Сергей ЗУБАРЕВ. АХ, КАКАЯ БЫ БЫЛА ИНТРИГА!.. Стихи

Автор: Сергей ЗУБАРЕВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 86 | Дата: 2018-07-24 | Комментариев: 1

 

Сергей ЗУБАРЕВ

АХ, КАКАЯ БЫ БЫЛА ИНТРИГА!..

 

ЭТЮД С ДОЖДЁМ

                                             Памяти С.Г. Егорова

Дождь моросил не зло, а виновато –

Когда идти не волен выбирать.

Стояли, молча, мокрые солдаты,

Готовые и в дождь салютовать.

 

В ту морось хоронили ветерана,

Которого призвали небеса.

И никому дождь не казался странным,

Легла на гроб небесная роса.

 

С умершим попрощались все родные,

И воздух разорвал ружейный залп.

Вороны взмыли в небо, как шальные,

Как будто кто их всех с крестов сорвал.

 

Второй и третий залпы прозвучали.

Там в небе дым? иль облачко-душа

Взлетала вверх, оставив здесь печали,

К однополчанам и жене спеша?..

 

* * *

Радуем, балуем, пестуем

Деток ли, внуков своих.

В каждом – число неизвестное…

Надо ль продолжить мой стих?

 

Стих – отворение в тайные

Все уголочки души.

Свет станет розою чайною,

Ты этот свет не туши.

 

А из потёмок не вырастишь

Доброго ты никогда.

В яме, тобою же вырытой,

Может сгореть и звезда.

 

Пестуем, балуем, радуем…

Всё, что посеешь, – пожнёшь:

Дождь обложной или радугу,

Плевелы или же рожь…

 

* * *

Писал про свет или добро,

Про нашу жизнь… Пиит,

Ты ставил книги на “ребро”,

Но стал ли знаменит?

 

Ты говоришь, гордыни яд

Тебе всегда претил,

Что рукописи не горят,

Что просто нету сил

 

Смотреть, как множится печаль…

Что пачкать снег листа

Тебе вдруг стало очень жаль.

Всё – тлен и суета!

 

Не каждый пусть из нас Атлант,

Уныние души.

И, если дан тебе талант,

Пиши, мой брат, пиши!..

 

КРАПИВНОЕ СЕМЯ

От соседки жигалка-крапива

Тихо лезет вновь через забор.

Злое семя! – разве сваришь пиво? –

Норовит собой усеять двор.

 

Я найду на тот сорняк управу,

Срежу ему голову серпом, –

Не нужны мне здесь такие травы! –

И не пожалею ни о чём.

 

…Семени крапивного во власти –

Как вокруг посмотришь! – пруд пруди.

Кто спасёт от этакой напасти?

Что нас ожидает впереди?

 

Косари пойдут ли друг за другом,

Или сгинем все в глухой ночи?..

Каждому воздастся по заслугам.

К смерти иль к дождю кричат сычи...

 

ЛАСТОЧКА

Ласточка-касаточка, щебетунья,

Не забыла ль ты, краса, к нам дорогу?

Скоро к нам придёт весна хлопотунья,

Расправляй свои крыла. Трогай! С Богом!

 

Неужель твоё сердечко ни капли

Не щемит тоска по родине милой?

На земле ли ты сейчас, в облаках ли,

Но Сахары – за спиной зной постылый.

 

А лететь тебе ещё так далёко,

Вон внизу мелькнул реки шарфик синий

А вверху парит заждавшийся сокол…

Да хранит тебя Господь для России!

 

Ах, касаточка, лети к нам из плена,

Сотни ласточек летят за тобою…

Принесите к нам с собой перемены,

Чтоб запахло дома Русской весною.

 

ПЕРЕКЛИЧКА

                              Памяти Николая Дмитриева

Мне тоже часто говорят:

“Пиши о вечном”.

О том, как плачет виноград,

Девчонке встречной,

 

О ненависти и любви

Пишу, сгорая.

Твои ночные соловьи

Гремят из рая.

 

Пишу о зле и о добре,

О тьме и свете,

Что на Николу в декабре

Колюч так ветер,

 

И что не мучит Божий страх

Чиновных выжиг

(Мой батька тоже в клеверах

Под Прагой выжил),

 

О горькой правде и о лжи,

О русской боли

Пишу… Доколе нам так жить?

Скажи, доколе?

 

ФЕВРАЛЬСКИЙ ЭТЮД

Ах, что за воздух в парке, что за воздух,

Как всех он зимней свежестью пьянит!

И детский смех, и чей-то звонкий возглас

Уносятся отчаянно в зенит.

 

И я иду рукой ерошу туи,

Как будто отрясаю с веток снег.

И детвора бежит напропалую,

Рассыпав бубенцами светлый смех.

 

И парк пронизан предвечерним светом,

В нём столько вдохновения и тем –

Любой, наверно, смог бы стать поэтом,

И уходить не хочется совсем.

 

Останься с нами, брат! – и ветка клёна

Меня схватила вдруг за капюшон.

Гулять бы рад, да Франсуа Вийоном

Сегодня я на ужин приглашён.

 

* * *

Лидеры меняют моду в спорте,

Хоть того и не желают сами –

Кто вчера козлом скакал на корте,

Все ложатся навзничь на татами.

Встанут на коньки или на лыжи,

Лишь бы быть им к президенту ближе.

Вот бы Путин вышел к людям с книгой –

Ах, какая бы была интрига!..

 

* * *

Он её не спрашивал ни о чём,

О себе рассказывал иль молчал.

Лунный свет стекал на её плечо,

Так волна целует морской причал.

 

Расстелился скатертью Млечный Путь,

И мерцали звёздные ковыли.

Он с неё пылинки боялся сдуть,

Так и шли дорогою, так и шли.

 

А когда однажды пришёл другой,

Что в неё был тоже давно влюблён,

Потерял он с этого дня покой,

Про еду забыв и забыв про сон.

 

Но другому он её – не отдал,

И целуя милую горячо,

“Как же вышло так?” – всё шептал.

“Ты меня не спрашивал ни о чём”.

 

МИНДАЛЬ

Примулы цветут и ноготки

В затишке, там, где земля прогрета.

Хороши январские деньки –

Нет мороза, нет и злого ветра.

 

Солнце льётся. Наступил февраль.

Кое-где, как будто, так и надо,

Полный удали цветёт миндаль,

Привлекая всех прохожих взгляды.

 

И приезжий вдруг откроет рот,

Остановится от удивленья:

Надо ж, забубённый, как цветёт!

Безрассудно, но по вдохновенью.

 

ХАРОН

Ветер шелестит осокой,

В старой лодке спит Харон.

Счастлив он во сне глубоком –

Нет сегодня похорон.

 

И не надо на тот берег

Никого перевозить,

Значит – трудно в это верить! –

Не истлела жизни нить,

 

Смерть подрезать не сумела.

Не слыхать вороний грай.

Может, завтра будет дело,

А сегодня отдыхай.

 

Не готовы мы к отплытью,

Жизнь по-прежнему пьянит.

Тс-с-с! Харона не будите,

Не будите, пусть поспит…

 

* * *

“О чём писать, на то не наша воля”, –

Сказал Рубцов. А может, простонал?

В стихах поэтов русских столько боли!

Саднит. Но разве в этом их вина?

 

Да, рвут сердца, но от любви к Отчизне.

Дано писать, то в праве ль выбирать?

Печалятся в стихах о нашей жизни,

А жизнь подскажет всё, о чём писать.

 

* * *

Плюйте, плюйте, ведь русский колодец глубок

И вместить в себя многое может.

Он стоит на распутье всё тех же дорог,

Где сегодня плюётся прохожий.

 

Завтра ж каждый из вас будет жаждой томим,

Поспешите к колодцу напиться,

Ужаснётесь внезапно, склонившись над ним,

Увидав отражённые лица…

 

* * *

Время увядания и боли

Посылается, как надо, в срок.

И такою жизнью будь доволен,

Извлекая из неё урок.

 

Для того нам и даются муки,

Чтобы только крепче духом стать

И последний горький час разлуки

С радостью принять как благодать.

 

Взвоет ветер и взметёт над полем

Одуванчиков легчайший пух.

Пух летит, не жалуясь на долю,

Он летит – собой засеять луг,

 

Чтобы снова тёплою весною

В травах вешних золотом расцвесть…

Не печалься, следом за земною

Жизнь придёт – она, другая, есть.

 

Не кладу печали на весы я,

Боль пришла, то так тому и быть.

Только увядание России,

Осень её как мне пережить?..

 

* * *

Смерть придёт по расписанию –

У кого ты ни лечись.

Но не знаешь ты заранее

Даты скорбной. Чувствуй жизнь!

 

Чувствуй боли ты и радости,

На щеке рассветный луч…

Погляди, какая радуга

Птицей вырвалась из туч.

 

Ты послушай, как с осокою

Сладко шепчут камыши.

Небо плещется высокое

В тихой речке. Ты дыши

 

И живи, не зная роздыха,

Золотую сея рожь…

А когда не хватит воздуха,

Вот тогда и отдохнёшь.

 

А пока прими страдания,

Зной палящий и дожди…

Смерть придёт по расписанию,

Раньше времени не жди.

 

СТАРЫЙ САД

Хозяин болеет, болеет и сад,

И чахнет сирень у калитки.

И грустно хозяину в спину глядят, –

Когда он идёт, – маргаритки.

 

Он с лейкой идёт, молчалив, будто мим,

Спасая их бедных от жажды.

А раньше он был совершенно другим, –

Поя, разговаривал с каждой.

 

И вишня цветущая сыпала цвет,

Как скатертью путь устилала,

И всюду был свет, ослепительный свет…

Теперь горький сумрак устало

 

Сгустился в запущенных старых ветвях,

И сад, в ожидании ночи,

Не грезит уже о былых соловьях,

Скорее осыпаться хочет…

 

ЕСЛИ Б ТОЛЬКО В МАРШРУТКЕ…

Впившись взором в экраны смартфонов,

Парень с девушкой рядышком сели.

И весна в сарафане зелёном

Зря цвела – те её проглядели.

 

Проглядят так и знойное лето,

Как и осень – увы! – золотую.

Им тепло ль от экранного света?

Горькой грустью с экранов не дует?

 

Вон зима уже копит метели,

Чтоб ужалить их чувством испуга,

Как же так, что они проглядели,

Навсегда проглядели друг друга?..

 

ПРИТЧА

Он за полы рванул рубашку –

Нет за пазухой камня, гляди!

К вам иду, душа – нараспашку,

Крест нательный один на груди.

 

Но никто для объятий руки

Не раскинул в пучине людской,

Безразличный поток стозвукий

Обтекал многоликой рекой.

 

Лишь старик с усмешкой прокашлял

(То ли битый уже, то ли плут?):

“Не иди с душой нараспашку –

Наплюют!..”.

 

* * *

Помидоры лёгкою рукою

Посадил, а вслед за ними перцы…

В огороде я искал покоя

Для души, искал его для сердца.

 

Нет его. “Покой нам только снится”, –

Сказано давным-давно поэтом.

С юга принесут на крыльях птицы

Полное хлопот горячих лето.

 

Хлопоты! Да это ли напасти?

Для души они порой не лишни

И сердца они не рвут на части,

Как “Хромая лошадь” с “Зимней вишней”…

 

Зло повсюду нынче хороводит.

Нам досталось времечко такое,

Что ты ни в саду, ни в огороде,

Ни у речки не найдёшь покоя…

 

* * *

Я был ещё не выше трав

В лугах, где жизнь брала начало,

От запахов цветов остра.

И бабочка порхала.

 

Дорога вдаль меня вела,

Душа во мне вся ликовала.

Ах, золотые два крыла!..

То бабочка порхала.

 

Вкушал я терпкий мёд любви,

И горе – час пришёл! – ломало.

И были два крыла в крови,

Но бабочка порхала.

 

У поля жизни на краю

Стою, горчит трава сухая.

Полынный ветер жадно пью,

А бабочка порхает…

 

БЕЗДЕЛЬНЫЙ ДЕНЬ

…День завершить упрёками жены,

Что “не хозяин, пьяница, бездельник”,

Как чуда, ждать полночной тишины,

И стих начать, как новый понедельник,

 

С заглавной буквы, с чистого листа,

И до утра надеяться и верить,

Что мир спасёт любовь и красота,

Былое счастье постучится в двери,

 

Как будто горе не входило в дом

И по ночам слезами не душило,

К утру очнуться и с большим трудом

Сломать ночных воспоминаний шило,

 

И на зарю глядеть из-под руки,

На россыпь рос на травах придорожных,

В который раз сжигать черновики,

Смиряясь с тем, что счастье невозможно…

 

* * *

В часы безутешной печали,

В минуты кромешной тоски

Все музы твои замолчали,

И вспыхнули черновики.

 

И корчилось в пламени слово,

Сгорая в огне золотом,

Чтоб,  – пепел стряхнув, – снова

Влететь в опустевший твой дом

 

Весёлой иль плачущей птицей,

Исторгнуть пленительный звук,

На солнце в стихах заискриться

И рваться на волю из рук…

 

* * *

Утро. Начало июня.

Лета горячий разбег.

Трепет цветущих петуний,

И одуванчиков снег,

 

Ветром несомый навстречу,

Пухом летящий в глаза.

Утро. Далёк ещё вечер.

Ярка небес бирюза.

 

Всё: и крушенье надежды,

Злая жара иль дожди,

И золотые одежды –

Всё впереди, впереди…

 

БУДИЛЬНИК

Его давно не заводили,

Заброшен в дальний угол он,

Стоит покрытый слоем пыли,

Забывший свой весёлый звон,

 

Каким он раньше на работу

Будил хозяина всегда,

Иль на рыбалку и охоту…

О, как он счастлив был тогда!

 

Теперь безделием контужен,

Он день и ночь молчит, молчит –

Он стал хозяину не нужен.

Ох, как же тот во сне кричит!

 

Там полыхают вновь зарницы,

И гром гремит со всех сторон.

Хозяину всё снится, снится

Один и тот же жуткий сон:

 

И в нём идёт он минным полем

Всю ночь к рассвету своему…

Кто просыпается от боли,

Тому будильник ни к чему.