Андрей КАНАВЩИКОВ. ДРУГАЯ «РОДИНА». О фильме «Родина»

Автор: Андрей КАНАВЩИКОВ | Рубрика: не указана | Просмотров: 555 | Дата: 2015-03-30 | Коментариев: 0

Андрей КАНАВЩИКОВ

ДРУГАЯ «РОДИНА»

О фильме «Родина»

 

Сериал «Родина» рекламировали, где только возможно, с таким остервенением и упоением, что не посмотреть хотя бы одну серию было весьма затруднительно. С телеканалом «Россия 1» в похвалах успешно соревновались и печатные издания.

Типичное рекламное интервью 19 марта выпустила «Российская газета». «Очень закрученный сценарий, где многослойность идеи – и психология, и политика, и военные действия, и детектор лжи» – прямо-таки лезет из кожи газета. Ей вторит и главный герой сериала Владимир Машков: «…у нас были консультанты очень серьёзные – и действующие офицеры, и в запасе, с которыми я провёл очень много времени.

– То есть это не сказочка?

– Нет. Они мне показали большое количество материалов, которые, я думаю, не стоит никому смотреть. Да я и не хочу их больше смотреть никогда. Я вдруг понял, что, вот так погрузившись в эту историю, я и сам начинаю меняться».

Одним словом, однажды ничего другого не оставалось, как сесть к экрану телевизора и включиться в просмотр хитросплетений про перевербованного российского офицера Алексея Брагина, которого сыграл Машков. Сама острота темы и претензия на жизненность сюжета подвигала к повышенному вниманию.

Что так скажешь навскидку, по первым впечатлениям от фильма Павла Лунгина? Художественно продукт выглядит убедительным и цельным. Традиционно хорош уже даже Машков со своим фирменным каменно-зверским лицом. Здесь ему даже драться не приходилось, как в фильме «Край», чтобы доказать свою корневую мужскую силу, он только губы в жёсткую ниточку складывал да моргать старался пореже.

Интересен Маковецкий, верно отыгравший образ думающего очкарика-следователя. И жена у него могла быть лишь музыкант. И личные деньги такой типаж вполне мог отдать для проведения похорон одного из героев сериала по мусульманскому обряду. Верю! Полной мерой донесла до зрителя порывистую натуру своей героини из ФСБ Виктория Исакова (она же Анна Зимина).

Дело вот только в том, что при обилии убедительных художественных образов и характеров сериал «Родина» всё-таки остаётся от начала и до конца идейной калькой израильского и американского проектов. Нет здесь ни русского духа, ни того нравственного трепета, который присутствует даже в самом захудалом рассказике Достоевского.

Вся цельность и убедительность сериала – это цельность и убедительность с точки зрения израильского и американского психотипов. Россия всегда стояла на других ценностях и совсем по-другому многое оценивала.

Начать хотя бы с образа Анны Зиминой. Порывистая, страстная женщина влюбляется в Брагина, которого разрабатывает. Может так быть? Может. Однако, героиня Исаковой не просто влюбляется. Нет, она буквально преследует Брагина, а потом отдаётся своему избраннику и на железнодорожной насыпи, и в загородном домике, попутно с лёгкостью необыкновенной выбалтывая секретную информацию.

Она проговаривается даже про факт слежки за Брагиным, про то, что дома тот спит на полу, чего она, Зимина, никогда ему не позволит. Эксперт Антитеррористического центра на поверку получается не офицером ФСБ, а этакой Матой Хари с авантюрными замашками и расшатанной психикой. Вариант – расчётливой Юдифью, выцеливающей бросок до горла Олоферна.

И что там спецслужбистские примочки! Даже сам по себе женский типаж насквозь западный, протестантский. Зато точно не увидишь в Зиминой ни обобщённой русской Анютки, ни канонической Катерины Матвеевны из фундаментального «Белого солнца пустыни».

Спрашивается, если влюбилась, то зачем копать своему любимому яму, вытягивая всё новые и новые подробности? А если цинично заботилась о служебной карьере, то зачем походя делиться секретной информацией?

Концовка фильма, где становится ясно, что Зимина изначально психически нездорова, вызывает некоторое облегчение. Словно камень с души падает, находя, наконец, хоть какое-то ясное объяснение всего того фейерверка хаоса и истерики, который окружает якобы сотрудника ФСБ. Оставляя, конечно, за скобками вопрос, как человек подобного психологического склада, лечившийся от маниакально-депрессивого психоза, вообще, сумел попасть в органы!

Может быть, в Израиле или США с этим моментом попроще дела обстоят, но истериков типа Зиминой даже не во всяком райотделе российской полиции встретишь. Просто-напросто не берут в России таких на работу!

Впрочем, хватит о второстепенном. Благо сериал «Родина» способен предоставить и более калорийную пищу для ума.

Прежде всего, мотивация главного террориста Бен Джалида не просто безупречна, но даже способна вызвать сочувствие. По сюжету фильма отечественный оборотень в погонах и секретарь Совбеза Басов, кормясь с руки Бен Джалида, решает убить своего покровителя, чтобы выйти на новый виток власти и влияния.

Для этого недавнему партнёру дарится дорогой мобильник с 18 бриллиантами и 19-м камушком, который представляет собой радиомаяк. Затем «телефон включили и ракета пошла». Дело вот только в том, что убитым в результате данной атаки оказался не Бен Джалид, а его малолетний сын Муса плюс ещё 7 посторонних людей.

Иначе говоря, когда Бен Джалид, руками вчерашних российских военных, готовит свой теракт на Красной площади Москвы, он, оказывается, не тиран, безумец, религиозный фанатик или кто-то ещё, а всего-навсего нежный любящий отец, безутешный и страдающий. Мстящий вероломному партнёру и убийце из России Басову, который хочет идти аж в президенты.

Терроризм по сериалу «Родина» оказывается чётко мотивированным и гуманным. Этаким терроризмом с человеческим лицом. Реинкарнацией графа Монте Кристо.

Самобытно представлены в фильме и российские исполнители воли Бен Джалида. Снайпер Хамзин видит в прицел своей винтовки всех первых лиц, однако стреляет в самого «бесполезного» и «никчёмного» – журналюгу из свиты Басова. Демонстрируя тем самым, что он не безумец и фанатик, а просто хорошо делает свою работу. Бизнес, по израильско-американской терминологии.

Дальше – больше. Полковник ГРУ и мусульманин по вере Брагин-Машков наговаривает на камеру перед тем, как пристегнуть себе пояс шахида:

«Я – Алексей Брагин, офицер Российской армии. Я женат, у меня двое детей. Если вы смотрите эту запись, значит, меня уже нет в живых. Не верьте всему, что вам говорят обо мне, что я не выдержал, сломался, что мне промыли мозги, я стал предателем и возненавидел свою Родину. Это не так. Я люблю свою страну. Мои сегодняшние действия направлены против убийц, лжецов, пробравшихся во власть, против людей, виновных в массовых убийствах и не несущих за это никакой ответственности. Но так было до сегодняшнего дня. То, что я сделал, сделано во благо России, для её очищения. Иногда чтобы двигаться вперёд, нужно остановиться и посмотреть. Посмотреть вокруг, кто идёт рядом с тобой, и освободиться от тех, кто ищет от власти лишь личной наживы и тащит страну в пропасть».

Если не брать во внимание момент произнесения этой патетической речи, прослезиться хочется. Однако факт остаётся фактом: вся процитированная патриотическая трескотня звучит именно тогда, когда Брагин собирается на полном серьёзе взорвать всех силовиков России с Басовым вместе на Красной площади.

Хорошо. Мы вроде как уже подготовлены режиссёром и сценаристами к тому, что Бен Джалид благороден и чист душой, что терроризм его высок и свят. Но сцена с шахидским поясом на целом полковнике ГРУ Российской армии – это уже чересчур. Это уже ни в какие ворота!

К тому же, финальные кадры доказывают, что создатели сериала прекрасно понимают, что именно они слепили. Образ спасающихся от снайпера силовиков в Мавзолее Ленина, видимо, призван символизировать, что только в советском прошлом мы ещё можем найти покой и порядок. А сама фигура Брагина, именно в Мавзолее подлаживающего проводки к адской машине, откровенно отсылает к гениальным стихам 1944 года Сергея Орлова «Его зарыли в шар земной…»:

Положен парень в шар земной,

Как будто в мавзолей…

 

То есть высшая доблесть солдата Великой Отечественной откровенно пародируется с нынешним обмельчанием и оскудением. Откровенно звучит не только отсылка к имени великого создателя великого советского государства Владимира Ильича Ленина, но и к другому Мавзолею. К тому, где покоится вечно вся наша советская доблесть и слава, скреплённая славой Великой Отечественной войны.

Ему как мавзолей земля –

На миллион веков,

И Млечные Пути пылят

Вокруг него с боков.

 

Но нет – наваждение рассеивается. Вместе Ленина и безымянного солдата в советской святыне снова маячит офицер Брагин, считающий, что он «любит свою страну» и что мозги ему никто «не промыл». Как же – он же «во благо России» всё делает, во имя её «очищения». Забрызганный человеческим мясом Мавзолей, по версии создателей «Родины», – как это патриотично и возвышенно!

По счастью, Брагину звонит его дочка. Слёзы, эмоции, нервы на пределе. Взрыв не происходит. Силовики выходят из Мавзолея. Хэппи-энд, как говорят в Израиле и США.

По Красной площади идёт «несломленный» и «непромытый» мусульманин Брагин. Идёт со своим шахидским поясом. Новый типаж, новый герой нового отношения к героизму.

Человек, который с лёгкостью предаёт веру своих предков и становится мусульманином. Он даже не рассматривает вариант, чтобы как Евгений Родионов погибнуть за веру, сохранив свою святую и бессмертную душу. Алексей Брагин хочет жить любой ценой и слово «любой» – не красивое допущение. Он предаст веру, забросает землёй тело своего боевого товарища. Всё подчинено одной только идее и смыслу – выжить.

Никаких моралей, никакого неба. Один трезвый расчёт, товар-деньги-товар. И такого, с позволения сказать, «русского офицера» создатели сериала выводят положительным героем. Он треплется про Куликовское поле, про монаха Пересвета, рассуждает про предательство и подлость. Воистину, больше всего о нравственности любят рассуждать подонки!

И каким же разительным контрастом с пакостной агиткой шкурничества выглядят реальные трагические события 29 февраля-1 марта 2000 года, когда под натиском превосходящих сил противника практически в полном составе погибла 6-я рота 2-го батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской Черниговской воздушно-десантной дивизии.

Это нужно вспоминать. Коль уж создатели «Родины» божатся, что всё сделали правдиво и без всяких «сказочек». Вспомним же произошедшее 15 лет назад.

Те дни стали одновременно и поворотным моментом современной истории. Не только наша страна, но и весь мир вздрогнули тогда от необыкновенной силы духа, от поистине безграничного мужества и преданности мужскому долгу. Не имеющие ни единого шанса на победу с точки зрения формальной логики, десантники не только выстояли, но и сумели победить.

Стало ясно, что в прошлом остаются унижения и поражения 90-х годов. Подвигом 6-й роты Россия подтвердила своё право называться великой державой, свою миссию великой державы.

Понятно, что даже сейчас не обо всём можно и нужно говорить, но картину событий одного из заключительных эпизодов второй Чеченской войны следует представлять предельно наглядно. Поскольку фактически именно тогда в общественном сознании не только рядовых граждан страны, но и властьимущих произошли реальные перемены, подводя черту под горбачёвско-ельцинским хаосом.

29 февраля федеральные силы берут под контроль районный центр Шатой. Одновременно на блокирование противника в направлении Махкеты, Киров-Юрт, Сельментаузен и Ведено выдвигается группа 104-го полка под командованием командира батальона гвардии подполковника М.Евтюхина.

В 12.30 разведвзвод у горы Истыкорт обнаруживает отряд боевиков. Командир 6-й роты гвардии майор С.Молодов принимает бой. Понимая, что силы слишком неравные, комбат Евтюхин приказывает отойти на высоту 776.0 с целью эффективной организации обороны.

Появляются первые убитые с нашей стороны. Так, вынося гвардии сержанта Иванова из-под обстрела, от пули снайпера гибнет Молодов. Однако и бандформирования несут потери. К 17 часам было убито уже до 60 боевиков.

К сожалению, попытки двух взводов 3-й роты гвардии капитана Васильева помочь нашим ни к чему не приводят. Их оттеснили, и 6-я рота по-прежнему оставалась один на один с боевиками. Вечером, в 23.25, после миномётного обстрела, в атаку пошёл отряд «Джамар» Боди Бакуева вместе с отрядами Вахи Арсанова и Хаттаба. Ставилась цель ударить по нашим с левого фланга. Десантники выдержали и этот натиск.

В 1.50 следующего дня боевики отошли. Они предлагали Евтюхину по рации пропустить их, сулили деньги. Но в ответ звучал лишь многоэтажный мат. Тем временем до 6-й роты сумел добраться отряд из разведчиков 4-й роты, возглавляемый заместителем командира батальона гвардии майором А.Достоваловым.

В 5 часов атака возобновилась. Боевики общей численностью 2500-3000 человек наступали по всем направлениям, в том числе 400 человек из «Джамара». В 6.10 связь с комбатом Евтюхиным прекратилась. Рукопашная схватка продолжалась ещё минимум полчаса. В частности, гвардии старший лейтенант А.Воробьёв лично убил полевого командира Идриса.

Спаслись единицы. Из павших на высоте 776.0 десантников 22 человека стали Героями России (21 – посмертно), а 68 солдат и офицеров 6-й роты были награждены орденами Мужества (63 – посмертно).

До сих пор о бое десантников 76-й дивизии на высоте 776.0 говорится множество самого разного. Другое дело, что ни один даже самый жареный факт, ни полфакта не могут поставить под сомнение очевидный героизм простых парней из 32 республик, краёв и областей Российской Федерации.

По расчётам боевиков, десантники просто не могли и не должны были там победить! Начать с того, что 104-й полк прибыл в Чечню всего за 10 дней до событий февраля-марта и не успел с местностью толком познакомиться.

Во-вторых, майор Молодов принял командование 6-й ротой непосредственно перед боевым заданием, опять-таки не успев толком никого узнать.

В-третьих, на марш-бросок в горы, несмотря на обилие бандформирований в Аргунском ущелье, солдат бросили без поддержки вертолётов, так что даже палатки и печки-буржуйки они тащили на себе.

В-четвёртых, ещё при первой встрече с нашими десантниками бандиты кричали, что у них всё куплено, а Хаттаб, получая инструкции по спутниковой связи, говорил, что за проход на Ведено он уже заплатил 500 тысяч долларов.

В-пятых, нашим командованием почему-то постоянно пресекались попытки различных подразделений помочь 6-й роте, в частности, силами 104-го полка и группой морской пехоты Северного флота, которые находились поблизости от места боя (группа Достовалова, например, пришла к Евтюхину за промежуток времени не более 40 минут).

При таком раскладе выстоять, а тем более победить было невозможно. Однако десантники, хоть и погибли, но бандформирования дальше не пустили. Кто рассредоточился, кто сдался в плен федеральным силам, но спокойного марша бандитов по горам не получилось.

5 марта 2000 года командир 104-го полка полковник С.Ю. Мелентьев выступил перед СМИ и признал факт гибели некоторых своих бойцов. Цифру в 84 погибших десантника первым, под напором родственников, довелось озвучить тогдашнему губернатору Псковской области Евгению Михайлову.

12 марта Владимир Путин подписал указ № 484 о награждениях, а 14 марта в Пскове состоялись похороны. 3 августа 2002 года у КПП 104-го полка был установлен общий памятник погибшим в форме купола парашюта. В 2004 году на свет появился мюзикл «Воины духа», посвящённый павшим.

Сняты фильмы «Прорыв», «Русская жертва», сериалы «Честь имею», «Грозовые ворота». Вот уже шесть изданий при общем тираже 45 тысяч экземпляров выдержала книга Олега Дементьева и Владимира Клевцова «Шаг в бессмертие».

Виновным в гибели роты судом был признан полковник Мелентьев. Впрочем, его быстро амнистировали и перевели с понижением в Ульяновск. Но спокойной службы не получилось. Там двое дезертиров с оружием в руках покинули свою часть, расстреляв 11 человек, и опять наказанный Мелентьев едет служить уже в Тулу.

Однажды, 16 июня 2002 года, он не позвонил жене, и та выяснила, что полковник скончался от сердечного приступа во время утренней пробежки. На момент приезда супруги из-под Орла Мелентьев в спортивном костюме и без документов уже два дня лежал в морге. Был похоронен в посёлке Кромны Орловской области.

Признаем, смерть не менее страшная и трагичная, чем смерти его подчинённых. Разве что на несколько порядков менее почётная и героическая, чем у них. В безвестности и проклятиях родственников солдат 6-й роты. Марка Евтюхина, Сергея Молодова, Александра Достовалова, Сергея Шикова, Дмитрия Григорьева, Алексея Воробьёва... Ребят из Брянска и Астрахани, Перми и Оренбурга, Волгограда и Ярославля,  Карелии и Татарстана…

Был ли Мелентьев так уж виноватее всех остальных начальников ельцинского замеса, которые его окружали? Сомнительно. Скорее всего, полковника просто назначили виноватым, чтобы не тронуть ненароком неких лиц в Москве, с которыми, по некоторым свидетельствам, общался Хаттаб.

Пятую колонну президент Путин ещё не мог тогда по полной программе призвать к ответу. Но к чести Владимира Владимировича заметим: урок 6-й роты не прошёл ни России, ни для него лично даром. Россия не то чтобы начала вставать с колен (Россия никогда не стояла ни перед кем на коленях!), она вновь ощутила в себе величие и зов предков, она распрямила плечи, стряхнула пьяно-вороватое ельцинское похмелье и внятно сказала: «Мы никуда не уйдём!».

Хоть будет перед нами двадцатикратное превосходство в силах, хоть какое. Десантники 6-й роты своим святым подвигом жертвенного стояния на высоте 776.0 доказали, что у России есть будущее.

Что же до Алексея Брагина, то он персонаж из какой-то другой, не русской, параллельной истории. Другая у него Родина, и правда у него другая.