Вячеслав АР-СЕРГИ. РОДНОЙ ЯЗЫК – «НЕ В ТРЕНДЕ»? Беседовал Княз Гочаг

Автор: Вячеслав АР-СЕРГИ | Рубрика: БЕСЕДА | Просмотров: 558 | Дата: 2018-07-13 | Комментариев: 0

 

Вячеслав АР-СЕРГИ

РОДНОЙ ЯЗЫК – «НЕ В ТРЕНДЕ»?

Беседовал Княз Гочаг

 

Вячеслав Ар-Серги, народный писатель Удмуртии, один из знаковых российских авторов, его мнение интересно всем, кто ныне занимается вопросами национальных литератур России. Мы беседуем сегодня с ним о том, что и под звуки фанфар ЧМ по футболу жизнь наша – продолжается, со всеми её плюсами и минусами. Плюсы, конечно же, – налицо, а вот о минусах… Без них у нас – никак. И вот об одной злобе дня текущего наш разговор. Он касается проблемы, о которую ох как много уже сломано копий, но «воз и ныне там»…

 

Вячеслав Витальевич, конечно же, наша беседа никак не может обойтись без задела о законотворческой составляющей этого вопроса – известной, июньской... Ваше слово, мастер.

Благодарю вас. Итак, 19-го июня Госдума РФ приняла в первом чтении проект поправок в закон «Об образовании в РФ» в части родного языка из числа языков народов РФ и государственных языков республик, находящихся в составе РФ… Передачу этих громоздких словес взяли на себя практически все СМИ, имеющие отношение к нашей стране. А для нерусских коренных народов России каждое слово этой информационной тирады прозвучало словом похоронной речи, прощания с их языками… И тут же они, и их дети, снова увидели, что они – лишь удмурты, татары, башкиры, марийцы, чуваши, мордва, коми… которые без русского языка – никто, а соседи – русские, язык которых обязательно надо учить, а самим русским любой другой язык российский – без надобности. Точь-в-точь как и во времена сумароковски-сумрачные: «Но не такие нам полезны языки, какими говорит мордва и вотяки…». На то он и – талант, имеем в виду Александра Петровича Сумарокова, им сказанное почти три века назад и сегодня в России – свежо… Вопрос – кому нужна такая сегрегация наших российских рядов? Ответ теряется в мутных водах текущего политмомента, риторы которой без своей рыбки не остаются…

И вот сейчас, по словам Вячеслава Никонова, председателя комитета по образованию, появилась реальная возможность «выработать такую формулировку закона, которая устроила бы всех без исключения, в том числе и представителей руководства национальных республик»… Да-а-а, тут же человек несведущий, наивный, может ведь и подумать, что главы национальных республик РФ денно и нощно ломают свои державные головы только о развитии языков коренных народов их титульных территорий… И даже может показаться, что когда Владимир Владимирович Путин, скажем, назначал в прошлом году главой Удмуртии дотоле никому не известного в республике Александра Владимировича Бречалова, отечески и наставлял его: «Ты уж там развивай язык-то удмуртский, развей его хорошенько»… А тот, ясное дело, понятливо кивал головой – мол, всё будет суперски… Но наша речь сейчас – не о том.

А о том, что пробиться сквозь казуистику слов решений Госдумы по данному проекту человеку простому – ох как непросто. Он может перечитать почти и всё, что относится к депутатскому голосованию по проекту поправок в закон «Об образовании в РФ» 19-го июня, но, видит Бог, мало что поймёт. Отметьте, голосовали не за закон, а проект документа, с тем, чтобы по истечении времени отправив его по региональным законотворческим институтам – послушав их, снова наполнить его долженствующими положениями, пунктами и т.п. И – довести до ума. Как бы… Поневоле напрашиваются сомнительные сравнения. Типа, вы купили машину, заплатили за неё – голосованием, а потом потихоньку изготовитель поднесёт и недостающие комплектующие – колеса, руль, двери… Через год, через два, три… По одному. А машина стоит и гниёт. Ни – «тпру», ни «но»… Возможно ли такое? У нас всё – возможно. Не исключение и – госдумовское законотворчество. И ведь что интересно – депутаты голосуют! Массой! За неподготовленное решение. Лишь трое – «против», один – «воздержался». Хоть и в первом чтении…

 

 – Дорогой Вячеслав, а на ваш взгляд – найдено ли равновесие между обязательным и факультативным преподавание языков народов РФ?

Мне кажется, что факт обязательности изучения языков априори и не рассматривался уже – это вопрос был уже аннулирован на самых наших верхах, в частности, прошлой весной, в Йошкар-Оле… Но говорят, что нерусские языки, в их аспекте родного языка, хоть и в сокращенном виде, но всё же и ныне сохраняются в официальной обязательной (прим.: обязательной лишь в нескольких национальных субъектах РФ, где национальные языки имеют статус и государственного, а в большинстве других, даже имеющих этот статус, – лишь вариативны в обучении, а практически уже и давно факультативны) части школьной программы и не переходят в статус факультатива. Эх, как хочется тут вздохнуть свободно и глубоко – мы тоже, де, люди! Коль в обязательной, то кто же ещё? Э-э-э, рано пташечка запела… Ведь дальше следуют никоновские сентенции о том, что здесь «речь идёт о том, чтобы при поступлении в первый и пятый класс родители подавали заявление о том, на каком языке ребёнок хочет обучаться и какой язык он будет изучать в национальных республиках или школах, где изучаются те или иные языки народов РФ». Приехали… Как говорится, «станция Березай – хошь не хошь, а – вылезай!». Дальше – ходу нету. В первую очередь родным языкам коренных нерусских россиян, уже накрепко пришпиленным исключительно к бытовому уровню – без государственно определенных перспектив функционирования, роста и развития.

Почему? Как? А это у нас делает совершенно запросто. Система работ – «проработок» с российскими гражданами, родителями у нас доведена до «ейного» совершенства. В особенности – партией власти. Обкатана по вертикали на всевозможных выборах – до состояния надёжнейшего дрына в опытных руках. Суть этого «ноу-хау», увы, не нова – она заключается в самом элементарном – простом и тупом давлении. Не изобретая велосипеда, самые низовые местные власти и люди около неё – «пехота» партии власти, пойдут (уже идут… – сообщают с мест) «в население», коему на двух пальцах объясняют, что ребёнку важнее государственный язык – русский, нежели все остальные, хоть и родные. Ведь ребёнку, де, надо сдавать ЕГЭ! А ЕГЭ – это же фундамент всей личностной жизни! ЕГЭ – это государственнейшее мероприятие, недаром вокруг сдачи ЕГЭ ставят столько охраны, превращающейся в настоящих пограничников, ни много ни мало.. С металлоискателями, с камерами наблюдения… – ну, чисто войсковая операция! Ах, детки, детки наши…

 

А как же родной язык?

А родной язык… На то он и родной, что пусть изучается дома – на нём, мол, только до околицы своей деревни и дойдёшь… А на русском языке – весь мир будет приветствовать тебя: и удмурта, и татарина, и башкира, и марийца, и коми… Не нужен, говорят, ты миру – ни удмуртом, ни татарином, ни башкиром, ни марийцем, ни коми, ни чувашом… лишь только – русским. И вот приезжаешь ныне в отдалённейшие чисто удмуртские деревни, где уже не слышится детский щебет на родном языке, и возопишь тихой молитвой: «Да за что же так-то, Господи – Остэ, Инмаре?!». Ведь только вчера (!) здесь ещё дети, много детей, пели и говорили по-удмуртски – были веселы и резвы, уважительны и милы, здоровы и бодры, а ныне – тишина по-русски. Верна мудрость старинной удмуртской пословицы: на чужом языке – родными не быть… Бедные родители-удмурты, считая каждую заработанную потом своим копейку, из кожи вон лезут, чтобы вывести своих чад «в люди», а тут им ответственные люди, свои или из района (среди них нередки и сами учителя; им много легче работать по уже накатанным русским методическим пособиям, нежели творить свою национальную дорогу), и нашёптывают на ухо каиновым шёпотком – пишите-ка, мол, заявление к обучению на русском языке, зачем вам этот удмуртский, фу, время терять… И – пишут. И вот он сегодня налицо – разгул бытового российского шовинизма, вольно или невольно подкреплённый «теми – кому надо» сверху.

Большая часть коренных нерусских народов России родниковой основой своей считает деревню. Свою, национальную. А жизнь-то крестьянская ныне – ох нелегка. Именно для крестьянина, непосредственного производителя сельхозпродукции страны, а не армии всяких дармоедских посредников, переработчиков и т.п. Закупочная цена одного литра молока в той же Удмуртии редко где превышает 18 рублей, а цена одного литра дизельного топлива – уже за 40 рублей!

 

Об этом диспаритете цен талдычат на всех выборах, кандидаты в депутаты рвут на сытых грудях своих заморские рубахи: мол, всё исправим, не будет такого!

– Да. Выбора проходят, нужные люди назначаются депутатами, а этот диспаритет цен только усиливается. Бедно, бедно крестьянство наше российское. И очень ощутимая часть его составляется именно нерусским коренным населением РФ. Рушатся деревни… – лендлорды из верхов почему-то не рвутся их поднимать. Народ им, видно, не нужен, лишь земля – как товар. И сидит за рулем своего старого тракторца нерусский крестьянин и размышляет свою думу горькую… – а надо будет сына (дочку) по русскому учить. Авось, и человеком будет. Сытым, одетым в модное и дорогое. Пусть едут в город и работают в офисе. И отдыхают на заграничных пляжах – лепота! А нам уж, видно, и остаётся – допевать свою удмуртскую песню, доставшуюся нам от отцов и дедов. Материнский язык и земля отцовская – ныне «не в тренде». Да ведь и сами-то родители-удмурты изучали свой язык не в обязательной, а только, так сказать, в вариативной форме – «чему-нибудь и как-нибудь»… В Удмуртской Республике как предмет удмуртский язык изучался доныне лишь в тридцати двух процентах школ республики… Не любило, ой, не любило российское государство другие языки и в особенности – в устах своих же россиян. Это мы особенно ярко сейчас видим и по его отношению, в частности, к татарскому языку, практически ныне единственному российскому языку, ещё помнящему о своей относительно недавней исторической государственности… А ведь даже великие русские правители в свое время писали письма в град-Казань на татарском. Видим и по остальным языкам… да хотя бы и по той дюжине национальных языков РФ, имеющих утвержденные федеральные программы обучения. Не говоря уже и о 58-ми языках народов нашей страны, худо-бедно используемых ныне системой образования России... Не находят им места наши народные избранники – слуги народовы… И это при всей нашей генетически-глобальной любви к языку Пушкина и Лермонтова, Толстого и других:

И назовёт меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн,

И ныне дикий тунгус,

               и друг степей калмык...

 

Да-а, остаётся только горько вздохнуть…

 

 

– И как вы думаете – что будет дальше, чем это закончится, разовьётся?

Что мы увидим к 1-ому сентября в школах РФ, в особенности в её национальных республиках? Скорее всего увидим то, что стопки родительских заявлений будут выситься «за выбор» русского языка, а малая, тоненькая стопочка – за родные языки. Пройдёт пара-другая лет и не будет и этой стопочки. И всё… – но всё по закону, согласно воле народа-с… Люди около власти на местах, безошибочно чувствующие конъюнктуру данной политситуации, постараются и сделают это. Не только потому, что они «бегут впереди паровоза», а просто оттого, что, может быть, их похвалят за это и отметят и их нелегкие труды по искоренению нерусских языков РФ – если не забудут… А то, что сейчас и ряд нерусских языков в своих республиках имеет статус государственного – да ладно, чё уж там…

А о том, что хватит уже экспериментировать над живыми языками народов РФ, издеваясь над ними – им «и невдомёк-с». Самим же догадаться о том, что пора бы уж и нерусским языкам народов РФ дать возможность гармоничного развития наряду с государственным языком страны, – сложно: видно, не было на то команды. А опричь «верхних» – других они не слушают и не слышат.

 

– А всё же – есть надежда на исправление всего этого?

Пока нет, но – должна быть.