Сергей КАЩЕНКО. СВОБОДА НЕ ЛЯЖЕТ ПОДАРКОМ К НОГАМ… Поэзия Краснодона

Автор: Сергей КАЩЕНКО | Рубрика: не указана | Просмотров: 401 | Дата: 2015-01-12 | Коментариев: 0

Сергей КАЩЕНКО

СВОБОДА НЕ ЛЯЖЕТ ПОДАРКОМ К НОГАМ…


* * *
В сердце – от страха и боли усталом –
На совести жарких поленьях
Вдруг отливается звонким металлом:
Сопротивленье, сопротивленье!
Язык – наждаком по сухому нёбу,
От жажды доходишь до исступленья,
Но мы не позволим нас сделать амёбами!
Сопротивленье, сопротивленье.
Пусть мы голодаем, пусть труден наш путь,
Но воздух свободы для нас – упоенье.
Его мы вдыхаем на полную грудь,
А выдыхаем сопротивленье!


* * *
В груде развалин, пыли и щебёнке
Лежал медвежонок – игрушка ребёнка.
Лежал сиротливо с оторванной лапой,
Кровью хозяйки обильно заляпан.
Ночью бессонной в кроватке устало
Его своим телом от бомбы спасала…
Что же творим мы, сучии дети,
Что позволяем разбой на планете?
Где же казацкая наша закваска?
Стелемся всюду болотною ряской
И предаём своих братьев по вере.
Кто же нам после сможет поверить?
Смотрим завистливо, жадно и гадко –
Что у соседа припрятано в кадке?
Холопы так любят болтать про свободу,
Но дуют при том на холодную воду.
Свобода не ляжет подарком к ногам.
Нам долго бродить по пескам и горам,
Выдавливать яд, что копился веками,
Отплевывать рабство смачными плевками…
Лишь тот, кто претерпит духовные роды,
Достоин свободы. Достоин свободы.

* * *
Киоски раненными бойцами
Чернеют в жару и стужу,
С распоротыми телами
И внутренностями наружу.
Люди стоят за крупой и консервами,
Падая в обморок от истощения,
А провода перебитыми нервами,
Свисая, звенят о мщении.
Дом, где жили старики и внуки,
Когда час тревожный настал,
Деревья закрыли, раскинув руки,
В себя принимая металл.
 

* * *
Молчит Пророк, всё зная наперёд,
Он видит поругание Отчизны.
Бездонный взгляд страданьем выдаёт
Свидетеля ещё грядущей тризны.

Молчит Пророк, сжимая посох свой,
Лишь на лице всё глубже, глубже складки…
Он вёл борьбу с трагической судьбой:
Клеймил царя и обличал порядки.

Он будоражил совесть, бил в набат,
Молил народ не забывать о Боге.
Он честен был и этим виноват.
Теперь сидит на камне у дороги…

И на губах молчания печать,
Повинностью наложенная свыше, –
Не потому, что нечего сказать,
А потому, что некому услышать.