Виктор КАРПУШИН. НАВЕРНОЕ, ЗДЕСЬ НАЧУДИЛА ЧУДЬ… Стихи

Автор: Виктор КАРПУШИН | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 92 | Дата: 2018-07-19 | Комментариев: 1

 

 

 Виктор КАРПУШИН

 НАВЕРНОЕ, ЗДЕСЬ НАЧУДИЛА ЧУДЬ…

 

 * * *

 Глубины сумрачного света,

 Гречишный горьковатый мёд.

 Июль глядит в глаза поэта,

 А может быть, наоборот?

 

 Причинно-следственные связи

 Не вписываются в дожди.

 Так василёк в хрустальной вазе

 Жалеют вольные стрижи.

 

 Но кажется, что Пётр и Павел

 Прощают слабости людей.

 Похмельный дед забор поправил,

 По гороскопу – Водолей.

 

 Но он не верит в гороскопы,
 Чекушку просит у жены…
 И толерантные европы
 Ему задаром не нужны.

 

 Есть время выбирать дороги,

 Есть зренье различать добро.

 И к сонной речке спуск пологий,

 И мостик – лебедя перо.

 

 * * *

 Паутинка сквозь ушко́ продета,

 Смерть Кощея на конце иглы.

 Не грустите, что уходит лето,

 Вечера пока ещё светлы.

 

 Тайна есть в печали мимолётной,

 Сколько света в небе голубом!

 Встретившись с кикиморой болотной

 Поделитесь клюквой и теплом.

 

 Ведь его становится всё меньше,

 А кукушка продолжает счёт.

 Дождик – разорившийся помещик

 В чаще волчьи ягоды толчёт.

 

 Он готовит горькую настойку,

 Только не спешите зелье пить.

 Просто осень начинает кройку,

 А зиме досталось саван шить.

 

 * * *

 Мокий Мокрый разбудил русалок,

 Ветки ивы тянутся к воде.

 Присмирела утром стая галок,

 Но не стоит думать о беде.

 

 Милая народная примета

 Повествует людям и зверью,

 Что плутает по тропинкам лето,

 Щурится на раннюю зарю.

 

 О родне напомнят незабудки,

 Пролетит случайный майский жук.

 Плавают задумчивые утки

 И не отвлекает дятла стук.

 

 И рыбак у высохшей колоды

 Задремал от колдовской воды.

 А русалки водят хороводы,

 Путаясь в сплетеньях лебеды.

 

 * * *

 Октябрь. И в лесах туманно.

 Уже почти сошли грибы.

 Заката блёклые румяна.

 Пора разлук и ворожбы.

 

 Мерцают у болот гнилушки,

 Летят шальные птицы вдаль.

 Замёрзли ножки у избушки.

 Дожди. Задумчивость. Печаль.

 

 Ну что ещё к сему добавить?

 Картина ясная и так.

 Пусты былинные дубравы,

 И всё же сумерки – не мрак!

 

 Костёр разводит грустный леший,

 Прилаживает котелок.

 И лунный свет с лесных проплешин

 Стекает на речной песок.

 

 * * *

 Мрачный ноябрь уступает пути зиме,

 Долго ли, коротко – сказка, лампадка, печь.

 Ночь в Подмосковье, считаю года в уме,

 И прерывается ходиков тихая речь.

 

 Ветер качает в забытых полях бурьян,

 Кажется прошлым струящийся лунный свет…

 Пруд одинокий бедой и тщетой осиян,

 Выходов много, но выхода будто нет.

 

 Кажется, стонет в далёком лесу сова,

 Осени привкус, застывший густой туман.

 Так на Руси прорастают порой слова,

 И первый лёд – серебристый тугой капкан.

 

 Непредсказуем далёкий ночной костёр,

 Веточки ивы царапают гладь пруда.

 Так и живу возле прошлого до сих пор,

 Перебирая кусочки земли и льда.

 

 * * *
 Серебряными гвоздиками дождь

 Вбивает листья в чёрную тропинку.
 В такие дни тепла уже не ждёшь,
 Как за соломинку, держась за паутинку.

 И если спросит кто-то: «Как дела?»,
 Ответить проще, чем хранить молчанье…

 И всё-таки печаль твоя светла,
 Таким бывает позднее венчанье.

 

 ВОРОЖБА

 Коромысло не буду тревожить,

 Просто выйду с ведром до грозы,

 Встречусь с облаком спелым творожным,

 Что попало на зубья фрезы –

 

 Пики старого хмурого леса,

 Где русалки не любят шутить,

 Где дождя дымовая завеса,

 Где случалось и мне ворожить.

 

 Объясняться с задумчивым лешим,

 Где и чьи на полянах грибы,

 Пробираясь нехоженым лесом,

 Постигая азы ворожбы.

 

 Пряча кукиш в дырявом кармане,

 Наблюдая за белкой в дупле,

 Умиляясь на свадьбы комарьи,

 Доверяясь приречной ветле.

 

 А теперь ни к чему предсказанья,

 Я довольствуюсь скромным житьём.

 Можно счастливо жить под Рязанью,

 Занимаясь письмом и шитьём.

 

 Постигаю секрет рукоделья,

 Призываю помочь небеса,

 Замечая, как дни поредели

 И почти облетели леса.

 

 * * *

 Июнь не терпит недомолвок,

 Открытость всюду и везде.

 Путь до любви не очень долог,

 Как до кувшинки на воде.

 

 Такая заповедь июня:

 Искать, терять и находить.

 Колеблются травинок струны

 И незачем любовь будить.

 

 Настанет срок – она проснётся,

 Раскроет ясные глаза.

 И медленно восходит солнце,

 И медная дрожит лоза.

 

 * * *

 Наверное, здесь начудила чудь,

 Наверное, намеряла здесь меря.

 Давай с тобой накатим по чуть-чуть,

 Зелёного слегка подразним змея.

 

 Пойдём туда, где средь берёз снега

 Задумчивому путнику по пояс,

 Где повстречать не мудрено врага

 И Богородицы увидеть пояс.

 

 Он на ветру туманной берестой

 Колышется и укрепляет в вере,

 Что на Руси есть воля и покой,

 Об этом помнит чудь и знает меря.

 

 А потому не будем сожалеть,

 Искать в своих ошибках виноватых…

 Как хорошо с утра в поля смотреть,

 От вдовьих слёз слегка солоноватых.

 

 Репейник, как угрюмый Чингисхан,

 Застыл в раздумье на краю оврага.

 И залетают звёздочки в стакан, –

 Небесная божественная влага.

 

 * * *

 Едва заметный дождь стихает,

 Апрель порадовал теплом.

 И вот уже земля сухая,

 И в парке девушка с веслом –

 

 Осколок сталинской эпохи,

 Потрескавшийся монумент,

 Не разделяет наши вздохи

 И исторический момент.

 

 Ну а вода в реке дымится,

 Печаль – за тридевять земель.

 И копит силы медуница,

 И пролетает рядом шмель.

 

 И тихо пролетают годы,

 И селфи сделать не успеть…

 И снова дождь тревожит воды,

 И сушится на вербах сеть.

 

 * * *

 Цветёт рябина. Запах резкий.

 Весна, поэта не кружи!

 Трепещущие занавески

 И мельтешащие стрижи.

 

 Пора надежд, открытых окон,

 Незамутнённых чувств и душ.

 И небо смотрит синим оком

 В глаза косые сонных луж.

 

 И я переступаю лужи,

 Встречаю майские дожди.

 И пусть стрижи над домом кружат,

 И всё как будто впереди.

 

 Прохладой встретит подворотня,

 Пьёт пиво странный гражданин.

 И даже дымная Капотня

 Мила в цветении рябин.

 

 * * *
 Черны на огороде колья.
 Полынь. Ромашка. Зверобой.
 Луна, искристая на сколе,
 Неторопливый дождь рябой.

 Слегка горчит трава на срезе,
 Блуждают странные огни.
 И смутные детали в пьесе

 Не омрачают эти дни.

 Поскольку осень так прозрачна, – 
 Прожилки на листве ясны.
 И бродит тихая удача

 В потёмках призрачной страны.

 

 * * *
 Пахнет вишнёвым вареньем,
 Осы шальные летят.
 Жалко, что лето мгновенно,
 Скоро придёт листопад.

 Позолотятся дорожки,
 Где нам бродить средь дождей,
 Где провожать по одёжке

 Будем случайных друзей.
 
 Переживать недомолвки,
 Взгляды косые в толпе...
 Девица вяжет в светёлке
 Шарфик – подарок себе.

 

 Ну а пока подорожник – 
 Жарких лесов изумруд.
 И бородатый художник

 Ищет покой и уют.

 Сладкая тяжесть мольберта,
 И на палитре слегка
 Мёдом разбавило лето
 Сумерки и облака.

 

 * * *
 Петровский пост, и лес задумчив,
 В траве мерцают огоньки.
 И ангел грезится за тучей,
 Бредёт апостол вдоль реки.

 И замерла в затонах рыба,
 Не шелохнутся камыши.
 И освещает свет от нимба
 Потёмки грешные души.

 Не хочется спешить, а просто

 Смотреть в сплетения осок.
 И дальний колокол – с погоста;
 Всему свой срок, всему свой срок…

 

 * * *
 Яблоко от яблоньки

 Катится в траве.
 Проживаем ладненько,
 И назло молве

 

 Ищем цветик аленький,
 В тёмной чаще клад.
 И милы сухарики,
 Горек виноград.

 Винами заморскими

 Не залить тоску.
 Серебрятся просеки,
 Ворон на суку

 

 Смотрит в даль заветную
 Сторожем немым.
 Вечерами светлыми
 Люб отчизны дым.

 Лето, и не верится,
 Что уйдёт тепло.
 И смеётся девица
 Лешему назло.

 

 * * *
 Заржавели кареты рессоры,
 Датский принц никуда не спешит.
 Пьют дешёвый портвейн режиссёры,
 Не налажен, наверное, быт.

 В королевстве, как видно, неладно,
 Неспроста дорожает бензин.
 И провинция дышит на ладан,
 И луна, как надкусанный блин.

 Но в народе пока что движуха – 
 Полстраны занимает футбол.
 Вот зачем напрягает старуха,
 Чтобы дед к морю синему шёл.