Геннадий ВЕРЕЩАГИН. И НАЧИНАТЬ НАДО С КРЕМЛЯ

Автор: Геннадий ВЕРЕЩАГИН | Рубрика: не указана | Просмотров: 685 | Дата: 2015-02-06 | Коментариев: 1

Геннадий ВЕРЕЩАГИН

И НАЧИНАТЬ НАДО С КРЕМЛЯ

 

ТОСТ

За Родину, которой нет,

За ту победу в сорок пятом,

За мир, где любят без монет,

И за Гагарина, ребята!

 

Ещё за целину и тех,

Кто Север обживал собою,

За Арзамас и за Физтех,

И тех, ходивших под водою.

 

За тех, кто пережил Афган,

Кто торил звёздный путь умело,

Ещё за голубой экран,

Пусть не цветной, а чёрно-белый.

 

За Родину – СССР,

Единый дом для всех народов,

За то, что были мы пример

Для всех, кто пожелал свободы.

 

За тех, кому другой как брат,

И кто в своей беде не ропщет,

За площадь, где бывал парад

Великой памяти и мощи.

 

За все седины матерей

И за отцовские медали,

За всех, кто с совестью, людей

И тех, кто жизнь за нас отдали.

 

И за любимых наших жён,

И за детей – вершину счастья,

Ещё за тех, кто обречён

На власть и высшее причастье.

 

За Родину – Великорусь,

Её красой я весь изранен,

За то, что одного боюсь:

Оставить капельку в стакане.

 

* * *

Вы офицер, и этим много сказано,

И это не про Вас: «лови момент!»,

Уже не развязать, что было связано,

И не сорвать Георгиевских лент.

 

Пусть нет державы, коей присягали,

Вы не топтали цвета крови стяг,

И Вы врагами быть не перестали

Для тех, кто был стране великой враг.

 

Да и сейчас, когда торгаш в почёте,

Вы не стыдитесь званий и наград,

И с головою поднятой идёте

По городу с названьем Сталинград.

 

И знает враг, и мелкий, и побольше,

Что офицерам русским нет преград,

Что не простите Вы шляхетской Польше

Её снобизм, а немцам – Бухенвальд.

 

Поэтому Вас и боится ворог,

Кто русский дух хоть чуточку познал.

Честь отдающий мне с рожденья дорог,

Как ненавистен тот, кто честь продал.

 

ГРИГОРИЙ МЕЛЕХОВ

Григорий Мелехов – судьба Руси,

Тяжёло-безысходная, и всё же –

Средь ночи разбуди меня, спроси,

Я вам отвечу: «Нет судьбы дороже!».

 

Он вынес тяжести большой войны

И ею порождённых революций,

Он принял на себя весь груз вины

Декретов и кремлёвских резолюций.

 

И это он сквозь чад колымских нар

Россию видел всю без декораций,

А в сорок первом принял вновь удар,

Невыносимый для обычных наций.

 

И победил, и выковал мечи:

Их до сих пор нет на земле сильнее!

И до сих пор за морем палачи

Дрожат пред тем оружьем и робеют.

 

Нам за судьбу его держать ответ,

Ведь в час, когда придёт Армагеддон,

На чаше будут, где добро и свет, –

Григорий Мелехов и русский «Тихий Дон».

 

* * *

Не радости, а грусти больше

В том, что народы подросли:

Нас люто ненавидит Польша,

За то, что мы её спасли.

 

Нас тупо ненавидит Таллин,

Как варвары – Великий Рим...

Не всё учёл товарищ Сталин,

Когда освобождал Берлин.

 

Великие народы рады

Россию с карты извести,

И бьют медведя из засады

Все шавки, чей удел – в горсти.

 

Но зверь уже привык к укусам,

По силе вымеряя спор,

И Божья Мать поможет русам,

Как помогала до сих пор.

 

А кто поможет вам, соседи?!

Не те ли, кто кричат: «Распни!»?

Мы терпеливы, как медведи,

И вероломны, как они.

 

Ваши хребты – для нашей лапы,

А шкуры – вовсе для столба,

Лучше б кормились тихой сапой

С общероссийского стола.

 

А вы туда ж: в князья народов,

Не в дух, а в денежную высь!

В семье, конечно, без уродов,

Как ни крути – не обойтись.

 

Что ж, ваш черёд исчезнуть вовсе

В тот мир, где лаять нет нужды,

Где с вас за все поступки спросят,

За каждый сребреник вражды.

 

А Русь уйдёт к небесным далям

Отдать свой долг Царю царей!

Её Победу не украли

Ни царь земли, ни царь морей...

 

* * *

Будьте злыми, не будьте растяпами,

Перво-наперво – крепкая власть!

У России те земли оттяпали,

За которые кровь пролилась.

 

Где «гардарики» первые высились,

Где крестилась, где – «мать городов»,

На святое для русских окрысились

Сонмы прежних и новых врагов.

 

Всё хотят, чтобы мы усомнились

В нашей вере и в наших делах,

Чтоб забыли, как сёла дымились

И горели дома в городах.

 

Шепчут: «Жертвы те были напрасны,

Надо к новому, мол, привыкать:

Вместе с Западом будет прекрасно,

Надо только… Россию продать».

 

Будьте злыми, не будьте наивными!

На кону – и судьба, и страна!

Или будем мы, русские, сильными,

Или грош нам, живущим, цена!

 

* * *
Даже если тебя не вижу,

Хотя знаю твою ментальность,

Никогда на тебя не обижусь,

Моя Родина, моя дальность.

 

Ты – права, мы всегда неправы:

Нас заносит то влево, то вправо…

Крут характер моей державы,

Потому, что она – держава.

 

Ты возьми стихи в основанье,

Как фундамент родного крова,

Там слова – как в любви признанье:

Вечно святы и вечно новы.

 

Я приду – поддержу уставших,

От креста их возьму нагрузку,

Я приду – подниму упавших,

Повезло мне: родился русским.

 

ЕВРОПЕ

Самодовольная собой,

Ты – из искусственной породы.

Не переплавятся тобой

Малоразмерные народы!

 

Твой муж, ислам, тебя предаст

Второстепенному гарему,

А христианства мощный пласт

Продаст соседнему улему.

 

И старость, забывая страсть,

Тобою будет недовольна.

История прикажет пасть

Под ноги времени безвольно.

 

А житель будущих времён,

Имея мировые средства,

Гроша не выложит на кон

За европейское наследство.

 

И только северный твой брат,

Молясь без суеты и лести,

Твоим останкам будет рад,

Храня их в святости и чести.

 

* * *

Я никого не обвиняю

И никого я не кляну,

Я просто в жизни выбираю

Мою великую страну.

 

Конечно и жену, и деток,

Ещё друзей: ну как без них!

И время первых пятилеток

И тот апрельский звёздный миг.

 

Великий праздник в сорок пятом:

Он нужен мёртвым и живым!

А время, где рулил Горбатый,

Я проклинаю вместе с ним.

 

И пьянь беспалую – туда же,

Гореть той парочке в аду!

Нам надо выстоять на страже,

Чтоб не пустить всю Русь ко дну!

 

И совесть, совесть выбираю,

И в теле жар, а в горле ком!

Я в этом пламени сгораю

За разворованный наш дом.

 

Но верю в православный норов,

Как верят Богу – не себе!

Кто совесть не имел опорой,

Он разве сын своей стране?!.

 

Я никого не обвиняю,

Я перед Русью весь в долгу,

Но Родину я не меняю

На наслажденья и деньгу!

 

* * *

Кто постиг, страна, твоё величье?!

Арзамас шестнадцать, а над ним

Старца непокорного обличье

С именем небесным – Серафим.

 

Свят источник твой, моя Россия!

Сплавлен в нём Саров и Атомград,

Потому враги твои бессильны

Были взять Москву и Сталинград.

 

Потому они всегда неправы

Рассуждая о твоих путях,

И течёт в струях реки Непрядвы

Память об изрубленных врагах.

 

Сердце – Богу,  Думы – мирозданью,

Остальное – милым по домам!

Кто тебя отправил на закланье,

Родина, прекрасная как храм!?

 

Всё имеет толк, что в ней творится,

Будь то Кремль державный иль тюрьма…

За стеной монастыря не спится

Узникам небесного ума.

 

Кто постиг, страна, твоё величье?!

В чьих руках твоей красы безмен?

Как в любви – здесь каждый должен лично

Всё отдать, не требуя взамен.

 

* * *

И всё ж порой нельзя без порок

Народов, алчущих свобод,

Когда свобода – путь разборок,

Делящих общий огород.

 

Там, вырвав колья, брат на брата

Идёт, забыв отца и мать,

Там ненавистью сердце взято

И жёнам впору горевать.

 

А забугорный «друг до гроба»

С улыбкою «а ля любовь»

Кричит, что силы: «Правы оба!».

В надежде, что прольётся кровь.

 

Вот тут и нужен царь державный,

Людьми и Господом храним,

Перед которым каждый – равный,

И каждый – в страхе перед ним.

 

Права – не самоцель, а средство.

Для неразумных право – прах,

Народам страх врачует сердце,

Когда их совесть терпит крах.

 

* * *

Одно нам надо – покаянье,

И начинать надо с Кремля!

И будет общее признанье,

Что это русская земля.

 

Основа жизни – прославленье

Того, кто эту жизнь создал.

Мир ныне – светопреставленье,

Самовлюблённости оскал.

 

Лицо России – воин-пахарь,

А не эстрадный лицедей,

И не певички пошлой хахаль,

Тем более не мальчик-гей.

 

Держава есть держава в Боге,

Веленье Божее – приказ!

Мир подчиняется в итоге

Тому, кто победил соблазн.

 

Правление всегда цепочка,

Звено примера – царь Кремля,

Над ним есть Царь царей, и точка!

Вот это – русская земля.