Алексей ШОРОХОВ. НЕОСКУДЕВАЮЩАЯ ОХОТА ЖИТЬ. Русское кино про русскую жизнь

Автор: Алексей ШОРОХОВ | Рубрика: не указана | Просмотров: 450 | Дата: 2015-02-05 | Коментариев: 1

Алексей ШОРОХОВ

НЕОСКУДЕВАЮЩАЯ ОХОТА ЖИТЬ

Русское кино про русскую жизнь

 

Известный актёр Сергей Никоненко снова попробовал себя в качестве режиссёра. И снова – по Шукшину. Недавно представленная в Доме кино его новая картина «Охота жить» стала уже третьей в «шукшинской теме» мастера.

Три шукшинских рассказа («Осенью», «Билетик на второй сеанс» и «Охота жить») объединены вокруг судьбы главного героя фильма – Фили, которого играет сам Никоненко.

Пересказывать сюжет фильма (и рассказов Шукшина) не имеет смысла, они про русскую жизнь последних советских десятилетий. Эхо войны уже отзвучало, идеологические баталии тоже – на время – отступили в прошлое (или, точнее – прокрались в будущее). Самое время увидеть человека, просто человека – с его фундаментальными, неотъемлемыми ценностями: любовью, состраданием, верой. Даже такой искажённой, как у героя Валерия Баринова, клянчащего себе у «Николая Угодника» вторую жизнь («Билетик на второй сеанс»). Но о последнем – позже…

Кстати, об актёрском составе – Сергею Никоненко под знамя Шукшина удалось собрать воистину блистательный ансамбль: Валерий Баринов, Станислав Любшин, Нина Усатова… Плюс более молодые актёры несериального происхождения, чьи персонажи также прочно вписаны в ткань картины и убедительны.

И первое, о чём хотелось бы сказать – что удивляет у Шукшина и что блистательно удалось показать Никоненко: это нестареющая, неостывающая, некрикливая любовь человека-простеца («Осень»). Через всю жизнь. Она вышла за другого, он весь век прожил с другой. Но не он, не она не впустили ни в мир, ни в свою душу зла и обиды. Просто – так получилось… И всё это так по-русски! И не отпускает – даже глубокими стариками они ещё горят этим чувством! Как тут не вспомнить «Скифов» Блока:

Да, так любить, как любит наша кровь,

Никто из вас давно не любит!

Забыли вы, что в мире есть любовь,

Которая и жжёт, и губит!

 

И хочет жить! Не «возвращает почтительно билетик», как Иван Карамазов, а напротив – клянчит ещё и «на второй сеанс», то есть начать всё с начала. В этом – разница между русским гордецом-интеллигентом и простецом-человеком, и пускай вера допившегося до «белой горячки» и бесед с «Николаем Угодником» мелкого деревенского жулика комична. Как же она отличается от «умно-худощавой», «немецкой» веры просвещённого атеиста! Об этом не только у Гоголя и Достоевского (вспомним подлеца Смердякова, даже он всё ещё верит в «одного-двух старцев»), об этом и у Шукшина. И у Никоненко.

И последнее – о чём хотелось бы сказать в связи с фильмом. Очень характерна концовка (собственно, сюжет рассказа «Охота жить»), где режиссёр отступает от шукшинского текста. Точнее – доосмысляет его. И, я думаю, вполне оправданно.

Беглого рецидивиста, который убивает в спину пожалевшего его охотника, – в конце концов, загоняет в болото и загрызает волчья стая. Зло пожирает само себя. И само себя карает. Кому, как не русским людям, пережившим «лихие девяностые» и двухтысячные годы, – верить в это. Василий Макарович Шукшин – верил.

Поэтому – приятного просмотра!