

Погашенный былой зимою снежною.

 

* * *    

Старинный мой, мой задушевный друг,

Как наяву, я вновь твой голос слышу,

Как слышу дождь, струящийся на крышу,

И крики птиц, стремящихся на юг.

Ты пишешь мне, что дни твои пусты,

Что твои ночи зябки и гнетущи

В заиндевелой величавой пуще

Среди немой и стылой красоты.

Что, как и я, ты стар и одинок,

И никому до этого нет дела,

Хотя собака, та, что поседела,

Ещё ложится преданно у ног.

Прости меня, нескладного, прости,

Что долго ждёшь сердечного привета.

Но если мы ещё дождёмся лета,

Хотя бы летом, милый, не грусти.

 

* * *    

Может, поверить мне хочется очень

В то, что с тобою встречался я где-то

В лунных аллеях таинственной ночи,

Изнемогающей в запахах лета.

 

В неизъяснимом сиянии лунном

Всё было странно, загадочно, зыбко

Там, где я был изумительно юным,

Там, где была твоя нежной улыбка.

 

* * *    

В оркестре небесном есть горны и альт,

Литавры и трубы его громогласны.

А звуки рояля воздушны и ясны

В дождинках, летящих на гулкий асфальт.

 

Во всём поднебесье звучит попурри

Таких непохожих по стилю мелодий,

И, дань отдавая затейливой моде,

О жанрах с любимой держу я пари.

 

Подвластны оркестру и вальсы, и джаз,

Хотя не звучало бы чудно всё это

В разгуле дождя и слепящего света

Без милых, восторженных, ласковых глаз.

 

* * *    

Быть может, листая былого страницы,

Вы сыщете повести давней сюжет —

В ней лепет лесной родниковой водицы,

Росой отражённый блистающий  свет.

В безветрии зябко трепещут осины,

К зениту порывисто встав на носки,

В урочище древнем, в укромьях лосиных

Стоит зачарованный чащами скит.

На запах озёрных кувшинок и ряски

Идите смелее по тропам лесным,

Туда, где когда-то я жил без опаски

И видел чудесные добрые сны.

 

* * *    

В полях васильковых, лазурных полях,

Белеет песчаный наезженный шлях.

Он в дальние дали издревле бежит,

И каждый в окрестности им дорожит.

И я на него не смотрю свысока –

Над шляхом незримо витают века,

И тысячи тысяч родных голосов

Таятся в чащобе окрестных лесов.

А воздух колеблется, воздух дрожит

Где прах моих предков за шляхом лежит...

Там нет ни крестов, ни могильных оград,

Но чувствует сердце отеческий  взгляд.

 

* * *    

В саду дыхание весны,

В саду земли истома,

И тают утренние сны

У старенького дома, –

И льётся здравица скворца

В разлив тепла и света,

И жарким щебетом певца

Душа моя согрета.

 

* * *

Погадай мне, кукушка –

Покукуй, покукуй!

О годах и невзгодах

Ты мне всё растолкуй.

Где бы ни был, окликни –

Не таясь, отзовусь

И на тихую радость,

И на звонкую грусть.

И в дубраве певучей

На тропинке лесной

Я не путник докучный,

Я – отсюда, я – свой.

Если голос твой дрогнет,

Замерев в небесах,

Затеряюсь я в вольных

Беспредельных лесах.

 

* * *

Пел разудало нищий инвалид

В рядах торговых бойкого базара.

Бродяге было лет под сто на вид,

И не имел он певческого дара.

 

А он всё пел, закатывал глаза,

На костыли наваливался тяжко...

Дороже денег каждая слеза,

Что капала в дырявую фуражку.

 

* * *

Фронтовичкой величают

И невольно смотрят вслед,

А она сберечь не чает

Красоту девичьих лет.

 

Она курит папиросу

И задумчиво глядит

На свою льняную косу,

Неприступная на вид.

 

А глаза над синим ситцем

Синим пламенем горят,

И кому в селе не снится

Отрешённый этот взгляд!

 

Ей бы в танце закружиться

С тем, кто ей всего милей,

Но у ног её ложится

Тень от тяжких костылей.

 

* * *

Не пророчь мне тяготы и беды,                                   

Не пророчь мне, время, не пророчь,

В самом скором поезде уеду

В разнотравьем пахнущую ночь.

В такт колёс, качаясь в свете лунном,

В предвкушении шальной гульбы,

Вновь я стану ветреным и юным

Властелином собственной судьбы.

 

* * *

А есть ли выбор – быть или не быть?

А если быть: то хищником иль дичью?

Довольно нам на гиблом пограничье

Рассудок свой сомненьями томить.

 

Свирепый волк и хрупкий мотылёк

Обуреваемы одною страстью –

Собрать своею соразмерной пастью

С кого-нибудь желудочный оброк.

 

* * *

Подкралась усталость. И что мне осталось:

Молить о пощаде, свой век торопить?

А в сущности хочется самую малость –

Рассветную свежесть без устали пить.

Бродить по бескрайнему с рощами полю,

Всему удивляться, смеяться и петь!..

Всё некогда было мне выйти на волю

И воли раздольной напиться успеть.

 

Не знаю, свою ли ловлю я жар-птицу,

И в сани свои ли придётся мне сесть...

И как проверяют на всхожесть пшеницу,

Проверить бы время на добрую весть.

 

* * *

Скажи ты мне, мил-человек,

Какого ты племени-рода,

И края какого природа

С тобой породнилась навек?

 

Скажу я, что подлинна суть

В душе обретённого рая,

Где солнце мокшанского края

Навек озарило мой путь.

 

Скажу, что любовью согрет,

Скажу, что душа не стареет,

Где светит доныне и греет

На Родине родичей свет.

 

* * *

Зажгу свечу в распахнутом окне

И стану ждать рассвета и удачи.

Быть может, где-то вспомнят обо мне,

Годам минувшим радуясь и плача.

Остынет медленно в стакане чай,

Когда в нагрянувшем смятенье духа

То скрипнет вдруг калитка невзначай,

То яблоко о землю стукнет глухо.

Растают звёзды, вызреет роса,

Свечу погасит свежестью летучей,

И сад озвучат птичьи голоса,

Даря надежду на счастливый случай.

 

* * *

Я когда-нибудь вернусь

В край застенчивых соцветий,

И меня сердечно встретит

Незлопамятная Русь,

Где среди родимых мест —

К далям светлым и дремучим

Вновь плывёт, плывёт певучий

Долгожданный благовест!

 

* * *

О песенной немеркнущей звезде

Мечтали вы, пока вы были юны,

И свет мерцал повсюду, и везде

В нём задушевные звенели струны...

 

Когда же вновь, в ряду иных причин,

Вы побредёте по дороге лунной,

Из мириад мерцающих лучин

Раздастся звон гитары семиструнной.