Владимир БОНДАРЕНКО. ГОД ЧЬЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ?

Автор: Владимир БОНДАРЕНКО | Рубрика: не указана | Просмотров: 696 | Дата: 2015-02-06 | Коментариев: 3

Владимир БОНДАРЕНКО

ГОД ЧЬЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ?

 

По-моему, 28 января 2015 года во МХТе имени Чехова под предводительством президента Путина произошло сразу же и открытие Года литературы, и его закрытие. Это стало ясно практически всем, независимо от возраста и направления того или иного литератора.

Захар Прилепин, сам присутствующий на этом обряде открытия-закрытия, чётко всё и описал. Даже ему стало смешно:

«Это же год нашей общей литературы, что уж вы. Огромной русской литературы, не только западнической, но и консервативной. Не только антисоветской, но и «левой». Не только русской — но и имперской, разноязычной… Перед нами наглядно, несколько даже вызывающе обошлись без классиков иных, входивших в империю народов: Искандер, Рытхэу, Айтматов... В советские времена за такие косяки мозги бы вынесли.

Заодно, сложно было не заметить, ярко и наглядно обошлись и без консервативной русской классики: без Валентина Распутина, Василия Белова, Юрия Бондарева, Василия Шукшина. Без Павла Васильева, Юрия Кузнецова, Николая Рубцова...

Ребята, это некрасиво, да.

Почему Кирсанов и Левитанский, а не Борис Корнилов или Владимир Луговской? Да не почему. Как-то так совпало. Совпало, совпало и опять совпало…».

Позже об этом ехидно написал и неувядающий Владимир Бушин. Впрочем, и либералы также этот «праздник» обсмеяли. Они-то в свою очередь думали, что это был какой-то прохановско-прилепинский праздник. И тоже не угадали.

И на самом деле, год какой литературы решил отметить Владимир Путин? Начиналось на вечере в театре всё традиционно, отметили весь наш ареопаг: Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Толстой, Достоевский, Чехов. Блок… И вот дошли до двадцатого века, до Октября 17 года. Неужели литература закончилась? Обошли на открытии Года литературы и Горького, и Маяковского, и Есенина, и Шолохова, никого из великих советских классиков не упомянули. Куда они подевались?

Но забыли и про русских национальных гениев: ни Бунина, ни Платонова, ни Мережковского, ни Набокова, ни Клюева…

То ли двоечники и второгодники руководят нынче русской культурой, то ли злые ненавистники. Не подвести этот вечер ни под какую национальную планку. Не было среди отмеченных таких знаковых величин, как Исаак Бабель, Мустай Карим,Чингиз Айтматов, Грант Матевосян. Что же это за Год литературы?

На вечер «забыли» пригласить и Союз писателей России, и ведущие литературные издания: газеты «Литературная Россия», «Завтра», «День литературы», да и «Литературная газета» сама напросилась в самый последний момент. Самое отвратительное, что это было не идеологическое противостояние разных направлений в литературе, а абсолютно безграмотное чиновничье исполнение галочек в программе. Думаю, что к проведению открытия Года литературы даже не подпустили того же советника президента по культуре Владимира Толстого, или Павла Басинского, уж они-то не забыли бы ни про Горького, ни про Шолохова.

Вероятно, руководила Годом литературы, как всегда, всё та же годами не сменяемая команда ненавидящих русскую культуру управляющих: Мединский, Григорьев, Сеславинский, Швыдкой; доколе они будут руководить нашей идеологией? Винить конкретного режиссёра открытия Марину Брусникину даже негоже. Видно, что это человек в литературе не разбирающийся, но на её место нашли бы другого, третьего, с тем же эффектом.

Смешно, Семён Кирсанов в программе вечера есть, а Владимира Маяковского – нет. Весь Кирсанов уместился бы на ладошке великого Маяка. Представляю, как бы на это обиделся сам неистовый поклонник Маяковского Кирсанов. Представляю, как бы отреагировал на подобное представление русской литературы Иосиф Бродский: клюевской «Погорельщины» нет, Заболоцкого и Горбовского нет, а какие-то третьестепенные литераторы заполонили весь двадцатый век – Левитанский, Пригов, Кенжеев. Такая явная игра на занижение. Никакого величия замысла.

Забыли и про поэзию Великой Отечественной войны: ни Исаковского, ни Когана с Кульчицким, ни Сергея Орлова, ни Наровчатова и Юлии Друниной. Хорошо хоть про Константина Симонова вспомнили, за всё своё фронтовое поколение стал ответчиком. А что уж там говорить про разных Василей Быковых или Юриев Бондаревых, нет их в русской литературе, и всё тут.

Лучше бы все деньги за проведение этого вечера и других подобных помпезных и пустых мероприятий отдали библиотекам на подписку умирающих от безденежья толстых литературных журналов. Больше пользы было бы. Да и выступление президента было явно не к месту. Обсуждать проблему мата в литературе, – тем более уходя от оценок этой самой проблемы, – мол, решайте, товарищи писатели, сами, – ему было ни к чему. Лучше бы вообще не касался литературы, дабы не демонстрировать своё полное незнание данного предмета. Думаю, ему-то было всё равно, кого называют из писателей: Кирсанова или Слуцкого, Левитанского или Самойлова, всё равно же никого из них не читал. Назови вместо этих имён Юрия Кузнецова и Николая Тряпкина, Бориса Корнилова и Павла Васильева, для президента и его свиты это было бы совершенно безразлично. Из-за чего переживания? Что за страсти? Да и вообще, какая разница, год чьей литературы, какой литературы мы отмечаем?

Это пусть Владимир Бушин переживает: «Можно было ожидать, что в год 70-летия нашей Победы в столь многозначительном «стартовом» концерте, в президентском зачине Года литературы, достойно будет представлена поэзия Великой Отечественной войны, о которой так хорошо сказал когда-то Сергей Наровчатов: «Война не породила у нас гениального поэта, но породила гениальную военную поэзию». Увы, прозвучало только одно стихотворение Константина Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины». Его прочитал Олег Табаков, по-моему, совершенно не понимая, что он читает. А где стихи хотя бы тех же Берггольц и Друниной? Допустим, эти строки:

Мы предчувствовали полыханье

Этого трагического дня.

Он пришёл. Вот жизнь моя, дыханье…

Родина! Возьми их у меня…

 

Этих славных имён, этих великих строк не было даже в бегущей строке…».

Вот это безразличие чиновников к якобы поддерживаемой ими литературе и сводит на нет всё значение Года литературы. Для самой литературы было бы гораздо интереснее, если бы Год литературы проводили или советские коммунистические идеологи, или антисоветские монархические, или крайние авангардисты, или правые консерваторы, каждый из них защищал бы свою литературу, поднимал бы на щит своих классиков. А в результате такого безразличия и в зале, и в прессе, и среди самих писателей росло понимание, что русской литературе надеяться не на кого. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Будем же сами и спасаться, и спасать Великую Русскую Литературу!