Эдуард АНАШКИН. РАССВЕТНЫЕ ПЕСНИ КАРИНЫ СЕЙДАМЕТОВОЙ. О сборнике стихов "Вольница"

Автор: Эдуард АНАШКИН | Рубрика: КРИТИКА | Просмотров: 83 | Дата: 2018-08-31 | Комментариев: 0

    

Эдуард АНАШКИН

РАССВЕТНЫЕ ПЕСНИ КАРИНЫ СЕЙДАМЕТОВОЙ

О сборнике стихов "Вольница"

 

Говоря о знакомстве с писателем, надо уточнять – речь идет о знакомстве личном или творческом. Ведь эти два знакомства далеко не всегда совпадают. А мое личное знакомство с Кариной Сейдаметовой состоялось позже, чем знакомство с ее стихами, читанными в ее первых книгах, в самарском литературном журнале «Русское эхо». Одна из первых моих личных встреч с Кариной состоялась на первом Всероссийском поэтическом фестивале «Соколики русской земли», который Евгений Семичев проводил в Новокуйбышевске. Помнится, стояла зима, но фестиваль оставил ощущение яркости и приподнятости настроения. И тому в немалой степени причиной были первые фестивальные лауреаты – молодые поэты Карина Сейдаметова и Василий Попов.

Не меньше памятна мне другая наша встреча, состоявшаяся в селе Майском, где я живу, благодаря замечательному православному поэту, прозаику, драматургу Владимиру Осипову. Ныне Володи уже нет с нами, но в Самаре и поныне вспоминают с благодарностью ту большую работу по пропаганде литературы, что он проводил. А тогда Владимир Осипов организовал вечер поэзии в школе села Майского. И пригласил выступить на этом вечере наших землячек, самарских поэтесс Диану Кан и Карину Сейдаметову. Вечер тоже удался на славу, собрав полный актовый зал, и став культурным событием в жизни нашего села.

Было это в далеком уже 2007 году, когда Карина ещё жила в городе Новокуйбышев, известном на литературной карте России проживанием двух выдающихся современных поэтов – Евгения Семичева и Дианы Кан… Небольшой уютный городок, ближайший сосед Самары, стал для Карины Сейдаметовой не только малой родиной, где жили и живут ее предки, но и местом прохождения первых «литературных университетов», стал стартовой площадкой для творческого становления:

Новокуйбышев… Бабушка Анна

Душный август… Прости-прощевай,

Край охранный мой, обетованный,

Вспоминай обо мне, вспоминай!..

Край наследный мой – мир соколиный,

Мой нежданно-негаданный рай.

Домик в листьях отцветшей малины,

Блик остатнего солнца вбирай!

…Это чувство вины запоздалой

(Вспоминай меня, край, иногда!) –

Осознать ценность родины малой,

Покидая ее навсегда.

 

…Вскоре после нашего знакомства Карина Сайдаметова была принята в Союз писателей России и поступила учиться в Литературный институт. Я давал Карине рекомендацию в Союз писателей России и десять лет назад охотно. А с тех пор, наблюдая за успехами этой поэтессы, лишь укреплялся во мнении, что поступил правильно, поддержав молодой талант, ведь такими рекомендованными с годами только гордишься. А это, согласитесь, бывает далеко не всегда. Порой приходится и жалеть, что дал рекомендацию автору, как бы подписался за него, а автор не оправдал надежд, пишет «левой задней ногой» да еще и ведет себя так, что стыдно лишний раз вспоминать о своей рекомендации.

В случае с Кариной у меня появилось немало поводов для радости и гордости за нее. Радовался, узнав, что Сейдаметова стала лауреатом Всероссийской поэтической премии имени Юрия Кузнецова. Радовался, когда стала лауреатом Международного православного фестиваля «Рождественская звезда». Радовался, узнав, что успешно закончила Литературный институт… И вот держу в руках новую книгу Сейдаметовой «Вольница», четвертую по счету, но первую, вышедшую в Москве, где Карина теперь живет и работает.

Даже по названию книги видно, что Карина Сейдаметова как поэт выросла на Волге, вольной реке. И достойно несет волжское поэтическое слово – свободное и раздольное. На Волге сходятся самые разные дороги востока и запада, старины и современности, государевой державности и казачьей вольницы. В волжском многонациональном тигле язык переплавлен в звонкое золото. И Карина Сейдаметова остается в лучших своих произведениях детищем этой волжской раздольной песенности и глубины:

Две стороны одной луны мерцают.

И я за обе, как могу, молюсь…

Когда клянут друг друга Золотая

Орда-беда и грусть-Святая Русь.

Наследье предков – роковая мета!..

Не потому ль характер мой суров?

В нем царствует татарин Сейдаметов

И властвует казак-Пономарев?

Правители судьбы моей строптивой,

Два рода: кочевой и боевой –

Кресало и кремень, а я огниво

Фамильной жгучей связи родовой…

 

Читал книгу и вдруг изумился, дойдя до стихотворения про старинную деревню Марьевку, соседку моего села Майского. Стихотворение-то явно автобиографическое! Вот уж не думал, не гадал, что Карина маленькой девочкой бывала совсем неподалеку от меня, от нашего села. И сегодня по пыльным улочкам Марьевки колесят на «лисапедах» маленькие девчонки, как когда то автор книги «Вольница». Жива русская глубинка!

Встречай, деревня Марьевка,

Из города родню…

Где я девчонкой маленькой

Взрастала день ко дню.

Табачину накручивал,

Ворча, на лавке дед:

«Чай, ничаво, научишься!

Вон старый «лисапед»…

А после с бабой Клавою,

Минуя огород,

В даль выйду величавую –

В калитку летний ход.

…Там, за малинным маревом,

Где память детства ждет,

Меня в деревню Марьевку

Никто не позовет,

Где маленькой девчонкою

Мечтала и росла.

Из-за околиц звонкая

Святая даль плыла…

 

Первое ощущение вольницы, когда ребенок, обдуваемый ветерком, обретает ощущение себя детищем большого русского пространства. Это ощущение позже скажется в стихах Карины строками о северных озерах, самаркандских туркестанских просторах… Но вот что интересно. Во времена, когда маленькая Карина на «лисапеде» колесила по Марьевке, набивая шишки на коленках, ни о какой святости марьевской дали речи не могло идти, потому что не было в Марьевке храма, порушенного во времена гражданской сумятицы. Но маленькой Карине почему то все равно виделась не только величавость, но и святость марьевской дали. Не зря в народе говорят, что устами младенца глаголет истина. Не зря люди уверены, что настоящему поэту дано провидеть будущее.

Думаю, Карина Сейдаметова порадуется, узнав, что величавая марьевская даль, как Карина в детстве ее увидела, все-таки огласилась святыми звонами недавно открытого Свято-Никольского храма. А начало строительство храма ознаменовалось чудесным обретением старинной иконы Святителя Николая Чудотворца. Старинное русское село Марьевка, появившееся в заволжской степи почти три столетия назад, снова стало богомольным. И совсем напрасно поэтесса пишет: «Меня в деревню Марьевка Никто не позовет!». Гостеприимства и хлебосольства Марьевке не занимать!

Карина Сейдаметова и сегодня, как в юности, верна себе. Она, как и прежде, не гонится за дешевой авторской популярностью, не унижается до барабанных стихов о России. Как и в юности для Карины чувство родины – тихое чувство, таинство:

Этот ветер не сдержит никто!

Он корежит родимые ветки,

И на пугале треплет пальто.

И ревет над могилами предков.

Он деревья от века ломал,

По дорогам пускал черноземы,

У господнего древа дремал,

Со снегами кутил до потемок.

…Пальтецо продувая насквозь,

Он пугает понурых прохожих,

Разоряет рябинную гроздь,

И озноб разгоняет по коже.

Одичалому ветру хлестать

И заламывать ветки до хруста…

Ведь ему никогда не приять

Чувство родины – тихое чувство…

 

Стихи Сейдаметовой – это рассветные песни долгих мучительных поисков во тьме непростой земной жизни. Поиски, которые проходят в столкновениях с болью, разочарованием, но только так человек может обрести истину. Не получить истину в готовом виде, а выстрадать во тьме блуждания в самом себе и в погруженном во мрак мире, когда поэт откровенно говорит о своих метаниях, о боли при виде несовершенства, что царит вокруг, но при этом не позволяет себе извериться в том, что рассвет наступит тогда, когда его призовет выстраданная во тьме во имя света песня поэта:

…Песня к рассвету поспела и

Зорька, как мать, тяжела.

Зоркою яблоней белою

С новой весной расцвела…

Много под яблоней этою

Спето-сговорено слов,

Что нам на жизнь нашу сетовать,

Муку в муку измолов.

Дверь притвори в доме стареньком

И, не гадая, молчи!

…Жизнь потихоньку уставится,

Словно заслонка в печи.

 

В книге «Вольница» стихи имеют все приметы творческой зрелости чувств – от личного и гражданского до патриотического и материнского. «Вольница» – не просто очередная книга талантливого автора, это книга этапная в поэтическом становлении. Книга зрелая, чувственно выстраданная и обозревающая мир не только лирическим взглядом поэтессы, но взглядом поэта-патриота, хотя этот поэт женщина и мать. Поэта, четко осознающего свою личную ответственность за будущее России.

Многотрудное счастье мое!

Поднимается солнце с востока

И природа себя узнает –

Узнает в сыновьях ненароком.

Среди сутолок будничных дней,

Среди призрачных дум о высоком,

Кроме сказок, светлей и ясней

Мы согреты лучами востока.

Ну, а если покажется мне,

Не жена я, а только невеста, –

Где-то мальчик заплачет во сне,

И опять не найду себе места.

Жизнь рассветные гимны поет,

День взмывает в лучах исполином.

Многотрудное счастье мое,

Нареченное ласково – сыном.

 

И мы, благодарные читатели, приветствуя появление на литературном небосклоне России яркой самобытной поэтической зарницы, вправе ждать, что вскоре она пополнит плеяду звезд русской поэзии.