Александр БОБРОВ. ЛИКВИДАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ. К очередному Дню знаний

Автор: Александр БОБРОВ | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 234 | Дата: 2018-08-22 | Комментариев: 1

 

Александр БОБРОВ

ЛИКВИДАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

 

Школа не должна вносить резкого перелома в жизнь детей.

Пусть, став учеником, ребенок продолжает делать сегодня то,

 что делал вчера. Пусть новое появляется в его жизни постепенно

и не ошеломляет лавиной впечатлений.

Василий Сухомлинский – великий педагог и писатель

 

Каждый День знаний родительская и преподавательская общественность ждёт с тревогой: какие реформы через колено, какие чиновничьи придумки-новшества ждут школы и вузы? Сегодня положение усугубилось тем, что к процессу губительного реформирования и резкой трансформации, вопреки всем педагогическим заповедям, подключилась Высшая школа экономики и Сколково, которые ни в экономике, ни в науке особыми достижениями не прославились – скорее наоборот! А вот разрушить любую систему – они яростно готовы. Помощников у них – не счесть! «Школьное образование в будущем ждут кардинальные перемены: в частности, исчезнут привычные отметки, звонки на урок и с урока и замечания в дневниках», – заявил директор института "Высшая школа образования" Московского педагогического государственного университета (МПГУ) Константин Зискин. А глава департамента образования Москвы Исаак Калина тоже заявил – уже торжественно – о необходимости ликвидации ЕГЭ, однако за этим долгожданным со стороны общественности решением оказалось скрыто намерение приступить к тотальной ликвидации традиционного образования вообще. Речь идёт об отмене всяких выпускных экзаменов и испытаний знаний по окончанию школы, вместо которых должна быть введена электронная биография ученика, которая будет собирать и хранить данные о его достижениях на протяжении всего периода обучения. По словам Калины, «в случае объединения всех современных технологий в единое целое, потребности в одноразовой проверке знаний в форме экзаменов не будет. Уже через несколько лет не будет никаких технических препятствий для завершения школьного образования подобным образом. Написанием последней контрольной работы учащийся будет завершать этап многолетнего непрерывного формирования своей электронной биографии». Биографии грамотного потребителя!

Всё в соответствии с форсайт-проектом «Образование – 2030» и в духе традиций троцкистской педологии. Очевидно, что это цифровое досье в дальнейшем привяжут к «сквозному идентификатору» (личному номеру гражданина), который станет ключом к сведениям в ЕСИА и ЕБМ. С окончанием школы биографию человека никто закрывать не будет, и тотальный контроль и отслеживание любых карьерных, образовательных изменений продолжатся до конца жизни. По сути, Калина говорит об открытии на каждого юного россиянина электронного личного досье, содержимое которого (оценки, личные характеристики, семейное положение) и определит его социальную роль в государстве. Академик Георгий Фурсей по этому поводу заявил: «Предложение Калины — это настоящее безумие и преступление против народа. Он хочет заменить образование страшной фискальной системой, что гораздо страшнее ЕГЭ. Экзамен — это ведь не только повторение и закрепление материала, но и очень эффективный инструмент обучения. Это часть большой, творческой работы над собой, умения правильно формулировать мысли, делать выводы, общение с коллегами, преподавателями, учебниками. В случае реализации этого решения, система передачи фундаментальных знаний будет полностью ликвидирована». Качество знаний заменят навыки и компетенции, которые будут оцениваться, исходя из активности на уроках, среднего уровня успеваемости, участия в различных проектах, дополнительных курсах, кружках, которые будут скоро доступны только богатым, отсутствия конфликтности с администрацией школы, общих замечаний по поведению, конформизма и готовности к быстрому переобучению по системе модулей, которые должны заменить традиционные школьные предметы. То есть готовятся социальные роботы-персоналии, послушные и грамотные потребители, которыми легко манипулировать. Это ликвидация образования – создание образа будущего гражданина!

Преступлению противятся сами учащиеся, которые подспудно понимают, что им нужно. Исследователи Санкт-Петербургского университета выяснили, как старшеклассники оценивают качество обучения в школе и какими профессиональными навыками, на их взгляд, должен обладать учитель. В трехгодичном проекте «Портрет учителя в зеркале портрета ученика» приняли участие около трех тысяч старшеклассников из 50 регионов страны. Учитель, по мнению ребят, должен уметь убеждать и понятно объяснять материал – так ответили 91% опрошенных. Кроме того, школьников привлекают люди с чувством юмора (66%), и, наконец, они ценят педагогов, которые справедливо относятся ко всем ученикам, объективно оценивают их результаты и аргументируют оценки без эмоций (66%). Данные ценимые качества не просто остаются в тени – они убиваются современным заформализированным, бумажно-электронным образовательным процессом по рекомендациям и регламентациям минобра и ВШЭ. Как убедительно доносить материал, если всё нивелировано, а переход к электронному образованию – вообще убьёт человеческий фактор убедительности, индивидуально-педагогического подхода! Кому нужно ваше чувство юмора и эрудиция с иронией, если этого нет в ФГОС? Наконец, какая справедливость, если откровенный лоботряс и творчески настроенный учащийся представляют для системы одинаковую единицу. А в платных учебных заведениях – пародийно одинаковую. Лишь бы платил – «успешное» обучение – гарантировано. Это же маразм!

Зачем это делается? Об этом честно говорят самые прожжённые либералы. Помните? – в рамках Петербургского экономического форума прошел деловой завтрак «Сбербанка», на котором выступил и его глава Герман Греф. На завтраке разгорелась дискуссия, в ходе которой Греф высказал свои циничные соображения: «Уважаемые господа, вы говорите страшные вещи, от того что вы говорите мне становится страшно. Вы предлагаете передать власть в руки населения(!)... Если каждый человек будет напрямую участвовать в управлении, что же мы науправляем? Как только все люди поймут основу своего "я" и самоидентифицируются, управлять и манипулировать будет ими чрезвычайно тяжело!». И вот ключевое высказывание, которое стало лозунгом всех горе-реформаторов: «Люди не хотят быть манипулируемыми, когда имеют знания». Да, не хотят, дьявол их побери!..

Атмосфера тревожного предчувствия настолько сгустилась, что все ждали нового состава правительства, раздела министерства образования и науки, утверждения министров. Проявилась было Ольга Васильева, которую горячо поддержала патриотическая, православная и писательская общественность в деле утверждения общероссийских образовательных стандартов. Союз писателей России написал письмо в защиту робких инициатив Васильевой. Увы… Да, она сохранила свой пост на ниве просвещения. Но какой ценой? Благодаря каким компромиссам? – пока не ясно. Интервью, данное ей 24 июля «Российской газете» под названием «Робот учителя не заменит», никакой определённости не внесло. В частности, она начала опровергать не слухи, а явные предложения заменить бумажные учебники по 11 предметам их электронными аналогами: «В последнее время вдруг начались разговоры, что к 2021 году министерство хочет заменить все бумажные учебники электронными, а писать дети будут только на клавиатуре. Это не так. Все эти разговоры лишены оснований, бумажные учебники, книги, конечно же, останутся. Почему-то все забыли про санитарные правила и нормативы, которые строго регулируют использование компьютеров, других технических средств в школе. Цифровая школа – это не только электронные книги и дневники. Это большой инфраструктурный проект, который приведет к обновлению всех школ и очень поможет учителям. Вы заходите в школу – вам не надо показывать пропуск. Система идентифицирует вас по лицу. Вы проходите по коридору: рядом и обычная библиотека, и электронная... Проект Российской электронной школы сейчас дорабатывается, за основу взята платформа Московской электронной школы»...

Стоп: так речь идёт о пропускной системе или обо всей системе образования? Если о последней, то ответ повергает в шок! Как может быть взята за платформу для всей России столичная МЭШ, которая ещё не прошла апробации, вызвала массу нареканий и обоснованных опасений? Так, Ольга Четверикова, кандидат исторических наук, доцент кафедры МГИМО, где эти новшества тоже обсуждаются, прямо написала: «Первое, что надо отметить, говоря о проекте МЭШ, – это то, что он не был представлен широкой родительской общественности, нигде не обсуждался, в силу чего неизвестно, какие в реальности цели он преследует, хотя в некоторых школах уже с 2010 года начали внедрять отдельные её элементы (электронные дневники и пр.), а где-то – уже полностью. Сейчас МЭШ в том или ином виде реализуется уже в нескольких сотнях школ, а в 2018 году планируется охватить ею 1840 учебных заведений.

В соответствии с тем, как МЭШ представлена на сайте Департамента образования Москвы, она являет собой «совокупность информационных решений в рамках комплексной информационной системы «Государственные услуги сферы образования в электронном виде»», к которым, кроме прохода и питания, а также электронного журнала и дневника, теперь добавляется общегородская платформа электронных образовательных материалов, обеспечивающих предоставление учебных материалов в электронном виде и установка интерактивных досок, панелей, ноутбуков и т.д. В ответе Методического центра Департамента образования, присланного обратившимся туда родителям, его авторы пытаются заверить, что МЭШ – это не эксперимент, а проект по модернизации действующей инфраструктуры образовательных организаций, а также обеспечение учащихся, педагогов и семей доступными электронными сервисами и учебными материалами. То есть речь идёт, якобы, только об инфраструктуре. При этом интересно, что единственное, чем обосновывается необходимость внедрения МЭШ, – это удобство получения информации, а также необходимость следовать многочисленным стратегиям и программам, отвечающим духу времени и касающимся информационного общества, и цифровой экономики. Никаких других аргументов при этом не приводится. Некто А.Ермолаев, руководитель департамента информационных технологий Москвы, заверил, что, отрабатывая пилотный проект в шести школах, они хотели добиться, прежде всего, не круглых «пятерок», а упрощения и улучшения процесса получения знаний: «Наша цель – вовлечь учеников в учебу. В результате мы увидели повышение активности 2 500 учащихся данных заведений. Они, что называется, втянулись». Какие критерии «втянутости»? Как это соотносится с педагогической наукой, с охраной здоровья школьников?

В действительности речь идёт не столько об инфраструктуре, сколько о коренном изменении школы (поэтому и говорится, что это «система образования будущего»). Цифровые технологии меняют саму методику обучения, все педагогические методы и представляет собой революцию, означающую ликвидацию традиционной системы образования, которая впитала в себя всё лучшее из культурного наследия нашего народа и все лучшие достижения отечественной педагогической мысли и практики и позволяла формировать высоконравственную, высокообразованную и интеллектуально развитую личность. Именно для такой системы и нужны те качества учителя, которые так ценят сами школьники. А концептуальной основой МЭШ является не научная система, но экспериментальный форсайт-проект (русского слова – не нашли?!) 2030, разработанный АСИ, МШУ Сколково и ВШЭ и одобренный правительством. Его ключевыми идеями являются следующие:

- Обучение – это сфера бизнеса – продажа услуг. Человек покупает навыки, чтобы затем продавать их с прибылью. Человек рассматривается как товар – отсюда устремленность на таланты, которые дороже стоят и приносят большую прибыль.

- Кастовость – евгенический подход. Изначальное неравенство: одни – творцы, другие – «люди одной кнопки». Отсюда – индивидуальные траектории развития и ставка на «одарённых детей». Одним – «человеческое, живое обучение», другим – дистанционное, онлайн обучение.

- Коренное изменение содержания и методики обучения.

Не стану разбирать, как преподаватель с огромным стажем, всех вредоносных педагогических и социальных последствий, скажу об одном – самом понятном для родителей (а ведь все, даже учителя, – родители). МШЭ нанесёт прежде всего страшный удар по здоровью и психике детей! Не случайно меньше всего позволяют сидеть за компьютерами и гаджетами именно профессиональные айтишники. Они понимают всю бездну вреда для неокрепшего организма и несформировавшегося сознания. Я был во Франции во время выборов нового президента. Команда Франсуа Олланда провалилась ещё и потому, что в 2015 году ею была также запущена программа электронной школы, которая вызвала яростную критику общественности. Как заявил автор книги «Катастрофа цифровой школы» Филипп Биуи – ведущий инженер, катастрофа цифровой школы имеет педагогические, санитарные, общественные и экологические аспекты. Кто их у нас исследовал? Французская национальная библиотека, а также многие другие библиотеки и университеты Парижа, полностью демонтировали все сети Wi-Fi, а во многих госучреждениях они запрещены. Трудно поверить? Но французы запрещают не просто так, а опираясь на научные исследования: детский организм в 10 раз уязвимей для радиооблучения! Подобные ограничения введены также в Бельгии, Испании, Израиле, Австралии, Италии, Швейцарии, Германии, Австрии, Индии, Финляндии и других странах. А мы что, умнее всех или провели самые глубокие исследования? Как раз нет – спешно, по непродуманным рекомендациям, побочным и корыстным мотивам ломаем проверенную систему ради выгоды «элиты» и возможности манипулировать населением. Других объяснений – нет! Трепещите: троцкизм в образовании идёт в атаку.

 

* * *

День знаний я встречаю, преподавая в двух вузах. Мы все ждём начала учебного года, встречи с первокурсниками. Самое печальное наблюдение: каждый новый набор слабее предыдущего по эрудиции (заученные для ЕГЭ даты и факты – никому не нужны, я их сам в сети проверяю), по творческой устремлённости (они привыкли к формалистике и силе финансовых и прочих возможностей), просто по жажде знаний. Конечно, есть редкие и радостные исключения. Спрашиваю у Яны Софроновой – студентки 4-го курса литературного творчества МГИК: «Что ждёшь от нового учебного года?» – «Волнуюсь, кто нам будет литературу преподавать». Да, на кафедре снова перемены – Андрея Воронцова отодвинули от заведования кафедрой, теперь он и вовсе ушёл. А ведь это – профессионал и знаток литературы, хоть мы с ним и полемизировали. Молодой член Союза писателей, состоявшийся критик – Яна волнуется из-за своих знаний, а подавляющему большинству – до лампочки. И это самое страшное. При электронно-заочном обучении вообще такие тонкости отпадут: курс-то выложен, валяй – усваивай и выполняй формальные задания. Смешно теперь: «Куницыну – дань сердца и вина, он создал нас, он воспитал наш пламень…». Посмотрите на реформаторов – какой там пламень и пафос созидания!

 




Прикрепленные изображения