ВЛАДИСЛАВ ВЫСТАВНОЙ. ПОЛКОВНИК САНДЕРС И МИЛОСЕРДИЕ К КУРАМ. Эссе

Автор: Владислав ВЫСТАВНОЙ | Рубрика: не указана | Просмотров: 330 | Дата: 2015-02-05 | Коментариев: 3

ВЛАДИСЛАВ ВЫСТАВНОЙ

ПОЛКОВНИК САНДЕРС И МИЛОСЕРДИЕ К КУРАМ

Эссе

 

В очередной сетевой дискуссии печатаю эдак двумя пальцами избитый неологизм – "укры". А хитрый американский компьютер упорно исправляет "укры" на... "куры". То есть, я ему: ну, "укры" же, великая самостийная и древнейшая на Земле раса! А он мне: ничего подобного, "куры" – и всё тут.

И было мне видение. Нечто экзистенциальное и сюрреалистическое одновременно, жуткое и липкое, как ночной кошмар.

Представьте себе огромный курятник. Куча кур да несколько заносчивых петухов среди них. Куры, как и положено, мозгами пользоваться не приучены, всё, что их интересует, – это клевать зернышки, а если попадётся – то и червячка стащить, где плохо лежит. Ясное дело, порядки в курятнике устанавливают петухи. Яркие, лоснящиеся, даже вызывающе роскошные на фоне загаженного, давно не чищенного двора.

А куриное дело – петухам давать, да яйца нести. Яйцами курятник помаленьку с соседями приторговывает – тем и живёт.

И вот кто-то пускает слух, мол, есть вариант из грязного курятника на задворках мира превратиться в шикарную птицефабрику европейского уровня.

Ну, курам осторожные соседи говорят: вы сами-то понимаете, куда лезете? Мы-то у вас хотя бы яйца покупаем, а в Европе ваш товар даром не нужен! Ведь птицефабрику-то из вас хотят сделать бройлерную!

Куры в ответ: "Ко-ко-ко". И эдак, характерно боком голову поворачивают, моргают.

Курам говорят снова – терпеливо, аргументировано: слушайте, вы же понимаете, что клюете зерно, которое высыпается из дырявой трубы, через которую мы это самое зерно на Запад гоним? А на Западе каждое зёрнышко посчитано, такого бардака больше не будет, и вас самих от кормушки отодвинут.

Куры в ответ: "Ко-ко-ко!".

Петухи же ревниво кружат, голосят: "Новую птицефабрику хотим – и гори оно всё огнём!".

И вот появляется он – лучший специалист по курам, автор "одиннадцати секретных ингредиентов" полковник Сандерс. Естественно, американец, что в глазах кур подымает его авторитет до небес. Полковник говорит: "Окей, я ценю ваше стремление к свободе и демократии. Делайте, как я скажу, – и будет вам счастье".

Куры в ответ: "Ко-ко-ко!".

Ну, куры есть куры, чего от них ещё ждать? Они привыкли, что ничего не решают, и дальше хутора смотреть не привыкли. Серьёзными делами здесь ворочают олигархи... то есть петухи, я хотел сказать.

И вот начинается великое топтание у курятника. Сначала петушиная спесь с плясками и кудахтаньем, потом кукарекание не по времени суток – так, что соседям ни поспать, ни время сверить. Даже со стороны смотреть – забавно, но утомительно.

В общем, взбесился курятник. Потом, как водится, петушиные бои до крови, изгнание главного петуха и назначение нового. Да ладно бы этим и закончилось, так петухи опять к полковнику: "Что дальше, а?".

А полковник одобрительно треплет петушков по гребешкам, улыбается и замешивает панировку для хрустящей корочки. Подбодрённые петухи устраивают драку за дракой – и вот уже первые жертвы.

Полковник одобрительно кивает и туманно намекает на светлые перспективы: "Одиннадцать трав и специй – только в нашей хрустящей корочке!".

Петухи бьются с остервенением – победа близка! Они заглядывают в глаза полковнику, но тот лишь таинственно улыбается в усы.

"Куски, стрипсы и острые крылья – вот секрет нашего успеха", – намекает полковник.

Сказано – сделано. Ещё ничего толком не поняв куры разлетаются на куски под ударами топоров. Со стороны это выглядит, как какой-то кошмар: петухи рубят головы своим же курам, да и куры не остаются в накладе. Курятник залит кровью, всюду потроха и перья.

Петухи преданно смотрят в глаза американскому дядюшке.

Добродушный полковник макает куски курятины в маринад – и жарит их во фритюре.

По округе разносится запах жареного мяса. На западе от курятника утверждают, что это – запах свободы.

Соседи кричат курам: "Да что же вы творите! Откройте глаза! Оглянитесь!".

Петухи в ответ: "Пропаганда! Они сами себя зажарили!".

Холодильники до отказа забиты расчленёнными курами. Полковник вовсю жарит курятину и строит планы на расширение бизнеса. Улыбчивые ребята продают горячие кусочки плоти в красивой упаковке с лицом американского дядюшки и собирают профит.

Курам кричат: "Да вы что же, самоубийцы?! Вас же пожирают заживо!".

Куры в ответ: "Ко-ко-ко!". Задора в кудахтанье уже меньше – просто зёрнышек под ногами поубавилось. Иногда куры подымают головы и замечают, что корм из дырявого зернопровода почти перестал сыпаться.

Это проклятые соседи устроили, не иначе – правда, полковник?

Полковник улыбается и презентует новый бургер с куриными стрипсами.

Говорят, в курятнике что-то стали подозревать. Курятник так и остался курятником, никто почему-то не строит курам тёплую птицефабрику. Часть кур разбежалась.

А кому-то просто надоело быть тупой курицей.

А что весь мир?

А миру плевать.

Мир с аппетитом жрёт курятину. Потому что у американского полковника мощная реклама и фарфоровая улыбка.

И ещё много-много секретных ингредиентов.