Андрей КАНАВЩИКОВ. КРЫМ ВЕРНУЛСЯ ДОМОЙ. Фильм Андрея Кондрашова: алгоритм возвращения

Автор: Андрей КАНАВЩИКОВ | Рубрика: не указана | Просмотров: 611 | Дата: 2015-03-17 | Коментариев: 0

Андрей КАНАВЩИКОВ

КРЫМ ВЕРНУЛСЯ ДОМОЙ

Фильм Андрея Кондрашова: алгоритм возвращения

 

Для тех, кто внимательно следил за происходившим в соседней республике год назад, документальный фильм «Крым. Путь на Родину», показанный по каналу «Россия 1» 15 марта, мало откроет нового чисто информационно. Будем уж откровенны: о многом и до этого хоть вполголоса, но говорили, о многом и до этого кое-что слышали.

Другое дело, что впервые всё прозвучало столь определённо, с самыми подробными комментариями лично от президента России Владимира Путина. И самое главное – с чёткой последовательностью всех событий, с убедительной раскадровкой каждого эпизода. Предоставляя всем возможность не только лучше понять историю с Крымом, но и понять себя самих.

 

Кто есть ху

Бывший главный редактор «Независимой газеты» Виталий Третьяков в числе первых совершенно справедливо заметил: «По реакции на фильм Андрея Кондрашова «Крым. Путь на Родину» мы сейчас увидим, кто есть ху...». И как в воду глядел!

Вплоть до того, что эту документальную картину додумался блокировать «YouTube». Украинский премьер Арсений Яценюк пообещал направить «Крым. Путь на Родину» в Гаагский трибунал доказательством «аннексии Крыма Россией».

Особенно чрезвычайным возбуждением отметились прибалтийские политики. Так, глава МИДа Латвии Эдгарс Ринкевичс не просто пишет про пресловутую «аннексию», но и добавляет в вопрос истерические нотки: «Путин признаёт: Крым был забран по его приказу. Россия перерисовывает карту Европы согласно своим правилам».

Впрочем, неровное дыхание именно Латвии может быть вызвано и вопиющим совпадением даты референдума в Крыму (16 марта 2014 года) с датой традиционного шествия в Риге бывших легионеров Ваффен СС. Для современных поклонников фашизма честный разговор на эту тему изначально противопоказан.

Иногда в спешке и российские СМИ не до конца точно цитируют Путина, добиваясь двусмысленностей там, где их и в помине не было. Например, по оперативному сообщению ТАСС от 15 марта наш президент якобы сказал в фильме: «Мы никогда не думали об отторжении Крыма от Украины до момента, пока не начались эти события (на майдане), государственный переворот».

Тогда как дословно Владимир Путин говорит: «Мы никогда не думали об отторжении Крыма от Украины. Никогда!». И уже потом, третьим предложением, а не просто через запятую, переходит к украинскому майдану. То есть изначально отторжение (пресловутая «аннексия») не входило даже в долгосрочную перспективу российской политики. Вряд ли правильно первому лицу государства приписывать те слова и те формулировки, которых он не говорил. Даже из самых благих побуждений.

Тем более, что Путин неоднократно высказывался по темам Украины и Крыма и вести речь о том, что 15 марта мир услышал нечто необыкновенное, абсолютно нелогично. Можно вспомнить хотя бы интервью нашего президента немецкому телеканалу ARD в ноябре 2014 года, где он жёстко обозначил своё видение вопросов самоопределения народов и конкретно крымского референдума:

«Украина – сложная страна, и не только по этническому составу, но и по процессам её формирования в сегодняшнем виде... Это большая европейская страна с европейской культурой. Не хватает только одного. Не хватает, мне кажется, понимания того, что, чтобы быть успешными, стабильными, процветающими, нужно, чтобы все люди, которые на этой территории проживают... чувствовали, что эта территория – их Родина...».

 

Малая часть записанного

И вот теперь Крым обрёл свою истинную Родину. Как это происходило буквально по дням и часам рассказывает Андрей Кондрашов. Два с половиной часа эфирного времени стали лишь частью из 398 часов видеозаписей, отснятых за прошедший год.

Как отмечал сам автор фильма, для съёмок было привлечено 300 реальных ополченцев, пассажирский поезд, Симферопольский железнодорожный вокзал – на три ночи, аэропорт – на четыре ночи, 5 вертолётов, 15 лётчиков, 2 корабля Черноморского флота с экипажами, 6 БТР, ракетный комплекс «Бастион»...

Даже постановочные съёмки выглядят при таком подходе достоверными, так как их комментируют очевидцы происходившего. И каждый эпизодик помогает сложить общую и цельную картину.

Вот кадры, повествующие о непростой операции по спасению президента Януковича, машины которого ночью мигали российским вертолётам, чтобы те их заметили. Вот страшные по своей сути моменты Корсуньского погрома, когда правосеки и прочие фашиствующие укры сожгли 4 автобуса с активистами антимайдана и многих убили (официально убитыми числятся семеро).

Вот реконструкция попытки срыва активом Крымского меджлиса и приезжими из «Правого сектора» внеочередного заседания Верховного Совета Крыма с чётким вычленением татар, которые сами были использованы провокаторами, и непосредственных организаторов беспорядков.

Вот трагический момент ожидания так называемого «поезда дружбы», когда на вокзале в Симферополе полторы тысячи ополченцев стоят, считая минуты до прибытия погромщиков. Вот 450 казаков, которые выдвигаются на передний край уже 1 марта и стоят с бойцами из «Беркута» до конца.

Вот оперативное развёртывание на полуострове оборонительного берегового комплекса «Бастион», чтобы это было видно из космоса. Когда американский эсминец «Дональд Кук» отвернул от Крыма, попав в лучи наших радаров.

Фильм Кондрашова не забывает ни о чём, всего касается и всему даёт историческую оценку. При этом президент Путин откровенно говорит о своём личном контроле текущего процесса. Признавая, что так «исполнителям легче работать». Вообще, президент страны в качестве комментатора фильма – само по себе событие.

 

Спасти и сохранить

Были ли у кого-либо хоть когда-либо сомнения, что Крым является русским (или российским)? Серьёзных сомнений не было ни у кого никогда! Не зря ведь современные укры запретили к показу на нынешней Украине фильм «Брат-2» с рядом реплик про город русской славы Севастополь и бандеровцев.

Понимают даже они, что без прямых запретов и промывки мозгов, как ни крути, а и Севастополь изначально наш, и Крым тоже. И дискутировать здесь – всё равно, что доказывать благотворность тотальной посадки кукурузы, в чём Хрущёв преуспел ровно так же, как и в вопросе дарения территорий.

Тем не менее, Владимир Путин однозначно, ещё раз, подтверждает, что отторжение Крыма от Украины руководством России не планировалось. Ну, не хотели мы, то есть власть в Москве, резких движений! Ситуация изменилась только из-за фашистского переворота в Киеве и исключительно перед угрозой физического уничтожения отдельных лиц и населения целых территорий.

Бандеровцы кричали защитникам Крыма: «Крым или наш, или ничей!». Молчать перед лицом поднимающегося фашизма, перед идеологией откровенного геноцида означало предать само существо русского государства, предать корневые основы нашей государственности, сам наш духовный идентификационный код как страны и нации.

И тогда России пришлось предпринять целый ряд очень непопулярных на западе мер. Даже при однозначном понимании, кто является главным заказчиком февральского переворота на Украине. Как отметил сам Путин: «Реальные кукловоды – наши американские партнёры и (после небольшой паузы, с профессиональной чекистской улыбкой – А. К.) друзья».

Это принципиальный момент – сама мысль о возможности возвращения даже исконно, даже десятижды русского Крыма возникла не из-за каких-то нелепых «имперских амбиций» Кремля, а только перед прямой угрозой физического уничтожения сотен и тысяч людей. Русских, украинцев, крымских татар и людей других национальностей.

Кремль, таким образом, легко смирялся с отсутствием иных проявлений державной атрибутики, с вопросами государственных статусов и подчинённости территорий. И только когда встал вопрос жизни людей (не обязательно русских!), государственный механизм России начал свою работу.

 

Сравнение, которого не избежать

Работу, признаём, безупречную и безукоризненную. Фильм Андрея Кондрашова ярко подтверждает всё это в очередной раз. Заодно, кстати, уверенно объясняя, естественно, за кадром, не произнося этого вслух, почему же крымский сценарий не запускается Россией в отношении Донбасса. Да потому и не запускается он, этот сценарий, что ситуации в Крыму и на юго-востоке Украины принципиально разные.

Даже динамика событий показывает, как истосковался Крым у жовто-блакитников, как буквально искал он выход из своего тупика. С лёгкостью в Крыму ещё в декабре 2013 года, при первом зловонном дыхании майдана в Киеве, появляется народное ополчение. Только-только стало ясно, что Янукович уехал из Украины, тут же принимается решение о референдуме. Закрытый социологический опрос даёт цифру в минимум 75 процентов желающих вернуться в состав России.

А когда пришла пора голосовать за свою судьбу открыто, то статистика крымского референдума носила, вообще-то, беспрецедентный характер. Даже за сохранение СССР люди голосовали не так активно. А тут 95,6 процента – в Севастополе и 96,77 процента по республике Крым в целом.

Донбасс, как все прекрасно помнят, давал совсем другие цифры. До трети населения на юго-востоке до последнего ждали чудес от Порошенко. Даже свой референдум Донбасс организовал не в марте, как Крым, а в мае, надеясь, что новые президентские выборы что-то изменят в существе нелегитимной и по макушку запачканной кровью киевской власти.

Не оказалось на юго-востоке Украины и лидеров уровня крымских Сергея Аксёнова и Алексея Чалого. Путин признаётся в фильме Кондрашова, что даже не знал о существовании Аксёнова прежде, но он, как подлинно народный лидер общероссийского масштаба, сам выдвинулся на волне крымской весны 2014 года. Выдвинулся и победил.

К сожалению, Донбасс слишком долго находился в плену сладких заблуждений, а постсоветской промывке мозгов там мало что (в сравнении с Крымом) противостояло. Вплоть то того, что первые реальные отряды самообороны организовал доброволец из России Игорь Стрелков – немыслимая вещь для Крыма.

Да, потом отряды правосеков быстро своими залпами из «градов» и «ураганов» по больницам, школам, храмам и музеям Донецка и Луганска провели популярный ликбез. Но факт остаётся фактом: то, что можно было сделать бескровно и эффективно в Крыму, невозможно было тогда же сделать на Донбассе.

 

Контингент прежний

Даже если упоминать про не менее пресловутые «российские войска». После фильма «Крым. Путь на Родину» множество западных обозревателей аж языки от счастья проглотили, упоминая про слова Путина о наличии в Крыму российских военнослужащих.

Хотя всё фактическое российское военное присутствие заключалось всего-то в контингенте нашей военной базы в Севастополе. «Дополнительных контингентов туда не вводили», – сказал Путин и ему нет смысла темнить.

При более чем 20 тысячах украинских военных, дислоцированных в Крыму, наличие неких «вежливых людей», пускай и из самой России, ничего не сыграло бы. Да эта горстка «вежливых людей», пускай даже из самого ГРУ, лишь банально ходила бы и констатировала очередные погромы и убийства, не будь поистине всесокрушающей поддержки местного населения, включая даже крымских татар, которых в Киеве упорно записывали в свои союзники.

В Крыму хватило всего лишь контингента одной нашей военной базы. При этом понятно, что для Донбасса и трёх-четырёх баз было бы мало. Даже проведи они свой референдум в марте, как в Крыму, а не в мае.

Вот и весь ответ на гипотетический вопрос: бросил ли кого-то Путин. В конкретных условиях и при конкретном круге производных результат становится предсказуемым. И он был предсказуем в Крыму в феврале-марте 2014-го, но совершенно не читался год назад с такой определённостью в Донбассе.

Одной из очевидных особенностей фильма Андрея Кондрашова является, в том числе, и вот это признание уникальности прошлогодних событий. Он показывает не имперскую поступь Кремля, не попытку осчастливить кого-то силой, а, прежде всего, уникальный опыт почти бескровного спасения от фашизма населения целого полуострова.

Возвращение Крыма – это не универсальный рецепт. Эта схема работает только в определённых геополитических условиях и не может автоматически распространяться на Донбасс или какие-либо другие территории. Опыт Крыма значим лишь для самого Крыма и ни для чего больше.

Ринкевичс неправ, когда говорит о перерисовывании Россией карты Европы. Речь об уникальной ситуации и уникальном стечении обстоятельств. До некоей «нормы» тут ещё очень и очень далеко. А до реставрации СССР – ещё дальше.

 

Теперь дома

Мог ли Крым не вернуться весной 2014 года в Россию? Мог ли не вернуться даже под угрозой санкций и чьего-то недовольства? «Не мог», – отвечает Андрей Кондрашов своим документальным фильмом. Да и все мы вместе с ним, прекрасно зная ту степень доверия и поддержки братскому народу даже сейчас братской Украины.

Крымский корабль, по словам Путина, окончательно вернулся в русскую гавань. Или как отметил Сергей Аксёнов: «Мы шли домой, Россия поддержала наших соотечественников, крымчан, которые оказались в сложной жизненной ситуации, это дорогого стоит, когда есть плечо друга. Друг без друга мы уже не сможем».