Валерий СКРИПКО. ВЕРА СТАРОЙ НЕ БЫВАЕТ. Отклик на статью Александра Севастьянова «Православный социализм...»

Автор: Валерий СКРИПКО | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 18 | Дата: 2018-09-27 | Комментариев: 0

 

Валерий СКРИПКО

ВЕРА СТАРОЙ НЕ БЫВАЕТ

Отклик на статью Александра Севастьянова «Православный социализм. Моделирование прошлого»

 

Многое в этой статье вызывает возражение своей категоричностью оценок. Идёт исторический процесс. В нём христианство проявляет себя в разных национальных условиях, в новых технологических укладах. Народы пробуют разные системы жизнеустройства, чтобы как-то упорядочить свою жизнь.

Севастьянов пишет: «причина исторического поражения и христианства, и социализма – неверная трактовка Природы вообще и природы человека в частности».

Кто сказал, что «поражение» уже состоялось?

Христианство – это медленное из века в век пробуждение человеческой души и проявлений Царствия Божьего в ней…

Пробуждение идёт через сопротивление нашей испорченной природе. У христианства – каждый день то победы, то поражения. В каком-то смысле все они исторические, но не окончательные… «Верную» трактовку природы человека знают все, но от этих унылых знаний выть хочется. А человеку свойственно пытаться как-то очеловечится!

Один святой сказал, что сделать ещё одного человека верующим, это труднее, чем создать ещё одну Вселенную.

Так что здесь рано подводить итоги и возвещать «историческое поражение христианства».

Впрочем, как и социализма. В России неудачно завершились только первые опыты иного социального устройства. Александр Севастьянов не может не знать, что в этом общественном устройстве речь идёт не об отмене «личной заинтересованности», а о замене многих жизненных ценностей – с материальных на духовные.

В этой статье говорится о православном социализме вообще. Я бы хотел своим анализом показать, что мы найдём свой путь, только опираясь на исторический опыт национальной жизни, выработанный обществом, состоящим из людей нашего русского менталитета.

Здесь есть что перенять, что продолжить в новых условиях.

 

Есть в Подмосковье удивительное историческое место. Называется «Гуслица». Именно здесь пробовали русские люди создать свою, особую модель жизнеустройства, которую называют старообрядчеством. Это был один из центров подготовки священников «старой веры». Жители деревень отличались начитанностью и приверженностью к традициям. Но история их старообрядческого жития закончилась вместе с девятнадцатым веком.

Почему же не выдержала испытания жизнью эта крепчайшая человеческая общность? Сие – есть тайна. А ведь это особое жизнеустройство не было выдумано учёными в качестве научного эксперимента, а имело естественную природу, сформировалось под воздействием внутренних духовных потребностей и особенностей нашего менталитета. Это был, по сути, указанный Господом путь к нашему спасению. В лице предков старой веры мы сделали по этому пути первые шаги. Держаться надо бы за своё, родное – развивать его всемерно.

Гуслинцы доказали, что порученное им дело выполняют лучше всех. Хмель, который они выращивали, не имел себе равных по качеству и урожайности. Но такое тонкое дело как национальное сообщество требует великого терпения и заботы. К сожалению, властная элита России – всегда – привыкла действовать с позиции диктата своих представлений о развитии нации. Чужеродная, склонная к подражанию Западу «элита» понимать не хотела, вообразить не могла, на какие великие дела можно было пойти с таким «отмобилизованным» по ментальности народом, который можно сравнить со сложным музыкальным инструментом, где каждая струна должна быть настроена соответствующим образом. Все века пользоваться только покорностью, неграмотностью и животным страхом наказания своих подданных тружеников (как всегда поступала наша власть) – это значит все века играть унылую мелодию на совсем расстроенном рояле!

Особые способности и неповторимые черты каждой нации необходимо выявлять так же бережно и терпеливо, как талант отдельного человека. Не это ли имел ввиду наш гений – учёный Николай Яковлевич Данилевский, который в своей удивительной книге «Россия и Европа» писал о том, что в России есть «задатки только начинающейся культурно-исторической жизни славянского типа».Он глубоко исследовал данный тип и был убеждён, что «религия составляла главное содержание жизни древнерусского общества, и в ней же продолжает заключаться преобладающий духовный интерес простых людей».

По его мнению, «исток небесный, божественный через Иерусалим и Царьград достиг Киева и Москвы в незамутнённой чистоте». Достиг, и нашёл на Руси благодатное духовное поле для «посева» Нового Завета. Появление подлинно православных воцерковленных людей здесь, на окраине Европы, настоятельно требовало создания особых социальных и экономических условий для их совместного проживания в гармонии с собой и остальным миром. Данилевский полагал, что на Русской земле «пробивается новый ключ справедливо обеспечивающего народные массы общественно-экономического устройства».

Присовокупив сюда наши отличительные черты, такие как терпимость, прирождённая гуманность, преобладание не эгоистического интереса, а нравственного сознания, «огромный перевес общенародного русского элемента над элементом личным, индивидуальным, Данилевский сделал оптимистический вывод, что славянский тип будет первым из многих культурно-исторических типов, который впервые удовлетворительно решит общественно-экономические задачи.

Но несмотря на судьбоносную важность заявленной темы, книга «Россия и Европа» была старательно предана забвению правящими, чужеродными «элитами» российского общества. Её просто спрятали от массового читателя, не писали о ней в статьях…

Как учёный-естествоиспытатель Данилевский успешно боролся с паразитами крымских виноградников… А вот «паразитов» Земли Русской, не желающих расцвета русской нации, победить было намного труднее!

В 90-е годы пришедшие к власти либералы-космополиты боялись русской национальной литературы, в том числе и книг Данилевского, больше, чем книг всех марксистов и анархистов вместе взятых.

 Вопреки прогнозам автора книги, «славянский тип» на просторах большой России, так не определился в качестве лидера в решении общественно-экономических задач. Возможно, не получило пока Небесного благословения это великое дело…

Читая тексты о жизни Сергия Радонежского, всё время сожалеешь, что не дано нам было запаса времени в пять или шесть веков, чтобы вот так неспешно, по лесам и рекам, настроить скитов и церквей, вольных городов вроде великого Новгорода, где смирением и молитвой приобрести Богомыслие и Боголюбие, обустроить свой особый быт. Явно под эту миссию создавался наш национальный характер. Явно от него родилась наша община, наша патриархальная семья. Но, как писал Маяковский, кто-то «смазал карту будня, плеснувши краску из стакана». Вместо неспешного воцерковления обрушилась на нас агрессия инородцев. Лучшие люди нации стали превращаться в рабов, приспосабливаться, выживать любой ценой, в том числе и ценой предательства в отношении народа и веры.

 В чём можно согласиться с современным историком С.Сергеевым, так это в том, что за два с половиной века жизни под татаро-монгольским игом мы не приобрели необходимые навыки самоорганизации и конкурентоспособности. И даже растеряли то, что имели и умели!

Вслед за татаро-монголами пришли многочисленные «пасторы» и масоны, которые любой ценой пытались свернуть нас того пути, который начал отец Сергий Радонежский, протопоп Аввакум, Серафим Саровский. Настойчивость пришельцев из западного мира была просто сатанинской…

Князя мира понять можно. Истинно верующий человек неудобен для его слуг, управляющих миром. В любой момент возможен бунт совести против хозяина. Лучше сформировать мировоззрение подданных таким образом, чтобы в нём всего было понемножку: веры, расчёта, материальных потребностей.

Из истории Российской империи мы знаем, в основном, примеры успешной борьбы российского племени против захватчиков только за свою территорию! Но такие сражения всегда преподносились идеологами от власти как борьба за Россию, за её право жить согласно своим традициям и верованиям. Мы еще в школе заучили наизусть эту истину. На самом деле, это были по своей сути, конечно же, войны за пространство для жизни, для решения внешних геополитических проблем. После войн за пространство российские крестьяне получали земли на переселение: Новороссия, Кубань, Ставрополье. Россия вела также сражения за мировое влияние: за Мальтийский орден, за Священный союз, или в помощь «угнетённым братьям».

А в это самое время среди российских просторов императрица – победительница многих подобных войн – Екатерина Вторая старательно уничтожала всё, что могло воссоздавать и развивать наш духовный тип. Вадим Кожинов с горечью писал, что во время её царствования перестало существовать четыре пятых всех монастырей: «Это был сокрушительный удар по всей исторической системе религиозно-нравственного воспитания русского народа». Чтобы понять, чего мы лишились, надо напомнить читателю, что в российских монастырях в те далёкие времена и лечили и учили жителей ближайших селений. В «Православной энциклопедии» приводятся многочисленные примеры участия монастырей в социальной жизни России.

Иногда кажется странным, почему вместо того, чтобы сделать все эти учреждения помощниками себе в деле патриотического воспитания, вместо того, чтобы создавать дополнительно школы и семинарии, «онемеченная власть» всё это старательно разрушала?!

Ответ может быть только один: не нужен был чужакам духовный тип, сформированный из обычаев, привычек и верований русского Племени, в которое входило множество самых разных племён, создававших мир, который обобщённо можно назвать Русским миром.

Никогда не ужились бы они вместе, если бы наш национальный тип развился и окреп до такой степени, что мог заявить о себе! В большой России оставались какие-то местечки и уголки для естественного развития, но с каждым десятилетием их становилось всё меньше и меньше. Обывательская, мещанская стихия, состоявшая из отдельных элементов европейской культуры и азиатского максимализма, атеизма и тщеславия, завоёвывала себе новые и новые пространства в общественной жизни, в быту.  

Нам сегодня остаётся только по крупицам собирать в истории образцы истинно русской народной жизни и снова пытаться построить своё народное сообщество.

Чем особенно ценно старообрядчество? Тем, что, если хотел человек трудиться, жить в любви и мире, весь уклад общины помогал ему в этом… «Здесь хранился до лучших времён истинно русский дух!» – писал в одной из своих статей писатель Анатолий Байбородин. Им верно подмечено, что старообрядцы отличались «азартным трудолюбием» и к этому их стимулировал весь их жизненный строй. Это потом праздное русское дворянство и Запад придумают вредную ложь о «русской лени», о пьянстве, о необходимости реформ в западном духе.

Не с того «крыльца» зашёл к народу и наш царь Пётр Первый. Если бы через церковь, через домострой – жил бы народ в привычных для него условиях. А так получился из русака – бравый солдат на войне, а в тылу – безнравственный чиновник-казнокрад, чванливые сановники-масоны, плутоватые слуги и еще чёрт знает кто... Мы как нация сохранились, в основном, в тех потомках, в которых еще оставалась православная закваска.  

И нет ничего лучше, чем осознать и взять на вооружение мудрость предков, которых не хочется называть людьми старой веры. Их Вера живая, Вера подлинная – не может быть старой!