Надежда МИРОШНИЧЕНКО. БЕЛАЯ ПОЛНОЧЬ (подборка стихов)

Автор: Надежда МИРОШНИЧЕНКО | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 848 | Дата: 2014-09-11 | Комментариев: 0

Надежда МИРОШНИЧЕНКО

БЕЛАЯ ПОЛНОЧЬ

 

ВЕЧНОЕ

                    Анатолию Федулову

Вы вот говорите: «Он тебя лелеет!»

Вы вот говорите: «Он тебя жалеет!»

Вы вот говорите: «Он по тебе страдает!»

Вы вот говорите: «Он же тебя не знает!»

 

Он меня лелеет?! Он меня просто любит.

Он меня жалеет?! Он меня просто любит.

Он по мне страдает?! Он меня просто любит.

Он меня не знает?! Он меня просто любит.

 

Вот ведь в какой светёлке выжила наша песня.

Вот почему так долго-долго мы с ним вместе.

Вот почему к счастью нас привела дорога.

Вот почему Боженька простил нам так много.

 

Да, он меня не знает: он меня просто любит.

Он по мне страдает: он меня просто любит.

Он меня лелеет: он меня просто любит.

Он меня жалеет: он меня просто любит.

     

 РЕКВИЕМ           

                          Памяти моего мужа

                          Анатолия Алексеевича Федулова

                   – 1 –

Ушёл в леса. Ты так любил тайгу.

Всех этих птиц. Деревья и цветы.

И я тебя увидеть не смогу:

В трёх соснах заблужусь, хоть рядом ты.

 

Ушёл в леса, где глухариный ток.

К тетеревам, что прячутся в снегу.

И хоть в степях твой родовой исток,

Ушёл в леса. Ты так любил тайгу.

 

Хоть волком вой, хоть рябчиком свисти,

Не выманить тебя, не отыскать.

Навек теперь расходятся пути,

Где ад, где рай, где Божья благодать.

 

Ты взял свои два метра у тайги.

Увидимся уже на небесах,

Где Божий суд, где правила строги.

Где только свет и ангелы в слезах.

 

Шумите, сосны. Успокойся бор.

Он с вами весь. Он так любил тайгу.

И что теперь весь этот разговор,

Раз я тебя увидеть не смогу.

                    – 2 –

          На Дону считают, что после смерти

          души казаков переселяются в голубей.

Вот когда ты ступаешь в горе,

Дорогой человече,

Вот тогда ты полюбишь море

Глубоко и навечно.

И поймёшь ты обличье

И штормов и крушений.

И заплачешь по-птичьи

В сокрушении.

 

А вчера приходили два голубя

Под родное окошко.

И высотами горними

Показалась сторожка.

И любовь моя горькая

Пролилась небесами.

А вчера приходили два голубя,

Словно это мы сами.

 

И стихии запутались

В заблудившемся сердце.

И захлопнулась будто бы

В наше прошлое дверца.

И плескалось, как полымя,

Только чёрное горе…

А вчера приходили два голубя

Ворковали о море.

               – 3 –

Пыльный привкус южных городов,

Острый холод северных окраин.

Чем я заплатила за любовь,

Родина, к тебе, родной, не знаю.

 

То ли жизнью, то ли суетой,

Что от зыбки до креста рябила.

Но досталось жизни бы второй,

Разве я бы что-то изменила?

 

Вот уже и рядом нет того,

Кем дышала и не замечала.

Жизнь проходит. Крепнет ремесло.

Что за что? Давай считать сначала.

 

Только свет исходит от того,

С кем и я прилягу позже с краю.

Дорого, что стоит – ничего.

Вот и расплатиться чем – не знаю.

 

ЗВЁЗДЫ

А мои друзья – ребята шалые,

И несут, как все, свой тяжкий крест.       

Но порой сквозь чувства запоздалые

Вдруг впадают в яростный протест.

 

Васька, он, того гляди, отправится

В край, где раньше нашего закат.

Говорит, чего, мол, тут буравиться?

Там по-русски звёзды говорят.

 

Мы ему пытаемся подсказывать,

Что звезда – она звезда и есть.

– Нет, – он говорит, – голубоглазые

Только там. Не жёлтые, как здесь.

 

А другой просил не звать по имени,

Потому что он теперь не тот.

А какой не сказывает именно,

Только повторяет: «Всё не в счёт».

 

Я не знаю, как мне с этим справиться,

Раз они не справятся с собой.

И хотя им эта жизнь и нравится,

Всё же тянет их на смертный бой.

 

А моих друзей поили досыта

Сразу мёртвой и живой водой.

Смерть сама ходить боялась до смерти

К ним, случись чего, за лебедой.

 

Потому они, видать, и выжили,

А теперь не знают – для чего.

А над нами небо, словно вышито

Звёздами. Но только для кого?