Валерий СДОБНЯКОВ. ИСКРЫ ПОТУХАЮЩИХ КОСТРОВ. Разворачивая свиток времени

Автор: Валерий СДОБНЯКОВ | Рубрика: ФОРУМ | Просмотров: 24 | Дата: 2018-07-11 | Комментариев: 0

 

Валерий СДОБНЯКОВ

ИСКРЫ ПОТУХАЮЩИХ КОСТРОВ

Разворачивая свиток времени

 

БЛАЖЕННЕЕ ДАВАТЬ, НЕЖЕЛИ ПРИНИМАТЬ

 

2004 год

 

8 января

Начало работы над «В-9». Встретился с дизайнером, передал журнал, дискету с наборами. А.И. Юрин по интернету должен отослать макет. Вечером зашёл ненадолго в областную библиотеку. Рождественский вечер поэзии. Вёл, как и всегда, Валерий Шамшурин. Скучно. Читали стихи друг для друга. Зрителей никого. Не выдержал — ушёл.

 

9 января

В медицинском колледже на улице Ильинской продолжение Рождественских чтений. Хорошая выставка икон (керамических) Валерия и Татьяны Гришиных и студенческих архитектурных проектов часовен (строительный университет). Вновь ушёл раньше, не дождавшись основных мероприятий. «Вертикаль» представил сам профессор В.М. Степанов, академик Международной Славянской академии. Журналы остались в библиотеке колледжа.

 

16 января

С А.М. Коломийцем у Юрия Адрианова. Вот они и познакомились. Застолье получилось хорошим. Алексей Маркович накупил всяких вкусностей, много и интересно говорил. Позже пришли Андрей Тремасов и Ярослав Кауров — учёные и поэты, издающие журнал «Холм поэтов». Два дня назад я уже был у Юрия Андреевича. Забрал поэтическую антологию для себя и Коломийца. Очень симпатично изданная книжка маленького карманного формата. Те, кто сегодня пришёл к Адрианову — авторы этой книги (кроме меня). Их стихи Юрию Андреевичу, как составитель, поместил в эту книгу.

Звонил О.Н. Шестинский. С юбилеем всё определилось. Приём будет проходить в каком-то дорогом ресторане на улице Поварской. Всем командует Сергей Владимирович Михалков. Приглашено тридцать пять человек. Олег Николаевич предлагает приехать на день пораньше, чтобы успеть поговорить. Жить можно у него на даче в Переделкино на втором этаже.

 

19 января

В музее-квартире А.М. Горького встречался с директором Тамарой Александровной Рыжовой. Передал музею выпуски «Вертикали» и свою книжку «Обретение России». Заодно договорились о сотрудничестве. Выяснил об областной премии им. М. Горького. Перспективы получения её у «Вертикали» есть. Надо готовить документы, пробовать.

 

20 января

Звонил в Москву: Кодину. Сказал Михаилу Ивановичу, что на следующей неделе буду в столице, привезу журнал. Договорились встретиться. С.И. Шуртакову. Согласовывали, какой материал из его книги «Славянский ход» печатать в «Вертикали». Попросил его написать коротенькое вступление к материалу. Семён Иванович тут же всё понял («чтобы было ясно, что это не просто перепечатка, а по согласованию с автором») и охотно согласился. Сказал, что поговорит с В.Г. Распутиным о том, чтобы Валентин Григорьевич написал короткое напутствие для журнала («хотя он очень неохотно на это идёт»). И ещё подсказал — перепечатать новую повесть Валентина Григорьевича «Дочь Ивана, мать Ивана» из «Нашего современника». И ведь действительно — это идея. О.Н. Шестинскому. Говорили о предстоящем юбилее, о «Вертикали», о его рекомендации журнала на премию М. Горького («Когда приедете, всё будет готово»).

 

24 января

Вчера получил первые две пачки «В-8». Сегодня встречались с Юрой Марахтановым и Серёжей Шестаком. Были у Сергея в гостях по поводу публикации его рассказа в «Вертикали. ХХI век». У него на стеллажах хорошие, «наши» книги. И тем удивительнее взгляды Сергея на историю и политику. Как так может быть, чтобы читалось одно, а выводы следовали противоположные?

В машине, пока ехали в гости, прочитал лестную заметку о «В-6» в «Литературной газете» Александра Яковлева.

Вечером с А.П. Пашковым в «Орлёнке» смотрели хороший фильм («Трудности перевода») дочери Френсиса Копполы Софии. Получил искреннее удовольствие от игры Билла Мюррей.

 

27 — 30 января Москва

Выехали из города на машине с Алексеем Марковичем. Вечером в Москве заехали поздравить О.Н. Шестинского, и уже от Олега Николаевича поехал в Переделкино. Плутал вокруг станции, затем по посёлку более двух часов, — так неудачно была нарисована схема Ниной Николаевной. В доме у Шестинского супруги Пономарёвы из Тулы. Они тоже издают альманах «Прикосновение», книги, исполняют под гитару песни. Остаток вечера провели за творческими разговорами. Ночевал на втором этаже в кабинете Олега Николаевича.

28.01. Дом большой (ул. Павленко, 6), состоит из четырёх блоков. В четвёртом — дача Шестинского. Большой зал, спальня, кухня, прихожая, туалет на первом этаже и кабинет, ванна-комната, туалет на втором. Вокруг дома большой парк. Всё занесено снегом, нежилое. Фотографировались с Пономарёвым у дома, у дачи Бориса Пастернака, на платформе. В Москве поехал в книжную лавку «Москвы». Неутешительно — «В-4» совершенно не продаётся. Оказывается, был у них вчера о. Владимир Чугунов. Ему расхваливали альманах, а он хотел определить свои книги. Встретился с поэтом Ольгой Дьяковой. Передала много своих стихов.

На Поварской в ресторане — чествование Шестинского. Хороший стол. Всё прошло тепло и почти по-домашнему. Выступали Феликс Кузнецов, Арсений Ларионов, Людмила Щипахина, Николай Переяслов… Что-то пришлось говорить и мне, поздравлять Олега Николаевича. В заключение встречи — разговоры с Переясловым, Ларионовым, Валентином Сорокиным.

В эту ночь в Переделкино в большом доме ночевал один. Сделал все необходимые звонки по телефону, звонили Олегу Николаевичу с поздравлениями. Затем и он сам. Завтра в 12-00 приглашает к себе в квартиру — продолжать празднование.

29.01. От Киевского вокзала по Кутузовскому проспекту прошёл пешком. Похолодало, начинало мести снежком, а я шёл и вспоминал, как ходил здесь в детстве, зимой, приезжая в Москву на два дня с мальчишками из окрестных «ярмарочных» дворов. Ночевали на Курском вокзале. Потом бывали с Ириной — ещё совсем молодые, недавно поженившиеся. Жили на квартире у её знакомой тёти тоже на Кутузовском.

У О.Н. Шестинского собрался небольшой круг людей. Все пишущие. Просидели за столом за разговорами весь день, до вечера. Познакомился с прозаиком Валерием Роговым. Он сказал, что в Союзе писателей России хорошо знают о «Вертикали. ХХI век» и много о журнале говорят. Обещал ему выслать комплект.

В Переделкино в десять часов, после пурги, которая порядком замела дорожки и тропинки, гулял по улице Серафимовича и территории Дома творчества. Побывал у дачи Корнея Чуковского. Да, не слабо жили советские классики, и при этом этой же власти держали кулаки в кармане. Но ночь была тихой, тёплой. На улице Павленко только мои следы.

30.01. Разбудил звонок Алексея Марковича. Встречаемся у метро «Октябрьская» в 10-00. Я успел вовремя. Поехали к М.И. Кодину. Пообщались с ним в его офисе. Там прочитал во «Всерусском соборе» свою заметку о «Вертикали» (из 5-го выпуска). Оттуда же сразу поехали домой. Из машины позвонил О.Н. Шестинскому, поблагодарил за гостеприимство и попрощался.

 

1 февраля

Позвонил Александр Тюкаев. Сегодня Союз писателей организовал посещение Нижегородского государственного художественного музея, посмотреть выставку, привезённую Русским музеем. Пошёл с удовольствием. Наконец-то всё ещё раз спокойно и без спешки просмотрел. Получил истинное удовольствие.

В Союзе писателей и в музее сделал несколько снимков. Прощались с Володей Жильцовым в буфете «Крестьянки». Обговорили некоторое наше дальнейшее сотрудничество.

Вечером по телефону дал согласие Жильцову на подпись письма (не читая его) против строительства в Нижнем Новгороде католического монастыря. Но не зря ли я это сделал? Боюсь, что весь пафос письма направлен (обиженными Карпенко и Шамшуриным) против губернатора Геннадия Ходырева и только, и что разыгрывают они в сложившейся ситуации какую-то свою игру.

 

5 февраля

Ближе к концу зашёл на презентацию романа В.А. Шамшурина «Сталинский сокол» в областной библиотеке. Книгу хвалили, даже восхваляли. Сразу после завершения ушёл, оставаться на «тусовку» не стал. К тому же с Валерием Анатольевичем сегодня мы сначала говорили по телефону (я звонил), потом встречались в Союзе писателей «ну прямо как родные». И такие встречи, такое общение — сверх доброжелательное — мне по душе. Валерий Анатольевич отредактировал, и очень серьёзно, моего «Съёмщика». Решил в его редактуре отдать рассказ для публикации в альманахе «Земляки». Чтобы было потом с чем сравнивать.

 

6 февраля

Был в Кардиологическом центре у Александра Пашкова (Асеевского). Отвёз газеты, привезённые из Москвы, и «Сталинского сокола». Александр Павлович чувствует себя плохо, букет всяких тяжёлых и неизлечимых болезней. Предчувствует самое худшее. Сознался, что стал часто плакать. Но держится всё-таки мужественно.

Я сидел с ним рядом и вот уже во второй раз проникся ощущением возможно близкой смерти. Смерти не внезапной, а ожидаемой, осознанной. И как правильно распорядиться оставшимся временем, что за этот срок предпринять, успеть сделать? Как я и догадывался ранее — ничего особенного. Человек продолжает жить, как жил, — читать газеты, думать о необязательном романе. И я знаю, случись подобное со мной, я таким же образом, к великому сожалению, распоряжусь оставшимся временем.

 

7 февраля

Вечером в Учебном театре нашего театрального училища смотрел, по приглашению Л.С. Белова, спектакль в его постановке «Целуй меня, Кэти». Тот же курс на сцене, спектакль которого я уже смотрел в прошлом году. Впечатление хорошее. Правда — шумновато. Домой ехал с побаливающей головой.

 

13 февраля

Забрал основную часть уже подготовленной вёрстки «Вертикаль» — Керженский заповедник и отвёз «Заказчику» — в дирекцию заповедника. Пусть читают. Сам пока тем, что получилось, доволен. Выпуск по содержанию занимателен (в отличие от «В-7»).

Был у А.П. Пашкова в больнице. Столкнулся там с Львом Серапионовичем Беловым. Александр бодр. Сказал, что операцию перенёс нормально. Но результат её плачевный — она выявила, что срочно нужно делать повторное шунтирование сердца (ранее он через это уже проходил —12 лет назад.) Палыч боится, что этого не перенесёт. Кажется, наша болтовня его немного развлекла. Говорили о Ф.М. Достоевском, спектакле Белова в Учебном театре, книге В.А. Шамшурина «Сталинский сокол»…

 

15 февраля

В «Художественных промыслах» встретился со Смирновым Николаем Гордеевичем (директором). Тема — возможное издании книги Веры Дмитриевны Смирновой. Попутно выяснилось, что и у него Валерий Шамшурин задействован в нескольких книжно-коммерческих проектах. Из «Художественных промыслов» с Юрием Изумрудовым прошли к Смирновым. Юбилей Веры Дмитриевны прошёл не утомительно. Сама она (наряженная, с маленькой изящной сумочкой в руках) восседала в центре стола. Все пришедшие в своих доброжелательных чувствах к ней были искренни.

 

18 февраля

В музее (литературном) Горького презентация нового сборника стихов Владимира Васильевича Половинкина. За фуршетом я оказался в стороне от главного стола и ушёл, наверное, одним из первых.

С удовольствием прочитал заметки из критического дневника Николая Переяслова. Отличный слог, живая мысль, самостоятельный взгляд на политику, поэму о Христе Юрия Поликарповича Кузнецова, патриотическое движение. Побежал делиться впечатлением к А.М. Коломийцу, а он заболел и уехал с работы. Тянуть с публикацией такого материала нельзя. Из готовой вёрстки уберу рассказ Сергея Шустова «Тайны» и поставлю Николая Переяслова. Этот номер по своему интеллектуальному весу получается самым значительным, серьёзным.

 

20 февраля

Заседание Правление в Союзе писателей прошло оперативно. Выдвижение «Вертикали. ХХI век» на премию возражений не породило. Хотя и энтузиазма никакого не было из-за малости (финансовой) премии.

С Владимиром Ануфриевым, Владимиром Жильцовым, Борисом Селезнёвым сидели в «Крестьянке». В душе от сегодняшнего дня тоскливо, неудовлетворение. Словно сделал что-то не так.

 

22 февраля

По приглашению А.М. Коломийца в Доме учёных побывал на концерте украинского общества. В общем-то всё достаточно традиционно, но то, что они подобное устраивают для нас, своих соплеменников, — хорошо.

К сожалению, и Алексей Маркович сказал, что ошибок в «В-8» много. Горько…

 

25 февраля

В «Народной галерее» на ул. Ильинской, 42, персональная выставка фотографий Алексея Грозы. Он позвонил и пригласил накануне. Работы мне понравились. Особенно «Восход на Светлояре» и «Алтай». Кажется, что всё выполнено профессионально и со своей идеей, со своим ощущением. На фуршет (уже традиционно) не остался, сослался на занятость.

 

27 февраля

В Союзе писателей заседание секции прозы. Обсуждали книги Юрия Марахтанова и ещё одного парня из Бора. Отличился Константин Данилович Проймин. Наш старейший прозаик, явно по заказу попытавшийся «потопить» Марахтанова. Пришлось мне довольно резко выступить. В итоге всё для Юры закончилось благополучно, но это звонок — есть люди, которые его недолюбливают.

 

1 марта

В театре «Комедия» вручение премий актёрам нижегородских театров, ставших лауреатами фестиваля им. Е.Евстигнеева. Всё выглядело несколько провинциально, но довольно тепло и не забюрокрачено. Речей не так много, да и те короткие, поздравительные. Даже полпред в Приволжском федеральном округе Кириенко был многословен в меру. За столом разговорились с Валерием Васильевичем Никитиным. Оказывается, он всё-таки записал «Деревеньку» Владимира Чугунова (за оплату) как коммерческий проект. Организацией всего этого занимается Сергей Чуянов.

 

4 марта

В Союзе писателей отмечали 80-летие К.Д. Проймина. Выглядит Константин Данилович замечательно — крепок, бодр и по моей памяти за все эти долгие годы (с начала 80-х) почти не изменился. Продолжает много писать, печататься. Правда, вспоминая войну, погибших одногодок (он из тех трёх процентов, что выжили от их призыва), не выдержал и всплакнул. Но быстро взял себя в руки. И за столом всем всего хватило. Правда, отдельными компаниями некоторые пошли добавлять в «Крестьянку» (это уже традиция), но мы с Павлом Климешовым отправились по домам.

В этот вечер я расчувствовался и предложил К.Д. Проймину что-то дать для «Вертикали», хотя раньше этого делать не хотел. Но коль у него «в столе несколько готовых повестей и романов», то просто захотелось помочь Константину Даниловичу. Ведь годы предельные.

 

5 марта

С А.П. Пашковым (Асеевским) и Л.С. Беловым в Доме офицеров смотрели спектакль «Звук позади самолёта» в исполнении двух нижегородских актёров (из ТЮЗа и Камерного театра). Ребята понравились, хотя играли они в пьесе, которая явно автору не удалась. (Кстати, автор из Москвы тоже был). Заявлено вначале вроде бы многое, но затем те несвязанные и необязательные куски, что были разыграны актёрами из жизни своих героев, всю эту многозначительность разрушили. Вернее, не подтвердили. Хотя внутри пьесы сами эти куски были ими исполнены хорошо и зрителей порадовали.

 

6 марта

Второй раз в театре нашего театрального училища смотрел пьесу «Целуй, Кети!», но уже с другим составом. Вернее, ребята поменялись ролями, хотя курс тот же. И удивительно, на этот раз спектакль получился «мягче», не таким громким, более лиричным. Пошёл я только ради Пашкова. Должны были с Палычем встретиться в фойе, но Александр не пришёл. Л.С. Белов позвонил ему (перед началом спектакля), и оказалось, критик вернулся домой с половины дороги. Очень плохо себя почувствовал.

На улице настоящая зима, мороз около десяти градусов. За все последние месяцы такое было не часто.

 

9 марта

Собираемся в Союзе писателей, чтобы пойти на встречу с епископом Нижегородским и Арзамасским Георгием в его резиденцию на улице Пискунова. На работу утром позвонил Володя Жильцов, позвал. Пришлось срочно ехать домой, переодеваться. Хорошо, Алексей Маркович помог с машиной. Успел ещё и вёрстку рабочую завести Е.Н. Коршуновой в Керженский заповедник.

В Союзе узнал, что с 7-го на 8-е в больнице № 5 скончалась Н.И. Телешева. Горько. Ведь, кажется, недавно с ней встречались. Столько с её стороны было несправедливых обид и недоброжелательности в отношении меня. А чем всё закончилось? Вместо того, чтобы использовать площадь «Вертикали», печатать свои произведения (которые, вероятнее всего, теперь просто пропадут) — злоба и раздражение. И всё равно жаль… Как быстротечно время. Надо спешить. Надо успеть сделать задуманное.

У епископа в резиденции зал приёма уставлен большими вазами, яйцами, макетом Староярмарочного собора и тому подобным. Всё расписано хохломской росписью. Тоже и стол, стулья, кресло владыки. Епископа Георгия пришлось несколько подождать. Но затем произошёл разговор два с половиной часа. Владыка умён, образован, прекрасно владеет речью, точно ведёт мысль того, что хочет сказать. Он поблагодарил за поддержку в противостоянии строительству католического женского монастыря. Сказал, что письма (в том числе написанное мною и подписанное мною, В.И. Жильцовым и В.А. Шамшуриным) передал Патриарху Алексию II, а тот президенту В.В. Путину. Само строительство велось тайно. О нём Георгий узнал, когда был в Германии. Дальше вопрос касался духовного воспитания, духовной культуры. Здесь я высказался о том, что нужно сформировать центр для творческой и научной православной интеллигенции. Но у меня создалось впечатление, что эта тема не совсем точно была понята епископом. Правда, затем он к ней несколько раз возвращался, вновь обращался ко мне по поводу её, но то, что хотел услышать я, так и не прозвучало.

Подарил владыке свою книжку «Обретение России» с «Вертикалью. ХХI» (выпуски 5 и 8). Узнав, что издаётся журнал с благословением ещё архиепископа Евгения, воскликнул: «А почему не с нашего!». Опять мне пришлось отметить нерасторопность епархиальной канцелярии: «Письмо с моим обращением там лежит четыре месяца».

«Вы не подумайте, что это наша недоброжелательность. Просто неразбериха». Предложил подготовить письмо и передать ему через своего помощника. «И мы всё быстро решим».

Ещё одно примечательное высказывание владыки, почему он так долго избегал встреч с общественностью. «Когда я приехал, на меня вылили такой поток негативной информации (понимай — сплетен друг на друга. — В.С.), что я думал, мой разум не выдержит. Поэтому все контакты прекратил. Но теперь буду встречаться».

В заключение сфотографировались, и он всем подарил журнал «Фома» и компакт-диски с записью хора Нижегородской духовной семинарии «Радуйся преподобне Серафиме Саровский чудотворче…». Кстати, во время сегодняшней встречи епископ сказал мне: «Я ничего не слышал о журнале». Вот так. Стараюсь, публикуюсь в «Епархиальных ведомостях», даю им о журнале интервью на целую полосу. Кто же тогда читает эту газету?

 

10 марта

Подписка «набирает ход». Во всяком случае, в «Волгагеологии». Порадовал меня и М.И. Кодин. Михаил Иванович позвонил и пригласил приехать 25 марта на заседание Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова). Возможно, это следующий важный шаг в жизни «Вертикали. ХХI век».

Вчера звонил в С-Петербург. Моя статья им понравилась, её поставили в номер журнала «Всерусский собор». А я думал, что она довольно спорна и им не подойдёт. Вообще, с Андреем Ребровым поговорили с взаимной приязнью, с желанием продолжать сотрудничество.

Вечером домой звонок В.А. Шамшурина. Заседание комитета по премии им. А.М. Горького прошло. «Вертикали. ХХI век» её присудили. При тайном голосовании из девяти человек семеро были за меня. Говорил он ещё что-то о Сергее Чуянове, но я не понял. В общем, журнал можно поздравить с первой победой.

 

11 марта

Хоронили Н.И. Телешеву прямо из морга пятой больницы. Пришло немного людей. В.А. Шамшурин и ещё кто-то тут же, у дверей морга, сказали несколько слов. Затем отправились на кладбище. Некоторые поехали в катафалке. В ПАЗике сидел один Валерий Анатольевич. Я на кладбище не поехал. Когда уходил от больницы, то вновь подумал — на что потратила последние, отпущенные ей Богом годы жизни. На зависть, склочничество. И всё-таки я пришёл проститься с Ниной Ивановной с чистым сердцем, чтобы знала — я никогда про неё плохого не говорил и не думал. В нас всех хватает всякого.

 

12 марта

В кинотеатре «Спутник» показывали фильм Сергея Никоненко по мотивам повести Василия Шукшина «А поутру они проснулись» в рамках закрытия фестиваля «Золотой орёл». Приехал Никита Михалков. Говорил довольно долго и всё как-то очень необязательно, легковесно. Словесная шелуха. Губернатор Геннадий Ходырев вёл себя по-холуйски. И что с ними со всеми происходит, почему они все себя перед Михалковым ощущают холопами перед приехавшим барином?

Фильм откровенно разочаровал. Невыразимо скучен, хотя и актёры все известные. Но и они его никак не спасают. Ладно, хоть я заставил себя вернуться на работу и дозвонился до Сергея Шестака. Он заехал, и мы вместе отвезли домой восстановленный компьютер.

Пока ждал Сергея, позвонил О.Н. Шестинскому. Олег Николаевич прочитал мою книжку «Обретение России» и сказал, что под впечатлением начал писать какие-то заметки. Да и вообще весь разговор был тёплым, с большой приязнью друг к другу. После него весь вечер у меня было приподнятое настроение. Дружбой с какими замечательными людьми наградила меня судьба — Коломиец, Шестинский… И всё благодаря «Вертикали», которую я чуть не загубил собственными руками. Сейчас самый радостный период в моей судьбе. Как хочется работать и работать…

Кстати, о работе. Началась она в типографии и над «В-9».

Домой звонил Юрий Андреевич Адрианов — трезвый. Поздравлял с премией. А.М. Цирульников её тоже получил.

 

13 марта

В театре «Комедия» с Пашковым (Асеевским) смотрел «Давай, Шекспир!». Пьеса и постановка Белковского (Московский театр на Юго-Западе). Впечатление осталось неплохим. Это всё-таки больше некое сценическое шоу с социальными элементами, чем драматургия. Но смотреть было занимательно, хотя необязательность действия, сюжетной линии чувствовалась.

Александр Павлович на следующей неделе всё-таки ложится на операцию.

 

14 марта

С Ириной у Саши Блохина. Год, как умерла его жена. И опять на поминальный обед идут и идут люди. Очень много людей. Повидался там с Вадимом Семериковым. Он хочет благоустроить бивак на острове. Приглашает на охоту.

Прошли после поминального обеда на избирательный участок. Проголосовали за С.Ю. Глазьева. Конечно, с выборами всё давно определено. Но что делать, если я всегда голосую за тех, о ком заранее известно, что проиграют.

Вечером неожиданно позвонил азербайджанец Руслан (долг за машину, отданную в Таганрог). Хочет закупать трубы в Выксе. Встретились на площади В.И. Ленина, поужинали в кафе в гостинице «Центральная». Я напомнил о взаимной проблеме.

 

19 марта

Решил дома отлежаться, перебить наступающую простуду. К тому же подготовить большой (возможно, для «Всерусского собора») материал о встрече с владыкой.

Материал подготовил.

Звонил Рагим Казиханов из Дербента. Говорил, что прочитал моё «Искушение» и всячески хвалил книгу. Спасибо ему за добрые слова.

Вечером с Ириной пошли в Нижегородский кукольный театр. Это Пашков организовал приглашение. Смотрели «Хануму» с удовольствием. Ирина смеялась как ребёнок. А ведь я не был здесь лет десять — не меньше.

 

20 марта

Чтобы успокоиться и как-то определиться с 25-м числом, пошёл пешком в «Волгагеологию». Позвонил М.И. Кодину. Заседание клуба начнётся в 18-00. Это кардинально меняет дело. В таком случае, я должен успеть в Москву. Ободрённый, позвонил О.Н. Шестинскому. Условились, что остановлюсь у него. Олег Николаевич, оказывается, уже написал материал об «Обретении России» и отослал мне. Сам ждёт журнал со своей повестью.

Чтобы не терять время, дочитал рукопись первой настоящей прозаической книги М.П. Чижова (сам ему посоветовал её издать, а инициатива, как известно, наказуема) и распределил тексты по разделам. А ведь на самом деле — книга есть и вполне добротная. Хотя ещё несколько зажатая. Михаилу Павловичу отказаться бы от «писательства», не играть в писателя, а творить от души. Много в его вещах от ума. Побольше бы чувства, страсти… У него есть несколько небольших вещей в этом ключе — очень хорошие, трогающие, рождающие отклик в душе читателя.

 

25 марта

Открытие Горьковских чтений в театре «Комедия». Вручение премии — жуткая формальность. Вручал местный министр культуры В.И. Седов и директор городского департамента культуры С.А. Горин. Уровень (административный) — ниже некуда. Получив диплом, сразу же ушёл из зала. Завезли А.М. Коломийца в «Волгагеологию», и тут же меня на вокзал. Успел на поезд (проходящий) в Москву.

 

25 — 27 марта Москва

Прибытие в Москву в 18-30. В гостиницу «Даниловскую» приезжаю, когда уже началось выступление академика РАН Леонида Андреевича Ильина по проблемам радиационной безопасности России. Затем долгое выступление-воспоминание Николая Ивановича Рыжкова о Чернобыльском взрыве. Вообще, многие за столом узнаваемы — академик РАН Л.И. Абалкин, журналист-международник Игорь Фесуненко, В.Н. Ганичев, министр иностранных дел СССР А.А. Бессмертных, космонавт В.И. Севастьянов, депутат Государственной Думы Ведьманов, брат президента Югославии Борислав Милошевич… Выступления неформальны и оттого более интересны, личностны. Я слушал и думал — ведь вот эти люди правили огромной страной СССР. Занимались хозяйством, внешней и внутренней политикой, наукой. Но какие они «простые», как говорят «по-нашему», обыденно, по-житейски. Всё-таки в душе, исподволь, я, видимо, думал, что они должны быть людьми особенными. Ведь держали в руках судьбу такой страны. Кстати — надо сказать, что не удержали.

Банкет-ужин прошёл без напряжения. Стол постный, но с водкой и вином. Сидел с Ведьмановым (напротив), Милошевичем (справа), Ильиным (академиком) и Рыжковым (слева). Выпивая, чокались, непринуждённо разговаривали. При расставании я поговорил с В.Н. Ганичевым, подарил ему «В-9» и «Обретение России», и попросил что-нибудь дать для журнала. Валерий Николаевич пообещал. Условились, что я позвоню в понедельник. М.И. Кодин сфотографировал меня с Н.И. Рыжковым у большой иконы в холле ресторана.

Ночевать вместе с ребятами из «Всерусского собора» (с которыми тоже познакомился после банкета) поехал в Союз писателей России на Комсомольский проспект, 13. Спали на стульях в кабинете Ляпина.

26.03. Утром позвонил О.Н. Шестинскому. Тот обижен, что я вчера ему не позвонил и не сказал о своём приезде. Поехал к Олегу Николаевичу в Переделкино. Опять много говорили, пили молдавское вино, немного гуляли. Вечером позвонил Николаю Переяслову, попросил откликнуться на «Обретение России». Он горячо и заинтересованно поддержал эту идею. Обещал поддержку от Союза писателей России. Ночевать остался у Шестинских.

27.03. В Москве покупаю билет и еду (впервые) к Московскому университету на Ленинские (Воробьёвы) горы. Пешком обхожу университет, основное здание. Выхожу на смотровую площадку (и тут сплошной базар), вид Лужников мне не нравится. Пешком ухожу на станцию «Воробьёвы горы» и проезжаю на Арбат, в лавку «Москвы» за газетами. И только оттуда возвращаюсь на вокзал. Вот и конец моему путешествию. Вот и свершились ожидаемые события. Будем ждать новых, будем работать и надеяться.

 

30 марта

В выставочном зале на площади Минина прошла презентация каталога живописи Владимира Фуфачёва. Пригласил туда Павел Климешов. Я достаточно много слышал об этом художнике и раньше. Работает он и в технике авангарда. Но я с любопытством посмотрел выставку. (Больше, чем в противоположном большом крыле выставка Нины Куликовской. Вроде бы и живопись традиционная, да ни о чем, без стержня. Всё в кучу навалено и всего помаленьку). Хотя всё-таки мысли, мне кажется, в работах не так и много. Больше работа с цветом, формой, техникой живописи. Мне показалось, что в его работах больше дизайна, чем истинно художественных открытий. Презентацию вела Лена Крюкова — его жена. Впервые слушал, как она читает свои стихи. Неплохо. Хотя особенной выразительности нет. И стихи-то неплохие, художественные. Может быть, только немного затянутые.

 

1 апреля

Готов тираж сборника «Вечный исток». До этого 24 марта полностью отпечатали тираж девятого выпуска «Вертикали». Оба тиража пока в типографиях, не вывезены. Забрал только самую малость.

 

9 апреля

Вчера прошло правление Союзе писателей. Подготовка к общему собранию. Вроде бы решили с Рябовым, что на следующей неделе определим, когда будем проводить презентацию «Вертикали».

Звонил Михаилу Ивановичу Кодину и О.Н. Шестинскому. Кодин сообщил, что материал о заседании Клуба (последнем) он отдал в Питер, в журнал «Всерусский Собор». Но обещал прислать и мне. Олег Николаевич сказал, что переговорил с Николаем Переясловым по поводу отзыва Союза писателей России на мою книжку «Обретении России». Он передаст Николаю экземпляр книжки. Экземпляр, что прислал Переяслову я, Николай передал питерцам в редакцию всё того же «Всерусского Собора». (А ведь я разговаривал с ними недавно по телефону по поводу моей заметки о встрече с владыкой — они её уже поставили в номер — но по поводу моей брошюры ничего не сказали).

Началась работа (вернее, возобновилась) над большой вёрсткой «Обретения России». Попытаемся сделать её в «Волгагеологии» с Клопотовым и распечатать книжкой экземпляров в 10-20 штук.

 

10 апреля

В «Нижегородских новостях» № 67 (2999) напечатана большая рецензия О.Н. Шестинского на «Обретение» — «Судьба России в наших судьбах». Его уже прочитал Юрий Андреевич Адрианов и звонил мне, но дома не застал. Мы с Сергеем Шестаком ездили в гараж.

Ночью опять же с Сергеем пошли на праздничное богослужение (Пасхальное) в собор Александра Невского. Пробыли там до часу. Когда выходили, встретились с Сашей Высоцким. Он, оказывается, пришёл разыскивать меня. Позвонил домой, Ирина объяснила, где я. Быть дома одному в праздник тоскливо, вот и решил меня пригласить к себе. Втроём прошли в Староярмарочный собор, побыли там, а уже потом пошли к Саше.

А какой праздник чувствуется вокруг! Храмы народом набиты битком.

 

16 апреля

В консерватории в «оперном зале» — малом зале на первом этаже, прошла презентация сборника песен Юрия Хромова «Пропою я тебе серенаду». Вёл встречу композитор Борис Владимирович Сазонов, соавтор по сборнику, автор музыки к песням. Народу немного, прошло всё достаточно вяло, да и сами песни в исполнении двух артистов восторга не вызвали. На четвёртом этаже в маленькой аудитории устроили стол, и там всё пошло поживее. А закончилось тем, что поздно вечером мы сидели с Сашей Высоцким на площади Минина у Кремлёвской стены на лавочке, разговаривали и аккуратно, понемногу пили водку. Площадь залита густым жёлто-красным светом фонарей, машины проезжали редко, и на душе покойно и хорошо.

 

17 апреля

Собрание в Союзе писателей. Приём четверых новых членов. Всё затянулось надолго, почти на четыре часа. Кворум собрался впритык. При подсчёте голосов оказалось, что прошёл только А.М. Цирульников. Юрию Марахтанову, Сергею Чуянову, Мартынову, несмотря на то, что против проголосовало всего человек по пять, голосов не хватило (от общего числа членов). Как всегда, я не выдержал и возмутился. Устроилась дискуссия, которая, впрочем, ни к чему не привела.

В кабинете В.А. Шамшурина поздравляли Цирульникова. Позже пошли к Любе Ковшовой в гостиницу «Россия». Там долгое застолье. Марахтанов вроде бы успокоился. К нему приехала супруга и они вместе ушли. Но саму тему выборов обсуждали почти весь вечер.

Утащил меня из комнаты Николаевым. Спустились мы с Валентином Арсеньевичем по склону на середину Александровского парка. Перед этим купили бутылку вина. Долго, дотемна, стояли, пытались развести костёр, но безуспешно — никак не разгорался, сыро. Понемногу пили вино, говорили о литературе.

Уже совсем поздно не спеша поднялись к трамплину на Сенную площадь, по улице Белинского дошли до площади Свободы. Там и расстались. Я сел наверно в последний (судя по времени) автобус и уехал. Как-то хорошо, спокойно и душевно о многом поговорили.

 

18 апреля

После уговоров Валерия Валентиновича Фирсова всё-таки пошёл на встречу с членами его «Светёлки», чтобы что-то им рассказать о «Вертикали». Хотя публика, в большинстве своём, собирается совсем неинтересная. Погода замечательная, солнечная, тёплая. Соскучился по такой, поэтому пошёл пешком. Приятная неожиданность. Встреча прошла довольно интересно. Сначала представляли альманах «Холм поэтов», затем я рассказал о содержании журналов (приняли заинтересованно), следом рассказ об Автозаводском литературном клубе. Был Женя Эрастов. Хотел послушать его стихи, но ушёл не дождавшись. Назад опять пешком. Погода всё такая же чудная. Ветерок прохладный.

 

21 апреля

Ещё вчера позвонил Ю.А. Адрианов. Ему пришло письмо от В.Н. Крупина. Наташа прочитала его мне по телефону. Замечательные тёплые слова. Юрий Андреевич просил зайти, чтобы мы вместе отобрали его живописные работы для обложки «Вертикали. ХХI век». Вот сегодня ближе к вечеру я и зашёл. Правда, чувствовал себя неважно — явно заболел, простудился.

Сидели втроём за столом, пили немудрёный чай. Юрий Андреевич трезв, лицом светел. Мне и подумалось: «Как без водки хорошо-то». Наташа искала пасхальную открытку-поздравление от Владимира Крупина (Адрианов на его имя выслал книги в Союз писателей России), рассказала, что они вместе с Юрием Андреевичем едут в санаторий в Зелёный город на месяц по настоянию губернатора Геннадия Ходырева. Тот и машину свою для поездки даёт. Поделилась впечатлением о собрании в Союзе писателей, где она была как представитель Адрианова. Отдала газету со статьёй Александра Пашкова (Асеевского) о чудачествах местного министра В.И. Седова в сфере культуры. Полистали книгу (роман) Юрия Паркаева, которую издал Рябов. Вновь посмотрели и отобрали работы Адрианова для обложки. В общем, общались, обменивались мнениями. Я только обратил внимание, что в квартире как-то тихо. Спросил, где вторая (старшая) борзая. Оказывается, в конце февраля она умерла.

Домой отправился пешком. Зашёл в магазин «Дирижабль» на Большой Покровской, посмотрел справочник (здоровенные два тома) Сергея Ивановича Чупринина о русской литературе. Во втором томе, посвящённом современным годам, есть справка и обо мне. Только какая-то неточная. Я даже не могу сказать, откуда она взялась. Сам я так написать не мог. (Например, что живу в Тюмени). Вечером позвонил С.И. Шуртаков. Оказывается, он меня тут искал, пока был в Нижнем Новгороде, но не застал. Жаль. Сегодня он приехал из Сергача и уезжает в Москву. Слышно было плохо по телефону, но мы всё-таки условились, что я приду на Московский вокзал его проводить. Но умудрились (и всё из-за меня) и там потеряться. Но всё-таки встретились у вагона. Отдал Семёну Ивановичу 4 штуки «В-9» (оказывается, он видел этот номер — ему дал Н.В. Переяслов), а он мне «Наш современник» со своими миниатюрами, с предложением подумать об их публикации в «Вертикали. ХХI век». Одну из них («Сошлись трое русских…») я выбрал без колебания.

Вообще, чувствуется искренняя, немеркантильная заинтересованность Семёна Ивановича в «Вертикали». Заинтересованность деятельного человека, когда он видит что-то нужное.

 

22 апреля

Звонок Лены Черновой. Оказывается, наша передача на радио в эфире прошла. Обещала дать расшифровку. В этом я не совсем уверен (что получу расшифровку), а вот то, что информация о «Вертикали. ХХI век» прошла в эфире — хорошо.

 

23 апреля

Встречались в Союзе писателей по поводу представления журнала с О.А. Рябовым и В.А. Шамшуриным. Договорились на следующий четверг. Долгий разговор с Валерием Анатольевичем по поводу моих дел — спокойный и доброжелательный.

Вечером в театре «Вера» вместо А.П. Пашкова смотрел спектакль «Чкалов». Драматургии — ноль. Скучный пересказ мемуаров о лётчике, дополненный кинохроникой, записью (архивной) беседы с сыном Чкалова, чтением воспоминаний по книге. До конца я не высидел не из-за неудовольствия пьесой, а «по болезни» — закашлялся так, что и самому дышать нечем стало, и другим смотреть не давал. Вчерашний день, проведённый в постели, с простудой не справился.

 

24 апреля

С Сергеем Шестаком реанимировали мой автомобиль. Утром на лямке из гаража утащили на улицу Бекетова. Там поправили сцепление, посмотрели движок. Вечером уже сам отогнал его обратно в гараж. Надо продавать. Хватит, послужил мне, время.

 

25 апреля

Позвонил Александр Пашков. Предложил встретиться, прогуляться. Он лежит в больнице, но на выходные приехал домой. Ходили по нашему маршруту, по бульварчику от улицы Должанской до Староярмарочного собора и обратно. Говорили о разном. Я понимал, что Александру Павловичу хочется отвлечься от своих гнетущих мыслей. Предоперационные анализы у него плохие, физическое состояние тяжёлое. Рассказал, что и перед первой операцией (ноябрь 1991 года), и после свалилось на него много неприятностей. Теперь всё повторяется.

Я ценю эти наши встречи, потому что Бог знает, будут ли ещё…

Кстати, подсказал мне Александр выход из создавшегося положения с презентацией «Вертикали. ХХI век». Ситуация меня тяготила. Он предложил всё это перенести. Впереди майские праздники, пропуски газет, и информация пропадёт. Я вздохнул с облегчением. Есть повод, и ещё не поздно всё переиграть. Завтра этим воспользуюсь.

 

28 апреля

Зашёл в Союз. Разговаривали с Валерием Шамшуриным. Пришёл директор фонда Минина и Пожарского, руководитель движения «По пути Минина» Георгий Владимирович Кузенков и долго рассказывал об этой акции. Оказывается, она имеет большую поддержку в Москве, а тут её знают мало. Всё проводится под патронажем Нижегородского землячества в столице.

 

1 мая Кунавино

Ещё вчера было холодно. Вечером у Ю.А. Адрианова — после звонка пришлось зайти и забрать его живописные работы («Осень Божьего храма» и «Банька») для предполагаемого выпуска «Вертикали. ХХI век». Сегодня солнце, тепло. С Сергеем Шестаком поехали в деревню — открыли сезон. В доме сухо, уютно. Сняли щиты с окон, немного прибрались. Гуляли по окрестностям. За деревней разглядывали древнюю, замшелую ветлу. Сколько же ей лет?! Невероятной толщины ствол почти повален (придерживается толстой веткой о землю, словно рукой упавший человек), но продолжает жить, на ветках вновь распустились зелёные листочки.

Обедали на веранде, сидели в моей комнате наверху. Всё душевно, умиротворённо, хотя по историческим вопросам в споре я горячился.

 

2 мая

У меня радость. Позвонил Саша Пашков. В четверг ему сделали операцию. Он чувствует себя неплохо, идёт на поправку. Голос в телефоне хотя и приглушённый нездоровьем, но бодрый. Через неделю можно будет его навестить.

Утром я и сам звонил ему домой, разговаривал с дочерью. Она сказала, что папу перевели в палату. Значит, все послеоперационные осложнения позади. Но слышать голос Павловича было так радостно. Худшее не оправдалось.

 

7 — 8 мая Кунавино

С Ириной поехали в деревню. Машина работает хорошо (двигатель), словно отдохнула и приобрела второе дыхание. В доме чисто. Только сыровато. Протопить поленились.

На следующий день работали на дальнем участке. Жгли траву, убирались, окапывали крыжовник и вишни. Ирина вырезала малину. Тепло, солнечно. На небе ни облачка. Птицы заливаются. Наработались вволю. Соскучились по земле.

На обратном пути где-то проткнули колесо. Почувствовали это только на Мещерке, съехав с Волжского моста. Колесо потеряно. Покрышка разорвана. Со мной такое впервые. Жалко. Опять деньги.

Припарковался на обочине, открыл багажник. Ирина встала так, чтобы проезжающие видели и случайно меня не задели. Какой-то молодой хам притормозил и что-то оскорбительное сказал Ирине. У меня «крышу сорвало». Пошёл к нему. Он отъехал на обочину. Не говоря ни слова бью его ногой в грудь.

— Ты что, сдурел? — кричит он напугано.

Вижу, что в кабине старой иномарки сидит девушка. Всё моё раздражение как по громоотводу ушло в землю. Повернулся и пошёл к своей машине.

— Что ты, как чуть — сразу драться, — справедливо упрекнула Ирина.

Парень с девушкой постояли вдали какое-то время; я надеялся, что он подойдёт ко мне — злость опять закипела, даже перестал заниматься колесом, кулаки сжались — ненавижу русское пошлое хамство, но они двинулись дальше.

Заехал домой, помыл руки. Хотел тут же ехать в гараж, но позвонил Валерий Шамшурин. Долго и хорошо разговаривали — о моей поездке в Москву, о журналах, о Союзных делах. Ирина даже начала нервничать.

До гаража, слава Богу, доехал нормально. Поставил машину и пошёл на трамвай. Уже совсем поздно. Долго его ждал на глухой, безлюдной остановке, заросшей вокруг дурным кустарником, болтал с двумя бомжами «за жизнь». С ними же отправился пешком мимо стадиона Локомотив, брошенного на произвол судьбы громадного Дворца культуры им. В.И. Ленина до Московского вокзала. Рассказали они мне про своё житие. Тот, что помоложе (из Бугары) говорлив, но и скрытен, привирает. Другой из Вадского района мужик русский, открытый. Рассказал, как зиму прожил в подвале панельного дома в микрорайоне Мещерское озеро. И так буднично рассказал — словно про свою квартиру. Зарабатывают на жизнь тем, что сдают металлолом и макулатуру. Пьют спирт, который продают в аптеках. Оказывается, всё это работает отлажено, и аптеки выступают как круглосуточные винные магазины, продавая спирт в мелкой фасовке. При расставании у вокзальной площади звал меня вместе с ними пить спирт. Было у меня немного денег — отдал мужикам. Ох, жизнь наша…

 

10 мая

Вчера день просидел дома. Ирина уехала на работу, я читал «Еврейские тетради» Липы Грузмана. Конечно, всё без порядка, так, что вспомню — то и пишу. Но места, повествующие о быте и жизни в послевоенном Горьком (Нижнем Новгороде) любопытны. Особенно, что касается еврейского быта, их отношения друг к другу.

Вечером впервые ходил смотреть праздничный салют на набережную Волги к Чкаловской лестнице. Показалось, что издалека, например, с нашего балкона, это зрелище эффектнее, грандиознее.

Написал заметку для обзора в «Вертикаль. ХХI век» на книгу С.И. Шуртакова «Славянский ход». Для этого раза хватит. Теперь такие обзоры нужно давать в каждом номере.

Наконец, поехал проведать в больнице Александра Пашкова. Соблазнил на это и Сергея Шестака. Зашли в палату — Александр Павлович сидит за столом. Вид бодрый, настроение хорошее. Пока всё слава Богу.

 

12 — 13 мая Москва

С вокзала отправился в Союз писателей России к Николаю Переяслову. Встретились по-доброму, обнялись. Пробыл у Николая Владимировича часа два. Он подарил свои книги, написал отзыв на «Обретение России». Из Союза пешком пошёл по Садовому кольцу в ЦДЛ. Оказалось, не так и далеко. Я ещё и Новый Арбат с обеих сторон прошёл. Покружил по старым переулкам (посольства, посольства), зашёл в Международный союз писателей (но с А.В. Ларионовым встретиться не удалось — поговорил с его замом), а оттуда уже в Центральный Дом Литераторов. Познакомился в фойе (он ко мне подошёл) с художником-писателем Александром Кибальником из Челябинска, с писательницей-журналисткой из Твери (ей очень понравилась «Вертикаль»).

У Переяслова юбилейный вечер в честь его 50-летия в Большом зале. Народу собралось не очень много. Из известных людей поздравили юбиляра В.Н. Ганичев, О.Н. Шестинский, Юрий Поляков (гл. редактор «Литературной газеты»). И всё равно вечер получился тёплым, не утомительным (хотя шёл почти три часа) и, в общем-то, интересным. Жаль, сам Николай прочитал лишь одно своё стихотворение. Прочитал хорошо. До моего выступления очередь не дошла, и я этим был доволен.

Внизу, в фойе ресторана, фуршет. И тут у нас с Шестинским возникло некое напряжение. Он был невнимательно-равнодушным ко мне, я ответил ему тем же. По всей видимости, это оказалось заметно, потому что в ситуацию вмешалась Нина Николаевна (хотя она и неправильно поняла мою обиду). Подошла ко мне в тот момент, когда я уже собирался уйти, не попрощавшись, и попросила не обижаться. И я решил проститься по-человечески. Подошёл к Шестинскому, сказал, что ухожу. Олег Николаевич так искренно просил меня ехать ночевать в Переделкино, что я сразу на это согласился.

С Киевского вокзала уехал в двенадцатом часу ночи. До Переделкино шёл по дороге. Холодно, изо рта пар, а я в рубашке и пиджаке. Но в доме натоплено, тепло. Ночевал на втором этаже в кабинете Олега Николаевича.

На следующий день опять холодно. Встал рано (как чувствовал неприятность), пошёл звонить Юрию Александровичу Голубицкому (Он вчера по просьбе М.И. Кодина говорил со мной, чтобы организовать нашу с Михаилом Ивановичем встречу. Я должен был утром в 9-00 ему позвонить.), а телефон не работает. Пришлось быстро одеться и идти к Дому творчества. Там от охранников позвонил. Оказывается, М.И. Кодин всё переиграл и теперь предлагает приехать к нему в МГУ на Ленинские горы. Поехал. Социологический факультет, где он заместитель декана, нашёл быстро. Пообщались недолго. Отдал мне Михаил Иванович фотографии, материалы с заседаний Клуба Н.И. Рыжкова, в конце встречи пригласил лететь с 17 по 19 мая в составе делегации на Собор народов Белоруссии, России, Украины в Запорожье. На том и расстались.

Как же муторно было на душе. Брёл тихонечко, и сам не заметил, как пришёл на смотровую площадку перед Лужниками. Тут девушка из какого-то радио попросила сказать несколько слов. Отказался. Она, уловив моё состояние, улыбнулась и сказала: «Не расстраивайтесь, вот увидите, всё у вас будет хорошо», — и отошла, не став мне докучать.

Из университета поехал к Шестинскому. Побыл у него недолго. Олег Николаевич дал свою оценку вечеру Н. Переяслова — очень точную и с замечаниями, что всё было мелко, серьёзные, значительные писатели не пришли. «Переяслову многие завидуют, его работоспособности, творческой разносторонности, энергичности, пробиваемости». Рассказал, как давили и на него, чтобы не ходил на вечер. Для меня это всё открытия, нечто непонятное. Расстались с Олегом Николаевичем очень тепло. Он меня расцеловал, и я отправился к Переяслову в Союз писателей России успокоенным. В душе мир. Рад, что всё недоразумение разрешилось.

Николай тоже наговорил мне всякие приятности, что рад был моему приезду. Так что домой ехал с хорошими впечатлениями и тяжелейшим портфелем (как Ирина его таскает!), набитым подаренными книгами и набранными газетами «День литературы».

 

14 мая

Звонок утром В.А. Шамшурина. Умер Владимир Мощанский. Не укладывается в голове. Ведь кажется, совсем недавно виделся с ним…

Отнёс материалы в городское управление культуры на премию Нижнего Новгорода. Звонил М.И. Кодину — подтвердил своё участие в Соборе в Запорожье.

 

16 — 19 мая Москва — Запорожье

16.05. Нашёл гостиницу «Мотор-Сич» на улице Песчаной, устроился. Приняли доброжелательно. Но впереди ещё целый день. Отправился бродить по округе вблизи метро «Сокол». Потолкался в книжном магазине и у книжных лотков на улице. Даже купил на распродаже книгу «Воспоминания об Андрее Белом» (Москва. Издательство «Республика», 1995). Толстый чёрный том, в который собраны тексты Бориса Зайцева, Зинаиды Гиппиус, В.Ф. Ходасевича, Мариэтты Шагинян, Марины Цветаевой, Ильи Эренбурга… Всего 27 авторов. Читал её в парке и сквере. Потом пришлось таскать книгу с собой по городам и аэропортам, пока не привёз в Нижний Новгород — жалко было бросить.

Погода замечательная — тепло, зелено и много тюльпанов. Москва чистая, ухоженная, только от движения машин шум несмолкаемый. Вечером в гостиницу пришёл писатель (пожилой) Владислав Анатольевич Бахревский — автор книг для детей, о Богдане Хмельницком и ещё многих. Его поселили ко мне в номер. Так весь вечер с ним и проговорили. Потом подъехали Андрей Ребров с Виталием Розе из Санкт-Петербурга. Но, уставшие, сразу завалились спать.

17.05. Утром рано автобус отвёз нас во «Внуково». Но рейс задержался до 13-00. С 8-00 ходили, уже пройдя регистрацию, по залу ожидания с Андреем Ребровым и обсуждали жизнь, цели, задачи, трудности наших журналов. Совпадения в пути и в противостоянии нам почти стопроцентные, — что у него, что у меня.

Перед самым вылетом появился депутат Государственной Думы (бывший её председатель) Геннадий Селезнёв. Самолёт маленький, тесный для тридцати человек. В Запорожье сразу проехали на освящение Памятного Знака. Было торжественно и по душе. Море людей. На митинге говорили об объединении России и Украины. В толпе возгласы одобрения. Ярко выступил Сергей Юрьевич Глазьев.

На жительство устроились в пансионате ОАО «Мотор Сич» на берегу Днепра. Территория зелёная, ухоженная.

18.05. Главный день праздника! Пленарное заседание Собора в ДК «Днепроспецсталь» — большом зале. (Заметки с собора сохраню в папке в конверте). Главная тема звучит так — мы один народ и мы хотим объединиться. Разъединение губительно и для наших экономик, и для культур, и делает нас слабее в военно-политическом отношении. Почти все выступающие говорили эмоционально (а люди всё известные), а резолюцию в итоге приняли слабенькую. Опять подтверждение суверенитетов, незыблемости границ и тому подобное. Глас народа и решение политиков расходятся кардинально. И побеждают политики.

После обеда заседание экономической секции в Запорожском национальном техническом университете. Вёл С.Ю. Глазьев и как-то без инициативы, без желания. Но тут-то и образовалась пропасть. Украина ищет только своих выгод и не считает нужным думать об интересах России. Жаль. М.И. Кодин не выдержал, вспылил и наговорил украинским представителям резкостей.

Вечером в пансионате праздник — концерт, танцы. Владимир Николаевич Крупин отплясывал самозабвенно, без перерыва. Опять говорили с Андреем Ребровым о журналах. Я рад, что у нас много общего. Но своей публикацией о нашем епископе во «Всерусском соборе» я, похоже, его подвёл. Чувствую это. Возможно, даже не избежать Андрею упрёков и разбирательств с архиепископом Константином (Горяновым) из-за публикации моей статьи, посвящённой встречи с епископом Георгием. Андрея не устраивают авторские размышления по поводу проблем взаимодействия интеллигенции и Русской Православной Церкви. Ну, так надо было прочитать текст статьи «Нужно сотрудничество и взаимопонимание», прежде чем её публиковать.

19.05. День не рабочий. Одни экскурсии. У пансионата встретились с Владимиром Крупиным. Расцеловались. Он, оказывается, «окунулся в Днепр».

Маршрут: у Дуба, около которого, по преданию, и состоялась Переяславская Рада. В 90-м году дуб стал засыхать и погибать (хотя ему, как считают специалисты, 600-700 лет). Теперь зеленеет только одна ветвь. Как это символично!

Остров Хортица, музей истории Запорожского казачества, передача поклонного креста, который не без труда через украинскую границу доставили казаки, конный театр, застолье, отъезд домой. Пили с Владимиром Крупиным вино, как заговорщики. Владимир Николаевич таился от жены. Та ему не позволяла спиртного.

Расстались в аэропорту с питерцами. В автобусике мне не хватило места. Крупин предложил ехать с ними в большом туристическом автобусе. Так и поступил. Сидел вместе с редактором газеты «Русь Державная» Андреем Печёрским — неразговорчивым и, по-моему, не очень доброжелательным. Добрался до метро «Октябрьская». Билет купил на Ярославском вокзале. Оттуда поезд отходил на час раньше, чем с Курского.

 

21 мая

С Ириной на концерте камерного оркестра «Времена года» в зале Художественного музея. Музыка и исполнение замечательные. Праздник души! Оба остались довольны.

Приходил ко мне в музей В.В. Половинкин. Отдал ему отзыв на его книжку для премии Нижнего Новгорода. Говорили с Владимиром Васильевичем о делах нашего Союза писателей не очень радостно. Вечером звонил Юрий Адрианов. Приехал из Зелёного города. Там ничего не писал, этюдник не открывал. По голосу далеко не трезвый.

Ещё из звонков, уж коль решил записать этот день: Из Сормовского храма. Оказывается, в «Епархиальных ведомостях» вышла статья Олега Шестинского «Судьба России в наших судьбах». Я её не ждал после разговора с Володей Жильцовым о том, что «сколько можно меня рекламировать». Хотя Владимир Иванович всячески и показывал затем, что сожалеет о сказанном. Может, потому и не порадовало это сообщение.

Перед уходом с работы позвонил О.Н. Шестинскому в Переделкино. Говорил с Ниной Николаевной (Олег Николаевич гулял где-то на улице). Сказал ей, что статья вышла и что гонорар за автора получу. (Знаю, для них этот вопрос важен. Эх, иметь бы деньги. Так хочется помочь.)

Звонил В.М. Степанов. Моё выступление они включили в мероприятия праздника Дней Славянской письменности и культуры. На этот раз всё будет проходить в здании филфака Университета им. Лобачевского на Большой Покровской.

 

24 мая

Открытие Дней славянской письменности и культуры в большом зале филфака Госуниверситета. Выступали: о. Владимир Гофман, настоятель Благовещенского монастыря архимандрит Кирилл (Покровский), председатель Духовного управления мусульман Нижегородской области Умар хазрат Идрисов, чех из какого-то университета, наши учёные. Всё прошло довольно активно, и всё-таки к концу зал опустел. Студенты ушли. Слушать стихи из них никто не остался. Ситуация — близкая к смешной. Но главное — я удачно и кому хотел, раздал комплекты журнала «Вертикаль. ХХI век» — учёным, скульптору Гришину (керамисту).

Вечером побывал в небольшой библиотеке и одновременно книжной лавке братства Александра Невского (в здании факультета физвоспитания педагогического института) на поэтическом вечере. Те же лица, читают те же, десятки раз слышанные мной ранее стихи друг для друга. И ни одного постороннего человека. Тоска! Ушли с Володей Жильцовым довольно быстро. Поехали ко мне, немного выпили.

Кажется, в наших отношениях с о. Владимиром Гофманом потеплело. С Борисом Селезнёвым наоборот что-то непонятное.

 

27 — 30 мая Кунавино

С Ириной и Наташей в деревне. Копал грядки на ближнем огороде. Опиливал погибшие ветки у яблонь. Косил траву, топил баню, жарил шашлыки. Погода замечательная, но комары одолевали. У дома буйно цветёт сирень. Красотища. Птицы заливаются. И было бы всё это праздником для души, если бы не тяготили житейские заботы — Наташино поступление в институт, неурядицы по журналу.

Только вернулись в квартиру — звонок Шамшурина. Валерий Анатольевич интересуется, почему не был на заседании правления и просит написать что-нибудь к юбилею Юрия Адрианова. Договорились встретиться завтра в Союзе писателей.

В деревне читал книгу стихов «Соловей с простуженным горлом» Николая Переяслова, интервью Виктора Лихоносова и Юрия Полякова во «Всерусском соборе» да поэму о любви Олега Шестинского в журнале «Октябрь» за 1980 год. А ведь приём художественный в ней тот же, что и в повести, опубликованной в «В-9», — идут двое, спрашивают о том, что такое любовь, у одного, второго, третьего… Повторы в форме — это не хорошо.

 

5 — 6 июня Кунавино

Вновь в деревне, только уже с Ириной. Всё закончили на участке около дома. И главное, из-за чего я не поехал на Пушкинский праздник в Болдино, а отправился сюда, — посадили саженцы яблони, двух вишен и смородины. Теперь только бы прижились.

Работа с землёй мне даётся тяжело. Ирине я плохой помощник. Да и вообще стал быстро уставать. А ведь ещё нужно заниматься дальним участком. Копать грядки, рассаживать смородину.

 

7 июня

Решилось по поводу машины для поездки Юрия Адрианова по местам прежнего местожительства. А.М. Коломиец звонил при мне Юрию Андреевичу и всё обговорили. После и я перезвонил. Оказалось, вышел у Адрианова двухтомник стихов — юбилейный. Я зашёл посмотреть. Выпили немного водки. Юрий Андреевич завёл старую песню — мало, надо ещё выпить. В общем, я ушёл, но хорошо простившись. Что касается книг, то поразило одно — почему отпечатано юбилейное издание, собрание сочинений на газетной бумаге? Это нехорошо. Тут Олег Рябов палку экономии перегнул. Почти загубил идею высокой поэзии.

От Юрия Андреевича прошёл на Верхне-Волжскую набережную в выставочный зал Радиолаборатории. Там в конференц-зале (очень неплохом) прошло собрание общества «Православных людей» (как-то так называется), которое возглавляет Николай Федотов. Много кто говорил, выступали обо всём подряд. Пел Валентин Водопьянов. Через два часа я утомился и ушёл. Для чего собирались (меня туда пригласил Федотов), непонятно? Чтобы друг другу сказать, что надо объединяться, противостоять тому духовному насилию, которое захлёстывает страну? Так мы и так ему противостоим. Но после собрания все вновь остались «при своих». Так на чём же должно строиться объединение?

Вечером звонил Валентин Арсеньевич Николаев. Завтра общая встреча всех поколений литературного объединения «Воложка». Обещал ему прийти. Приходила сегодня ко мне в редакцию поэт Елена Сомова. О «Вертикали. ХХI век» узнала в Москве от Юрия Михайловича Кублановского («Новый мир»).

 

8 июня

Получил дополнительный тираж книги «Вечный исток». Начал окончательную подготовку вёрстки (исправления, замена и дополнение материалов) «Вертикаль — Керженский заповедник».

С 14-00 до 16-00 с Юрием Адриановым и его Наташей ездил по городу. Были на улицах Алексеевской, Ульянова, на берегу Волги у Печёрского монастыря, у церкви Жён-Мироносиц. Практически повторили маршрут, по которому ездили ранее на моей машине. Юрий Андреевич в общем-то был почти безучастен (внешне). Места его детства на него особого впечатления не произвели. Может быть, оттого, что он почти не может ходить. Собственный недуг подавил эмоции. Когда расставались у его подъезда, он почти заплакал. Что это?

 

9 июня

Отослал О.Н. Шестинскому «Епархиальные ведомости» с его статьёй и гонорар. Позвонил. Разговаривали долго, как в прежние добрые времена. Оказывается, эта же статья вышла в «Морской газете» в Санкт-Петербурге. А в «Танкограде» (Челябинск) напечатана другая статья Олега Николаевича, где он упоминает «Вертикаль. ХХI век», цитируя статью М.И. Кодина из последнего выпуска.

 

12 июня

Утром звонил Занога. Теперь Володя это делает редко. И в этом виноват я сам. Звонил Владимир Иванович из мастерской в Щербинках. Обживается. Спросил, почему я «мелькнул на собрании в Радиолаборатории (седьмого числа) и исчез», не был на поэтическом вечере Владимира Ивановича Жильцова. Пришлось рассказать о своём впечатлении о собрании: «каждый говорит что хочет и сколько хочет», и о том, что сейчас сдаю в типографию очередной выпуск «Вертикали. ХХI век». Так что не до вечеров поэтических. К тому же представляю, кто там соберётся. А вот то, что на сцене во время собрания были выставлены его полотна — похвалил. Идея хорошая, эстетически облагораживающая действо. Нужно её запомнить, пригодится.

Третий день идёт дождь, холодно. Ходим в плащах. Изо рта пар.

Забыл, что сегодня праздник — День независимости». Площадь Минина и Пожарского перекрыта. А я поехал в Союз писателей на встречу с В.А. Шамшуриным по поводу антологии прозы (нижегородской). Автобус увёз на площадь М. Горького. Пришлось под дождём пройти всю Большую Покровску и площадь Минина и Пожарского. На площади митинг — Кириенко, Булавинов, владыка и прочие. Весь периметр площади, и это в день-то независимости, оцеплен войсками внутренних войск с дубинками. Люди загнаны на противоположный тротуар. Сцена у Кремлёвской стены. Люди у педагогического института (здание бывшей Нижегородской семинарии). Между властью и людьми огромная пустая площадь. Как же они боятся своего народа. Уроды!

В Союзе с Шамшуриным прошлись по всему списку. Утвердили произведения для печати. Потом ещё долго разговаривали: о романе Валерия Анатольевича «Сталинский сокол» и отношении к нему Александра Пашкова (Асеевского) — рецензия опубликована на странице Палыча в «Нижегородских новостях», об В.П. Астафьеве, о сегодняшнем состоянии нашего Союза писателей. За чаем вспоминали детство — мы оба канавинские. Он, оказывается, жил в доме-утюге у Московского вокзала на площади Революции.

Дома читал взятый в Союзе «Наш современник» № 5 с дневником Владимира Крупина. И как-то сразу вспомнилось Запорожье, как я пробежал в фойе пансионата мимо фотографирующегося с артистами Владимира Николаевича. Затем банкет. Крупин отплясывал истово, от души. Супруга же его мне показалась недовольной, раздражённой. А на следующий день остров Хортица, застолье у казаков, и как он подошёл к нам, чтобы наскоро, пока жена не видит, выпить вина (не водки). Мы фотографировались, и чувствовал я себя, будто мы давно и хорошо друг с другом знакомы. Перед этим (перед отъездом из пансионата) мы ведь только воочию познакомились. Крупин пришёл от Днепра, искупался («окунулся») в нём. И затем во «Внукове» Крупин по-свойски предложил мне ехать до Москвы с ними в автобусе, чем я и воспользовался. Тогда же Владимир Николаевич подтвердил, что его сотрудничество с «Вертикалью. ХХI век» будет продолжено. Был разговор и о дневниках. «Пять лет они лежали в редакции журнала «Москва» у Леонида Бородина». На моё предложение о публикации их в нашем журнале ответил. «Что вы, там 28 авторских листов». Но теперь, читая публикацию и понимая, что здесь не всё, хочу предложить Крупину дать и мне до двух листов для публикации. Нужно будет позвонить не откладывая.

 

17 июня

В Литературном музее М. Горького юбилей Юрия Андреевича Адрианова. Были с Алексеем Марковичем. Вёл вечер А.М. Цирульников. В общем-то, ничего особенного. Собрались осколки нижегородской интеллигенции. Все для меня известные с молодости — Александр Познанский, Ян Голанд, Альбина Гладышева... Валерий Шамшурин выступил от Союза писателей и всех членов позвал выйти. Не вышел только я. Как-то всё это было неловко, кучно. Но, похоже, это выглядело, как вызов, как противопоставление с моей стороны. Мне этого не простят. К тому же и Валерий Васильевич Никитин, и Альбина Петровна Гладышева в своих выступлениях упоминали моё имя. Альбина Петровна сказала, что моя статья к юбилею печатается в «Земле Нижегородской». Зато потом, в каминном зале за шампанским с виноградом, так хорошо поговорили с народным артистом Никитиным!

Из Москвы пришли факсы с приглашением в Белгород на Третий Белгородский международный экономический форум Белоруссии, России, Украины. Это после моего разговора с М.И. Кодиным.

 

18 июня

В типографии окончательно (на компьютере) подготовил «В-10». Теперь дело за производством. Думаю, они не подведут.

Разговаривал с М.И. Кодиным. Теперь Михаил Иванович ещё и проректор какого-то Российского государственного социального университета. За его передвижениями просто не успеть. Интересовался, буду ли я про эти мероприятия что-то писать?

Позвонил и Андрею Реброву в Питер. Условились встретиться в Москве в Союзе писателей России в кабинете у Николая Переяслова.

Вечером сидели в кабинете Алексея Марковича. И говорили, говорили… Как я оттаиваю сердцем с ним! По-настоящему не могу оценить ту милость, что даровал мне Господь в общении с этим замечательным человеком. Но воистину — большое видится на расстоянии. Хотя и сейчас понимаю всю неординарность наших отношений и то, как много Коломиец сделал и делает для журнала. Конечно, это всё по Промыслу.

 

19 — 20 июня Кунавино

После дождей, с большой неохотой, поехали с Ириной в деревню. И оказалось, что это одна из лучших поездок в этом сезоне. Ирина убиралась в доме. Я повесил шкаф в кухне и сделал большие стеллажи в своей комнате наверху. Наконец-то разобрал коробки с архивом (ещё после базы Облпотребсоюза, Тюмени) и с книгами. На следующий день косил траву на дальнем огороде (хотя в этом году там ничего не сажали), ближнем, вдоль заборов. Топил баню. В бане жёг договора, письма, акты ревизий — сколько за этими бумагами нервов, переживаний. Теперь бумага превратилась в пепел — и всё. А ведь тогда по ним решались вопросы буквально жизни и смерти. В следующий раз нужно разобрать газеты. Я только просмотрел сверху и приличную пачку выбросил. А там ещё много всего лишнего, устаревшего, в информационном плане мало ценного.

 

22 — 26 июня Москва — Белгород

Поездка на Третий международный экономический форум Беларуси, России, Украины, проходивший в городе Белгороде.

22.06. На утреннем поезде приехал в Москву. В Союзе писателей России уже пили кофе Андрей Ребров и Виталий Розе. Отдал Николаю Переяслову пачку «В-9» для распространения и переговорили о его возможном приезде в Нижний Новгород на отдых.

Позвонил О.Н. Шестинскому. Обменялись новостями. На прошедшем Высшем художественном совете в Союзе писателей Олег Николаевич говорил о «Вертикали. ХХI век» и обо мне. Спасибо ему за память и поддержку.

Решили с питерцами идти к Храму Христа Спасителя (они хотели ехать, но я уговорил прогуляться). У входа в Союз писателей встретились с В.Н. Крупиным и С.И. Шуртаковым. Владимир Николаевич отказался дать мне отрывки из своего дневника. «Если только потом, уже из книжки». В Храме всё обошли. Как-то по-новому он нас поразил. Пока разорённый и голодный народ строит такие храмы Богу, так их расписывает — он продолжает оставаться великим и непобедимым.

С Курского вокзала выехали в Белгород. Голодные. Денег нет. А даже на ту мелочь, что была, продуктов купить не догадались. Но выручил М.И. Кодин с В.К. Пшеничниковым, пригласив за свой стол в своё купе.

23.06. Город Белгород. Сразу едем в санаторий «Красово». Устраиваемся. Завтракаем. В 12-00 должны ехать в город на открытие выставки-ярмарки во дворце спорта «Космос». Но и я, и Андрей с Виталием, каждый сам по себе, проспали. Вышли на пустую территорию санатория, и только там увиделись. Расстроились, но случай помог — уехали на свободном автобусе. И не зря. В автобусе решили и о нашем объединении.

Пресс-конференция на выставке губернатора Е.С. Савченко, клуб прессы (банкет) в ресторане. Спор по поводу православной веры в автобусе на обратном пути — почти ругань. Вечером опять банкет — уже в санатории.

24.06. Пленарное заседание в зале «Красово». Самое сильное и запоминающееся выступление академика РАН Дмитрия Семёновича Львова. (Вымирание народа. Нещадная эксплуатация трудовых ресурсов. Разграбление природных богатств — вот главные темы доклада.) После пленарного заседания я передал «В-9» Львову, а потом и дважды встречались, разговаривали, фотографировались со скульптором Вячеславом Клыковым. Второй раз пили пиво в открытом кафе под соснами, говорили о его памятнике князю Владимиру в Белгороде и Аввакуму у нас в Григорово.

Проведение круглого стола прессы. Вроде бы приняли решение как-то объединиться. Что из этого получится — увидим. Вечером приём у губернатора — банкет, концерт, встречи, знакомства.

25.06. Экскурсии: по городу, музей-диорама «Огненная дуга», мемориал «Прохоровское поле» (грандиозный памятник В. Клыкова… и замечательный по своему духовному, идейному содержанию). Храм в Прохоровке. Вернее, целый комплекс вокруг него. С колоколом, в который мы били вместе с Андреем. Ротонда с Ангелом благословляющим при въезде в Белгород.

Обратный путь в поезде — долгий разговор в купе А.А. Сенина (гл. редактор «Русского Вестника») и Ю.А. Дергоусова. Водка, раки — иными словами, знакомство. Хотя я по большей степени отмалчивался.

26.06. Опять Москва. На мой поезд билетов нет. Пришлось в итоге ехать на проходящем Кировском («Вятка»). Ходили с питерцами по Москве. Сидели в гостинице «Мотор-Сич». Расставаться было жаль — сроднились за эти дни. К тому же все отправляемся в разные стороны. Я в Нижний Новгород, Андрей ночью (опять без денег) в Санкт-Петербург, Виталий остаётся в Москве и утром в понедельник летит с делегацией «Мотор Сич» на Соловки.

 

28 июня

Юрий Адрианов настойчиво звонил в последние дни А.М. Коломийцу, приглашал в гости. А Алексей Маркович нашёл меня. Я отказывался, но пришлось ехать вместе. Мне кажется, Юрий Андреевич тоже полюбил Алексея Марковича за доброту, отзывчивость. Во всяком случае, я не помню его таким мягким, готовым слушать чужое слово, мнение, как было в этот раз. И даже разногласия по поводу деятельности нашего епископа Георгия (недовольство со стороны Адрианова за качество реставрации Рождественской церкви итальянцами и аргументированная защита Коломийца владыки, как хорошо разбирающегося в реставрации и геологической защите храмов) не внесли в атмосферу приязни за столом никаких изменений. Читали стихи, говорили о поэзии. Расставались они, как родные люди.

 

29 июня

У Пашкова (Асеевского) в редакционном кабинете отмечали день рождения Володи Жильцова. Александр Павлович читал анекдоты о Владимире. Тот в свою очередь вопрошал, настоящий ли он поэт? Были фотографы из «Земли нижегородской» и Епархиальных ведомостей» Анатолий Чепела и Георгий Ликин… Когда все ушли, я задержался, потому что попросил Александр — очень осторожно, ненастойчиво. И я понял, как ему грустно. Как его всё томит.

Домой поехали вместе. Палыч с горечью рассказал, что областная библиотека сдаёт в макулатуру иностранные журналы девятнадцатого века. А что тут можно сделать, как спасти? Одни собирали для нас достояние, а другие его от лени своей и бездействия уничтожают.

 

3 — 4 июля Кунавино

Вот и наступил июль. Я, Ирина, Наташа в деревне. Земля после дождей сырая, на грядках следы потоков воды. Ирина ещё что-то полола, а мы с Наташей занимались на втором этаже дома. Наводили порядок в комнатах.

Кабинет просто преобразился. Начал делать ещё стеллажи, расставили папки. Осталось разобраться в газетах. Там много пустого, лишнего. А ведь когда-то всё это казалось важным. Комнату нужно обивать деревом. Думаю, это реально. Кое-что у меня ещё осталось. Остальное нужно искать.

И погода и настроение были замечательными. Погода — потому что куда-то совершенно пропали комары (и неожиданно появились перед самым нашим отъездом). Настроение — потому что в пятницу в офисе сел и с 11-00 до 17-30 написал большой материал о Запорожье «Мы должны быть вместе». Свалил тяжесть с души. Теперь очередь за Белгородом.

 

7 июля

Нижегородский государственный литературно-мемориальный музей Н.А. Добролюбова. Презентация книжки сотрудницы Г.А. Дмитриевской. Попал туда по приглашению А.П. Пашкова. Стол накрыт в саду под вишнями. Чтение стихов местных поэтов (немного). Впрочем, торжественная часть незначительна. Далее — как всегда. Самое живое впечатление — выступление театра поэтов (Андрей Тремасов и Ярослав Кауров). Они вышли с гитарами, в каких-то накидках — или синьоры, или гусары.

 

10 — 11 июля Кунавино

Втроём с Ириной и Наташей. Первый раз в этом году ходили в лес, собирали землянику. Набрали почти три литра. Но одолели слепни.

 

12 июля

Приехал Николай Переяслов с женой Мариной и дочерью. С вокзала перебрались в «Волгагеологию». Я приехал уже туда. Во второй половине дня, после рынка, отправились на турбазу. Разместились в домиках и сразу на Линду. Николай искупался в реке. Ели ягоды в лесу. Когда вернулись на базу, мангал уже пылал. За столом засиделись до сумерек. А.М. Коломиец много читал своих стихов. Переясловым, как мне показалось — искренне, место понравилось. Мне и самому показалось, что время тягуче замедлилось, «задремало». Вот бы где самому беззаботно пожить несколько дней. Подышать сосновым воздухом, покупаться в Линде, начитаться вволю. Ведь в деревне всё равно нет полноценного отдыха. Одолевают заботы, хлопоты, работа. А начинаешь бездельничать — совесть мучает.

Звонил Олег Пономарёв из Тулы. Ждёт свою публикацию в «Вертикали. ХХI век». (Мне об этом задавал вопрос и О.Н. Шестинский). Предлагает дать для его «Прикосновения» большую публицистическую работу. Я пообещал.

 

15 июля

В «Волгагеологию» позвонил С.И. Шуртаков. Условились встретиться в Союзе писателей в полдень. Когда туда пришёл, Семёна Ивановича дожидались В.А. Шамшурин и В.В. Половинкин. Валерий несколько язвительно отозвался о Керженском выпуске «Вертикали. ХХI век». Ну да это всё пустяки. Я-то знаю, что всё получилось достойно. А так — пили чай с пирогами из Кузьминок. В основном разговор поверхностный, с некими политическими и эстетическими штампами. Когда решил уйти, Шуртаков вышел в коридор со мной. Говорил о своей предстоящей публикации. Семён Иванович её ждёт. Как и Половинкин. Владимир Васильевич расстроился, что в «В-10» нет его рассказа.

Вечером в городе разразилась гроза, ливень. Дороги залило, машины глохли в огромных лужах. Стихию с А.М. Коломийцем и М.И. Чижовым прождали под крышей за рюмкой водки и ухой из лещей. Приехали на турбазу к Переясловым. Там и отметили мой день рождения.

 

16 — 18 июля Кунавино

Безделье. Нас с Ириной всё больше и больше притягивают верхние комнаты. Переставляем книги, игрушки, развешиваем по стенам всякие безделушки.

Ходили в лес. На этот раз за лисичками. Набрали половину ведра. Весь лес в воде, как в болоте. Земля её уже не впитывает.

Наташа вечер сидела у костра на озере со всеми нашими ребятами. Смеются, а такое впечатление, что сидят всего через дорогу, а не за пятьсот метров от дома. Вот что значит деревенская тишина и чистый воздух.

Когда поставив машину, приехал из гаража — позвонил Николай Переяслов. Просит завтра увезти их окончательно в город. Накупались. Затосковали от безделья — ведь москвичи. Да и погода испортилась, похолодало, дожди. Николай попросил дискету с текстом моей повести «Колька» и найти диктофон. Марина хочет записать интервью со мной.

 

20 июля

Привёз с турбазы Переясловых. Возникла проблема с гостиницей, но помог Чижов. Устроил в квартиру своих, уехавших жить в США, родственников на улице Горького.

Утром узнал, что тираж «В-10» полностью отпечатан. Надо забирать. Страницу 85-86, конечно, не вырезали. Всё это придётся делать самому. Ладно, справлюсь не спеша.

Уже вечером случайно взялся за рукопись Сергея Шустова «Бах». Читал не отрываясь. Очень захотелось её опубликовать.

Распечатали вёрстку «И увидел я новую землю…» для корректора. Звонил Андрей Ребров. Газету «Небесный всадник» они сделали. На следующей неделе повезут в Москву. Есть там и мой материал о Белгородском экономическом форуме. Заметку об объединении (мною подготовленную о создании нашей ассоциации) печатают и в газете, и в журнале «Всерусский собор», и в еженедельнике «Российский литератор». Попросили меня ещё куда-нибудь её пристроить кроме «Вертикали. ХХI век».

Из неприятных новостей — у Алексея Марковича пропала рукопись докторской диссертации прямо из кабинета, с рабочего стола. Я всё-таки думаю, что он её просто куда-то переложил. Но от этого не легче. Вроде бы он всё перерыл, а рукописи нет.

 

21 июля

Переясловы уезжают. Уже и билеты взяли. Прощальный вечер назначили на 18-00. А в 16-00 Олег Рябов проводит презентацию сборника «Записки краеведа» в Белом зале областной библиотеки. Сначала побывал там. Встретился с Ю.А. Адриановым, А.М. Цирульниковым. Само «событие», конечно, надуманное. Прессы почти не было. Вернее, всё те же — «Голос ветерана» и Оксана Митрофанова. Интересно, куда же ходят другие издания? Похоже, существует совершенно иной пласт информационной событийности, нам неведомый.

Переясловых провожали дружно. Были Чижов, Коломиец. Много говорили о «Вертикали. ХХI век». Коснулись вопроса приёма в члены Союза писателей России наших авторов. В общем-то, этот вопрос, я считаю, что решили. Чижов был мало разговорчив, почти что подавлен. Видимо, какие-то проблемы с работой. Но с Николаем и Мариной на вокзале у вагона я расстался по-доброму. Похоже, им и правда, всё понравилось, всё оказалось в радость. Несмотря на то, что условия проживания на турбазе были спартанскими, да и с погодой не повезло.

 

27 июля

Позвонил Владимиру Крупину. Он только вернулся в Москву. Спрашивал его о статье про Владимира Тендрякова, вырезку из газеты он прислал раньше. Хочу поместить её в «В-11», но оказывается, она уже публиковалась в «Литературной газете» — в моём варианте, к тому же и в сокращённом виде. «А полный вариант я нигде не найду. Я этого ничего не храню. Наследников нет. Нет среди родных тех, кто интересуется моим творчеством. Как это ни горько». А ведь такой доброты и отзывчивости человек! Договорились, что Владимир Николаевич пришлёт мне новые, ещё не публиковавшиеся произведения. Прощаясь на словах, мы обнялись.

Звонил М.И. Кодину. Взял у него адрес, на который выслать «В-10». Михаил Иванович предложил подготовить с ним интервью по делам Собора славянских народов. Условились, что позднее созвонимся.

Ещё вчера пришло письмо от О.Н. Шестинского с новым рассказом, который он просит прочитать и высказать своё мнение. Я сразу позвонил и сообщил, что письмо дошло. Рассказ тоже прочитал, но, хоть Олег Николаевич сразу спрашивал, говорить о нём я не стал. И вот сегодня позвонил и высказал своё мнение. В рассказе смущает «явная публицистичность», почти брань в адрес новых русских. Здесь и нет ничего нового, и снижает общий «накал» рассказа.

 

28 июля

С Наташей в институте. Сдала последний экзамен — физику на «четыре». Всё, студентка. Слава Богу!

 

29 июля

Вчера не смог побывать на открытии выставки в честь батюшки Серафима Саровского в здании Арсенала в Кремле. Поехал сегодня. И хорошо. В здании пусто, посетителей совсем мало. Керамические иконы Валерия Михайловича и Татьяны Владимировны Гришиных, три полотна В.И. Заноги, скульптура Христа В.И. Пурихова. Всё знакомо, всё видел ранее. Но и скульптура не в мастерской, а в слабо освещённом зале, и полотна Володи Заноги в направленном мягком свете, выплывающие из темноты, — рождали в душе новые ощущения, по-другому со мной «разговаривали».

В витринах у стены выставлены книги, посвящённые Серафиму Саровскому. Немного. Тем удивительнее, что вместе с поэтической книгой «Поясом Богородицы» Юрия Адрианова и сборником стихов Владимира Плотникова лежала моя книжка «Обретение России». Наверно, готовила выставку областная библиотека.

 

30 июля — 1 августа Кунавино

После недельного перерыва в деревне. Перекопал участок с викторией. Оставшиеся грядки Ирина обработала. Собрали крыжовник. Целое ведро. После и смородину. Малины тоже много. А вообще больше бездельничали, ходили в баню, читали. И это, наверное, хорошо.

Впервые в своём кабинете писал — заметку о журнале «Кириллица». Удобно. Надо продолжать почин.

 

7 — 8 августа Кунавино

Неделя — пролетела. Ощущение — впустую. Правда, что-то всё-таки сделано. Вывезены из типографии остатки «В-10», отвёз в деревню из Бора мебель, есть договорённость с «Топтрестом» об оплате, Наташу зачислили в институт, прошло правление в Союзе писателей, публикация в «Православном слове» моей заметки о книге Николая Переяслова «Соловей с простуженным горлом». Но всё это мелко, всё незначительно…

В доме собрал и разместил мебель. В огороде наводил порядок у смородины на дальнем участке. Давно хотел. Читал «Литературную газету».

 

12 августа

Изводит малоделание. Всё как-то остановилось. Нет прорывов. И жуткая нехватка в деньгах.

Звонил в Переделкино О.Н. Шестинскому. Говорили тепло и о многом. Олег Николаевич выслал тезисы своей новой работы и просит дать на них свой отзыв. Попробую, хотя письмо ещё не пришло. Владимира Вельможина, редактора подмосковной газеты «Щелковчанка» (мы встречались с ним у Шестинского на юбилее) жутко избили. Лежит в больнице. Я это предвидел. Уж очень бесцеремонно «наезжал» на своего местного главу. Да, время жуткое. У Шестинского есть письмо от Фёдора Сухова (они, оказывается, были дружны), и мы договорились, что в ближайший номер Олег Николаевич напишет рассказ-воспоминание.

С А.М. Коломийцем забрели в гости к Юрию Адрианову — воспоминания, стихи, обсуждение дел епископа Георгия.

 

14 — 15 августа Кунавино

Пока ходил (ездил) в гараж за машиной — было хоть и не солнечно, но дождя ничто не предвещало. И вдруг ветер, дождь, холод… Долго думали и сомневались с Ириной, ехать или нет. Всё-таки решились. Дождь не прекращался, но добрались хорошо. В деревне пили чай, отдыхали, рассчитывали на хорошую погоду в следующий день.

Уже совсем поздно читал у себя наверху заметки Сергея Павловича Залыгина в «Октябре» (после Леонида Ивановича Бородина эта автобиография «слабенькая» — другая благополучная жизнь, другой уровень мышления), а за стеной выл ветер, ветви черёмухи скребли доски обшивки. И вдруг я ощутил, что лето прошло. Осень подкралась, и скоро вновь придётся заколачивать окна, всё готовить к зиме. Так грустно, тоскливо сделалось на душе.

Ирина собрала остатки смородины, срезала укроп. Я выкопал лук, истопил баню. Часов в шесть вечера были дома. И погода вроде бы разгулялась.

 

16 августа

Пешие маршруты сегодняшнего дня: Дом — «Волгагеология» — площадь Горького. Оттуда поехал на машине за А.П. Пашковым в Малое Козино. Привёз его домой. Дом — ул. Бекетова (Рябов) — ул. Ванеева («Волгагеология») — дом. Как говорят в таких случаях, без комментариев. Целое путешествие по городу.

 

21 августа

День жаркий. В 11-00 от памятника В.П. Чкалову с площади Минина и Пожарского едем в Княгинино (Валерий Шамшурин, Олег Рябов, Николай Симонов, Ирина Дементьева, Ирина Мухина) на открытие памятной мемориальной доски поэту Сергею Карасёву.

В Княгинино подарил наши издания центральной библиотеке. Поездка на родину Александра Ивановича Люкина — старый добротный красного кирпича дом на краю села. Само село большое, курятники обмазаны глиной. Вокруг поля по холмам. Недалеко заехали на родник — вода бьёт вверх метра на два (а после дождей говорят, что и на пять метров) — из-под земли.

В Княгинино открытие мемориальной доски на доме, где жил Сергей Карасёв с бабушкой, откуда уехал учиться в Казанский университет. Дом двухэтажный, двухподъездный, только что заново побелённый. Доска вполне приличная, с его портретом.

Местный праздник — фестиваль поэзии им. А.И. Люкина. Скромно. Морской музей — библиотека В.Г. Гузанова, ужин, везде пришлось выступать. Но, кажется, не подвёл, не опозорился.

С каким уважением, сердечностью относятся здесь к Валерию Шамшурину. Видимо, за дела его, за организаторские способности.

 

23 августа

Дозвонился до Владимира Крупина. Он, оказывается, был долго в Кирове (Вятке) и поэтому обещанных материалов не выслал. Очень извинялся. О своём «долге» заговорил сам, без напоминания с моей стороны. Сказал и о заметке в «Российском литераторе», о том, что идея хорошая и наш журнал тоже «очень хороший». На моё предложение войти в редакционный совет согласился сразу. Он даже думал, что мы его уже включили.

Позвонил в Питер Андрею Реброву. Очередной номер «Всерусского Собора» в типографии, делают газету «Небесный всадник». Зовёт приехать.

 

24 августа

Вечером у Олега Рябова дома. Встречались по поводу его рассказов (их переделки), которые он давал мне читать с целью их возможной публикации в «Вертикали. ХХI век». Рассказы я вернул, они оказались незавершёнными, хотя любопытные моменты в них есть. Но он прочитал мне вслух, и я взял с собой ещё один его рассказ. Буду думать. Посмотрел домашнюю библиотеку, коллекцию фарфоровых чашек, картины. Поговорили о «Вертикали» и вообще о литературе. Наметилось некоторое сближение позиций и взглядов.

 

27 августа

Вечером звонил В.А. Шамшурин, просил для комиссии по премиям Нижнего Новгорода принести ещё книжек и номера журналов. Утром всё это ему отнёс в Союз писателей. Там встретились с Володей Жильцовым, пошли в редакцию «Нижегородских новостей» к Александру Пашкову (Асеевскому). И надо было мне с Александром Павловичем так крепко поспорить и, в общем-то, ни о чём. Зря! Хотя его утверждение, что без музыкантов-евреев мы бы не имели собственной русской музыки разве не вызывало на полемику? Хотя и не люблю я этих «национальных» вопросов. Нет в этих спорах главной, действительной правды. Опять испортилось настроение, на душе тоскливо. Правда, у себя начал работать над следующим номером «Вертикали». Первую половину номера вчера вывел Геннадий Щеглов, около пятидесяти страниц.

Спасибо Андрею Реброву. Позвонил и сказал, что ждут меня в Питере, соскучились. Разговор оказался бальзамом на сердце. Пожаловался ему на тоску — потому к ним и не поехал, хоть и обещал. Сочувствие и неравнодушие Андрея мне было дорого.

 

28 — 29 августа Кунавино

В деревне пустынно, будто наступила осень. Хотя погода замечательная. Жарко, ветерок. Ходил раздетый. Занимался всякой всячиной, но не утомляясь. Душой как-то незаметно успокоился, развеселился. Даже ничего не читал. Ирина всё хлопотала в огороде. Неутомимо.

 

1 сентября

С Александром Пашковым зашли в Нижегородский государственный художественный музей. Посмотрели годовую выставку местных творцов. Невесело. Всё скучно. Нет идей, осмысления времени, работы души. И темы, и приёмы — всё это видено-перевидено. Хотя работы Виктора Ивановича Пурихова («Вознесение» и скульптура из дерева обнажённой девушки) хороши.

В музее от искусствоведа Екатерины Пуховой узнал, что в новой мастерской В.И. Заноги был погром. Много чего украли, а большие картины «порубили топором» и залили чёрной краской. Как Владимир не хотел переезжать в эту мастерскую, как у него не лежало к этому месту сердце!

 

2 сентября

Юрий Адрианов узнал о присуждении мне премии Нижнего Новгорода за книгу «Обретение России» и за статьи последних лет, и позвонил, поздравил. Но опять жутко ругал Володю Жильцова. Сказал, что на торжество 70-летия писательской организации в Художественный музей не пойдёт. Я пообещал, что в среду с А.М. Коломийцем к нему заглянем.

 

5 сентября

Приехали руководители писательских организаций Приволжского федерального округа. От представителя Президента в округе С.В. Кириенко организовали катер. С 14-00 до 21-00 путешествовали на нём. Сначала по Оке за Мызинский мост, затем по Волге до Телячьего острова. Долгое застолье. Люди разные. Я сидел с Владимиром Ситниковым из Кирова. Весь вечер под баян пела русские песни какая-то певица из филармонии. Я сидел с краю стола, и она пела около меня, да так громко, что голова разболелась. От всех их (писателей) слов и высказываний впечатление «грустное». И это элита интеллигенции?

 

6 сентября

Торжество в Художественном музее, в Кремле. Из руководителей города и области никого. Даже министр (или его зам) культуры не пришёл. Самое хорошее впечатление от оркестра народных инструментов Кузнецова. Всё остальное мелко. Но зал полон, собралась нижегородская интеллигенция, и это приятно. Днём в Литературном музее прошёл «Круглый стол». Послушал его с час и ушёл. Стыдно — ни больших задач, ни обсуждения значимых проблем — только выклянчивание денег у власти. Но какие-то заметки в блокнот я для себя сделал, чтобы их использовать в написании материала для «Нижегородских новостей». И так меня подмывало сказать от себя, обострить разговор. Даже Валерию Шамшурину делал знаки рукой. Но не дал слово. Может, это и хорошо. Для кого было говорить? Опять вводить людей в недоумение.

Вечером фуршет в бывшей офицерской столовой. Здесь всё обычно. Из Кремля перешли в Союз писателей на улицу Минина. Там пьяные депутат Государственной Думы профессор Николай Бенедиктов (неожиданность) и писатель Вадим Рыжаков (закономерность). Рыжакова даже ночевать оставили в Союзе. Ничего мы с Валерием Шамшуриным не могли с ним поделать. Так и перенесли на диван в приёмную.

 

7 сентября

Продолжаются мои награждения. Вчера благодарственное письмо и часы от Председателя Законодательного Собрания Е.Б. Люлина (вручал депутат А. Сериков). Сегодня в городской администрации Вадим Булавинов, мэр города, вручает премию Нижнего Новгорода за книжку «Обретение России». Получать в компании людей известных и заслуженных приятно. Я немного волновался, но не очень.

В связи с объявленным в стране трауром банкет отменили, и мы, литераторы (я, Карпенко, Жильцов, Половинкин, Рыжаков, А.Г. Трухманов (лауреаты), Александр Фигарев, Вячеслав Соболев пошли в кафе «Бригантина». Денег нет. На копейки купили водки и немного закуски. Вот вроде бы сразу столько свалилось на меня приятностей, а сердце совершенно это не тревожит. Почему?

 

8 сентября

Пришли материалы от Владимира Крупина. К сожалению, опять газетные публикации. Правда, одна, как он пишет, из районной газеты. Её и поставлю. К тому же — небольшая. Приехал в «Волгагеологию» — звонит А.М. Коломиец с Нижегородской ярмарки. На форум приехал Н.И. Рыжков. Можно ему передать журналы с публикациями о его Клубе. Вновь еду домой, переодеваюсь, иду. С А.М. Коломийцем прохожу на форум «Россия единая». Н.И. Рыжкова увидел с губернатором Г.М. Ходыревым в первом павильоне. Поговорил с Николаем Ивановичем, напомнил о нашей встрече на заседании Клуба и передал журналы. Правда, Ходырев его от меня утянул. Жаль, разговор у нас шёл хорошо. Фотографы «взахлёб» щелкали затворами камер.

 

9 сентября

Вечером зашёл в Художественный музей. Открытие выставки «Нижний Новгород — люди, улицы, дворы». На этот раз экспозиция интересней. Особенно в части городского пейзажа 30-х годов ХХ века. Много неожиданных архитектурных открытий. Да и острова на Волге около города были другими. Вперемешку с картинами выставлены фотографии.

 

14 сентября

В театре «Комедия» открытие второго фестиваля им. Е. Евстигнеева. Встретился с Валерием Васильевичем Никитиным. Оказывается, он для о. Владимира Чугунова начитал семь программ-дисков для православных школ. Доволен своей востребованностью.

 

17 сентября

Вечером звонок и неожиданный, и приятный — от Татьяны Борисовны Лубяко, нашей классной руководительницы в 5-8 классах в 176 школе. Поздравила с премией и долго-долго говорила, не давая мне вставить слово. Но голос совершенно прежний, не изменившийся. Рассказывала о своей жизни, болезнях, учениках. Оказывается, хоть и преподавала математику, но этот предмет совершенно не любила. Очень хотела быть учителем, а что преподавать, это вопрос второстепенный.

 

18 — 19 сентября Кунавино

После долгого перерыва — то я занят в выходные, то безденежье — поехали с Ириной в деревню. Копал грядки, собирал яблоки. Солнечно и прохладно. Но уже осень. Что-то тоскливое разлито в воздухе, в ощущении.

В доме хорошо натопил. Допоздна читал заметки о Давиде Самойлове в «Дружбе народов». Ночью проснулся от странного громкого звука. Будто плакала кукла и плохо различимо звала маму. Всё это продолжалось довольно долго. Проснулась и Ирина. Я уверил её, что это муха так жужжит. Сам пошёл на улицу, посмотрел окна, но, конечно, ничего не нашёл. После этого в доме этот жуткий громкий звук повторился ещё раз и смолк. Не хотел бы я его услышать, когда в доме ночью бываю один. И так почему-то ощущения жуткие (хотя в других местах у меня такого ощущения нет), а уж с этим…

 

20 сентября

Пришли письма от О.Н. Шестинского и В.А. Бахревского. Владислав Анатольевич проясняет все вопросы, заданные мной ему в своём письме, и хвалит «Кольку». Предлагает опубликовать эту повесть в Крыму. Вообще письмо приятное, поднимающее настроение. Был и радостный звонок Лариной, зам. директора Нижегородского академического театра оперы и балета имени А.С. Пушкина, по поводу реализации «Вертикали. ХХI век» через билетёров.

Сам звонил Жене Малышеву. Рад, что он начал действовать, встречается с людьми насчёт попечительства журналу.

Вечером с Александром Пашковым в театре «Комедия». Спектакль памяти Бориса Абрамовича Наравцевича, поставленный его дочерью по пьесе А. Червинского «Счастье моё». Александру Павловичу он не понравился. Я был более снисходителен. Стилистика постановки, правда, старомодна, хотя сам материал давал повод насытить её современным ощущением нравственных проблем. Но вот главная героиня пьесы Виктория — Вера Лаптева — понравилась.

 

22 сентября

Позвонил О.Н. Шестинскому. Рассказал о публикации в «Православном слове» и что письмо его с рецензией на книгу Николая Переяслова тоже пришло. Олег Николаевич с А.В. Ларионовым едет в Тамбов на творческую встречу. А вчера ходил в храм к Иверской иконе Божией Матери в Переделкинский храм. Шёл через Переделкинское кладбище, мимо могил своих сверстников, и задумал написать рассказ о своих воспоминаниях, ощущениях, думах. Очень надеется, что это будет серьёзное произведение. Думаю, судя по его последним вещам, это будет опять что-то очень щемящее, эмоциональное.

Удивительно, как он попал в уже закрытый храм. Всё вроде бы не случайно, всё по Промыслу. Сквозь окно, зарешечённое и внутри и снаружи, Олег Николаевич смотрел на горящую лампаду перед иконой, и в это время из храма открыла дверь монахиня и впустила его.

К стыду своему, я уже несколько раз бывал в Переделкино, а в храм так и не зашёл. Обязательно надо побывать, помолиться у Чудотворной иконы, поклониться святыне.

Вечером в галерее у художника Александра Николаевича Юркова Володя Жильцов организовал наше совместное с ним отмечание премий Нижнего Новгорода. Галерея большая, работ много. Удивительно, что в них нет и мазка краски. Только «живой» материал — листья, травы. Впрочем, об этом художнике пишут много.

 

23 сентября

Вроде бы что-то решается по поездке в Чечню в Шумиловскую бригаду. Жильцов запросил данные паспорта. Срок — неделя. Отправление 29-го числа.

Вечером в университетском зале на Большой Покровской концерт старинной немецкой музыки. Исполнители — муж и жена из Германии на каких-то мудрёных струнных инструментах. Но музыка замечательная.

 

24 сентября

У Жени Малышева по попечителям ничего не получается. Я расстроился. Даже Александр Васильевич, директор геологического музея, с которым мы находимся в одном кабинете, обратил внимание на моё подавленное состояние. Но потом дозвонился до М.П. Чижова. Сказал, что хотел — в художественном плане повесть очень уязвима. Он с этим, конечно, не соглашается. Довод один — соседка читала, и плакала.

Разговаривал с Г.Г. Некрасовым — директором «Топтреста». Условились о встрече в понедельник. Это подняло настроение.

Домой позвонил староста из братства Александра Невского. Вопрос по Чечне решён. Я лечу. Вылет 29 сентября и прилёт 6 октября. Надо готовиться.

 

25 сентября

Звонит Ю.А. Адрианов. Только что у него состоялся телефонный разговор с Валерием Шамшуриным. Тот плохо себя чувствует и говорит, что хочет передать руководство Союзом писателей мне. Если это действительно так, то меня беспокоят два момента — либо на самом деле он себя очень плохо почувствовал, либо что-то неприятное надвигается на Союз (например, отберут здание или о финансировании даже перестанут говорить). И от такой перспективы я в некотором смятении. Впрочем, может быть, это только разговоры и не более.

Пожаловался Юрию Андреевичу, что Александр Пашков (Асеевский) тянет с юбилейной статьёй. Тут же перезванивает Александр Павлович. О разговоре с Шамшуриным Юрия Андреевича он уже знает. Вот так распространяется информация.

 

27 сентября

Вечером у сестры Лены. Долго просматривали с ней вёрстку книги «И увидел я новую землю». Замечаний не так много, но работу она проделала колоссальную. Всё внимательно прочитала, все шероховатости и ошибки заметила. Сказала, что как написана книга, ей понравилось. Это меня радует. Но огорчило другое — «О тех писателях и книгах, что ты пишешь, я ничего не знаю». И это филолог с высшим образованием. Что же тогда говорить о «рядовых читателях»!

 

28 сентября

Домой позвонил В.А. Шамшурин. Чувствует себя плохо, хочет уйти в отпуск. Врачи ему запретили и писать, и читать. Сегодня день рождения у губернатора Геннадия Максимовича Ходырева. Надо идти в Кремлю, в губернаторский кабинет — поздравлять. Это ломает некоторые мои планы, но делать нечего. Отказать Шамшурину невозможно, да и стоит воспользоваться случаем, чтобы передать Ходыреву комплект «Вертикали. ХХI век».

Собрались в министерстве культуры — от театров, музеев, художников — 20 человек и пошли в «Белый дом». Приём у Г.М. Ходырева — стихами, песнями. Валерий Шамшурин представил и меня. Но слово я так и не взял, журналы не передал. Хотя Ходырев посмотрел на меня внимательно, заинтересованно. Думаю, это после встречи с Николаем Ивановичем Рыжковым на форуме.

В этот же день с А.П. Пашковым на открытии фотовыставки Анатолия Чепелы в музее Русской фотографии. Там от Георгия Ликина узнаю, что поездку в Чечню нам зарубили в Москве. Жаль, но, может, это и к лучшему. Слишком у меня сейчас в жизни всё сумбурно, неустроенно.

Вечером в театре «Комедия» спектакль по Уильяму Фолкнеру Московской «Табакерки». Мастерски поставленный, но скучный. Нет драматургии, пересказ — показ текста. В антракт ушёл. Александр Пашков тоже не остался, хотя был недоволен моим ранним уходом. Я его подвёл. Лишний человек по жизни?

 

29 сентября

В Художественном музее открытие выставки Бориса Михайловича Кустодиева. Работы из Третьяковской галереи, Русского музея, наши. Праздник!!! Встретил В.И. Пурихова. Опять заговорил о встрече у него в мастерской.

С зам. директора театра вроде бы решили окончательно о продаже «Вертикали» в театре оперы и балета через билетёров.

 

30 сентября

В Дмитриевской башне Кремля весёлое представление книги «баек» Сергея Чуянова «Ограбление в Неаполе или Выжатый лимон». Он и сам их рассказывал, смеша публику. Повидал там Владимира Заногу (он подробно поведал о прошедшем погроме — воровстве в своей мастерской), Елену Чернову, Елену Крюкову. Последней рассказал о впечатлении от её рукописей — статей и отрывков из романа «Юродивая». Елена хочет опубликовать роман целиком в «Вертикали. ХХI век». Говорит, что деньги найдёт. Правда, всё это было сказано за фуршетом.

В Союзе писателей правление. Главная тема — Валерий Шамшурин на три месяца (с 11 октября) отходит от дел по болезни. Остаюсь на хозяйстве я с окладом 3000 рублей. Валерий просит мою статью для Москвы о нашем юбилее. Пообещал взять распечатку в «Нижегородских новостях» и передать ему. Тут и Володя Жильцов запросил для «Православного слова» тот же материал. Пообещал и ему.

Вечером звонок А.П. Пашкова. Вот уже два дня мы с ним без контакта. Рассказал о правлении. Услышал в ответ как всегда умные замечания и подсказки. Мудр!

 

1 октября

После многих звонков состоялась встреча с Геннадием Григорьевичем Некрасовым из «Гортопа». Сразу получить деньги не удалось, но подготовку статьи о работе предприятия обговорили. Срочно надо о них писать для «Вертикали. ХХI век». Под это финансирование откроют.

В Союзе писателей разговор с В.А. Шамшуриным о моём предстоящем руководстве Хочет, чтобы я как-то изменил экономические отношения с фондом «Речью» и Олегом Рябовым. Последний собирает с фонда арендную плату, но все издержки по коммунальным услугам и за телефон вешает на Союз. Но пока я временный, этим заниматься нет смысла. Рябов же понимает — надо выждать время, и через три месяца всё пойдёт своим чередом. Да и сколько сплетен за это время на меня можно будет напустить. И ведь совсем безопасно — власти-то у меня ответить по-настоящему не будет.

Прочитали и поправили мою статью (три экземпляра о юбилее организации) для Москвы. Есть договорённость, что буду готовить ежемесячную литературную страницу в «Нижегородской правде». Они это оплатят.

В театре оперы и балета начали продавать журналы и «Обретение России». Отнёс сегодня. Очень надеюсь на результат. Впрочем, и реклама «Вертикали. ХХI век» тоже важна.

 

2 октября Кунавино

Ирина посадила чеснок. Я собрал яблоки — ещё четыре ванны. И это только с земли. А сколько на деревьях! Когда ехали обратно, попали в пробку. Замечательный день из-за этого был испорчен.

 

4 октября

В областной библиотеке богословская конференция, посвящённая 80-летию со дня рождения митрополита Николая (Кутепова). Был наш политический бомонд, произносились речи, вспоминали. Хорошее слово сказал Эдуард Чапрак. И Умар Хазрат Идрисов — глава нижегородских мусульман. К последнему я подошёл познакомиться, попросил дать его выступление для журнала. Условились встретиться завтра в мечети.

Из редакции от Александра Пашкова дозвонился до М.И. Кодина. Оказывается, Михаил Иванович в эти дни похоронил старшего брата. Сказал, что разберётся с делами и свяжется со мной.

В театре «Комедия» с Александром смотрели «Ромео и Джульетта». Первое действие современно. Потом будто бы спохватились. Играют бывшие студенты Л.С. Белова, которых я видел в учебном театре.

 

5 октября

Побывал в мечети, встретился с Умар Хазрат Идрисовым. Дом управления весь внутри застлан коврами, ходить надо без обуви, а я пошёл так. Меня остановили, попросили разуться и дали шлёпанцы. Умар-Хазрат показал библиотеку, на арабском и русском языках, предложил при необходимости ею пользоваться. Показал другие комнаты и помещения — издательский центр, комнату директора медресе, познакомил с местным мусульманским историком и передал мне свою рукопись.

Из мечети проехал в мастерскую к В.И. Пурихову. Там Володя Занога и Володя Жильцов. Отмечали награду Виктора Ивановича — «Заслуженный художник России». Засиделись допоздна, еле с Заногой уехали, думали, и вовсе транспорта не дождёмся. Пурихов играл на гармошке — замечательно.

Звонил в Питер Андрею Реброву. Опять зовёт к себе: «Куда пропал?» Да куда я пропал — вот он, как был в Нижнем Новгороде, так и остался.

 

6 октября

Третий день холодно, мёрзну в плаще, хотя и одет тепло.

Позвонили домой из министерства культуры. Нужно идти на совещание по поводу юбилея Евгения Николаевича Чирикова (140 лет). Пошёл. А, оказалось, пришёл и Шамшурин. Так что я там был вовсе не нужен. Но коль пришёл, пришлось отсидеть почти целый час.

Оттуда в Художественный музей. Звала Альбина Петровна Гладышева. Депутат Областного Законодательного Собрания Александр Алексеевич Сериков проводит дискуссию по поводу современной застройки города, архитектуры, сохранения памятников старины. Дело нужное, но как-то уж очень всё поверхностно и необязательно, серьёзного разговора не получилось. Должным образом встреча не подготовлена. Но это не вина депутата (он-то как раз молодец, что поднимает этот вопрос), а сказывается безразличие большинства местного общества к истории и культуре города.

А.П. Пашков (Асеевский) передал газету со своей статьёй о трёхтомнике (антологиях прозы и поэзии, справочнике) Нижегородского отделения Союза писателей России, вышедшем к юбилею. (Составитель всех книг В.А. Шамшурин). Раздолбал их Палыч по первое число. И ведь справедливо, не поспоришь. Шамшурин на него обидится — этим своим детищем он очень гордится.

 

9 октября Кунавино

Дождь. С Ириной едем в деревню. Наверно, в последний раз. Всё убираем на зиму. Закрываем окна, выливаем воду. И собираем последние яблоки, ещё две с половиной ванны. По моим подсчётам, мы собрали их больше восьми за эту осень. Сегодня же возвращаемся. Дождь не перестаёт. Грустно. Ещё одно лето прошло, ещё один год подходит к концу. А так хочется уехать в деревню на недельку, пожить уединённо, успокоиться душой.

 

11 октября

Взял счёт в типографии «Растр». В Союзе писателей встретился (незапланированно) с Валерием Шамшуриным. Мой первый день исполняющего обязанности председателя. Но пробыл на месте не долго. Ушёл в собор Александра Невского на встречу с дьяконом Андреем Кураевым. Пришёл вовремя. В дом причта зашёл вместе с отцом Андреем.

Встреча продолжалась два с половиной часа. Рассказывал об архиерейском соборе, прошедшем в Москве. Отзывался довольно критически, с собственными взглядами. Например, о равнодушии наших архиереев к вопросам церковной жизни, вообще людей, прихожан. Много отвечал на вопросы. Интересно, но яркого впечатления у меня от этой встречи не осталось.

В шесть часов Кураев будет выступать в большом зале бывшего «Партпроса на улице Варварке». Хочу сходить, послушать, что будет там.

Но отнёс счёт в «Топтрест», зашёл домой… и вновь выходить из дома поленился. Думал, материала для заметки хватит. Не хватило. Вымучил что-то, но, наверное, для газеты не пойдёт.

Взял у Кураева для «Вертикали. ХХI век» его выступление на рок-концерте в C-Петербурге 10 октября 2004 года.

 

13 октября

В актовом зале Нижегородской семинарии пресс-конференция епископа Нижегородского и Арзамасского Георгия по итогам архиерейского Собора. Позвонил А.П. Пашков и попросил на ней побывать, написать что-то для «Нижегородских новостей». Длилось всё почти час. Отвечал владыка хорошо, продуманно. Задал свой вопрос и я. Правда — неудачно. Волновался. Не привык к этому. Но ответ получил обстоятельный.

 

14 октября Большое Болдино

С Олегом Рябовым на его машине ездили в Большое Болдино. В дороге Олег всё гадал — что кроется за уходом на три месяца в отпуск Валерия Анатольевича. В версию «лечения» он не верит. «Новую книгу вроде бы не пишет. Что-то здесь не так, неспроста».

В районном отделе культуры встретились с начальником, пообедали в ресторане, походили по парку Пушкинской усадьбы, поставили свечи в храме.

В парке хорошо, хотя боковые тропки грязны, раскисли от дождей. Но палая листва, прохладный воздух, вид на дали, холмы — создавали особое настроение, располагающее к созерцательности и покою.

В кинотеатре выступил фольклорный ансамбль чувашей (пели и танцевали, играли на народных инструментах, все в национальных костюмах, щедро украшенных монетами — всё целомудренно, проникновенно, так бы и слушал, и смотрел до бесконечности). Привёз их народный поэт Чувашии Валерий Владимирович Тургай. Сказали и мы с Олегом своё слово. Подарили книги, выпуски «Вертикали. ХХI век». А уже потом опять фольклорный ансамбль (четыре певицы в народных костюмах) мордвы.

После выступления местных поэтов, не дожидаясь окончания вечера и не прощаясь с организаторами, уехали. Время почти восемь часов вечера, а впереди двухсоткилометровая дорога домой.

 

19 октября

Микрорайон Щербинки. Гимназия. Пашков в школьном театре устроил встречу учеников с Володей Жильцовым и со мной. Владимир Иванович читал стихи, я говорил о журнале. Детки хорошие, умненькие, слушают внимательно, хлопают. Но потом, за кулисами, когда пили чай, Жильцова понесло и стихами (во всяком случае меня) он замучил. Ушёл с этой встречи с облегчением.

Вечером долго и хорошо сидели с А.М. Коломийцем. Пили дорогую водку и откровенно говорили (даже исповедально откровенничали). Соскучились друг по другу.

 

20 октября

Звонил всерусскособорцам в Санкт-Петербург и О.Н. Шестинскому в Москву. Зовут и туда и туда. Вчера с Алексеем Марковичем договорились, что едем в Москву 28 числа. До этого много всего надо успеть. Сегодня Коломиец встречался с руководством нашего «Гуто-банка». Вроде бы есть небольшие перспективы для сотрудничества.

 

22 октября

В Союз писателей за командировкой приходил В.А. Шамшурин. Бодр, весел. Приехал с юбилея из Самары. Уезжает на юбилей в Казань.

Вечером в ресторане торгово-промышленной палаты презентация книги стихов Владимира Николаевича Исайчева «Искренне Ваш» — заместителя председателя Высшего арбитражного суда РФ. Огромный том стихов, дорогущее оформление с цветными репродукциями картин (художник В. Галатенко) на толстенной бумаге. Но сам автор человек доступный, приятен в общении. Был губернатор Г.М. Ходырев, владыка. Они хорошо знакомы. Сидели мы рядом.

 

25 октября

А. Пашков (Асеевский) прочитал первую половину вёрстки будущей моей книги. Полностью не понравилась.

В детской областной библиотеке 75-летие Вадиму Степановичу Рыжакову. Говорили все наши (в том числе и я), библиотекари, выступали от детских студий. А ведь прошло уже пять лет, когда здесь же мы ему отмечали 70-летие… Так всё близко.

Узнал, что вчера умер А.Г. Трухманов — бывший начальник областного управления культуры. В сентябре вместе получали премию Нижнего Новгорода, отмечали её в кафе «Бригантина» на улице Минина. Он был весел, деятелен. Ничто не предвещало того, что случилось…

 

28 — 30 октября Москва

Отправились в столицу с Алексеем Марковичем на машине. Жили в гостинице «Измайловская» в одном номере.

Созванивался с М.И. Кодиным, но встретиться не получилось. Повидался с Н.В. Переясловым в Союзе писателей России и с О.Н. Шестинским у него дома. Туда же приехал Владимир Красовский, после пригласил меня к себе в Черёмушки посмотреть воссозданный храм, в судьбе которого он принимал деятельное участие. Храм и правда красив, особенно среди панельных домов постройки 60-70-х годов прошлого века. Сразу образовался с его возведением (почти на месте ранее разрушенной в начале 60-х годов церкви) эстетический и духовный центр.

Зашёл в гости. Квартира уставлена статуэтками из дерева, слоновой кости, металла. Всё трофеи бывшей посольской жизни в Индии. Дорогие французские коньяки, ликёры.

Вечером прошёл всю Тверскую от Красной площади до Белорусского вокзала. Кажется, я это сделал впервые.

В гостиничном номере до трёх часов пили с Коломийцем коньяк в честь его награды — золотой знак горняка. Но в пять часов встали, как ничего и не было. Поехали в Нижний Новгород, да и так быстро и не утомительно доехали.

Днём успел сходить в Союз писателей, просмотрел и проверил весь внешний вид макета журнала. Замечаний много. А содержание нравится. Доволен этим выпуском.

 

1 ноября

Вчера ближе к вечеру выпал первый снег. Как его не хотелось. На асфальте слякоть, холодно и промозгло.

Звонил в Питер. Андрей Ребров спрашивал, когда приеду. Ответил, что могу на этой неделе. Договорились — в пятницу они меня ждут.

 

2 ноября

Вечером домой позвонил Олег Пономарёв из Тулы. Получил из типографии свой альманах «Прикосновение», где есть мой материал. В номере и Николай Переяслов. Николай ему обещал провести презентацию альманаха в ЦДЛ.

 

5 ноября

Звонил в С-Петербург, затем в Москву, разыскал Виталия Розе и Андрея Реброва. Пришлось ехать на вокзал и сдать билет. Поездка откладывается. Если честно, то мне и не очень хотелось ехать. Всё с ней связанное уж очень неопределённо. Цель, задача, действия.

 

12 ноября

День хороших известий. А.М. Коломиец решил всё-таки с банком об оплате типографских услуг одного номера «Вертикали. ХХI век», хотя и не в том объёме, который необходим, но всё-таки это выход. Звонил Андрей Ребров. Вновь зовёт к себе. Вроде бы договорились встретиться в Москве 22 ноября и уже оттуда поехать в Питер. Позже Виктор Карпенко просил дать интервью для радио. Хорошо, что всё записал на листок бумаги. С радио чуть не подвёл, забыл, что это нужно сделать сегодня. Если бы не заехал в Союз писателей, наверняка бы опоздал на встречу. А так всё прошло хорошо, и я говорил вроде бы неплохо.

Почти завершили работу над вёрсткой журнала. Остались сущие мелочи. Объём — 92 страницы. Вечером неожиданный звонок Валентины Георгиевны Чириковой — внучки писателя. 18-го нужно открывать мемориальную доску на доме, где жил Чириков, а В.А. Шамшурин уезжает в командировку и якобы поручил это дело мне. Успокоил, что всё пройдёт хорошо.

 

16 ноября Кстово

Второй раз за осень вечером выпал снег. Вчера закончили верстать «В-11». Встречался с представителем «Гута-банка».

Сегодня выступление в Центральной библиотеке г. Кстова. Поехали я, Шамшурин, Рябов, Жильцов и Ликин (фотограф). Ребята читали стихи (школьники). В ответ выступили наши. Какие-то слова говорил и я. А вообще, это замечательно, что взрослые ученики размышляют о Родине, о России, читают стихи.

Вечером звонил Юрий Адрианов. Говорит, что по радио (сегодня прошло моё интервью, но я его не слышал) голос у меня был каким-то «серьёзным». Но выступление одобрил.

 

18 ноября

Открытие памятной доски на доме писателя Евгения Николаевича Чирикова (ул. Гоголя, 19). Поехали из Союза писателей с Олегом Рябовым. Вёл митинг я. Выступил Олег, Шиян, внучка писателя. Пришли послушать Валентин Николаев и Вадим Рыжаков.

В Союз писателей (куда вернулся после открытия доски) позвонил А.М. Коломиец. Он разговаривал с директором «Нижфарма». Тот готов помочь. Нужно подготовить письмо.

И сегодня же, оказывается, в Нижнем Новгороде был Латиф Алиев — мой давний приятель из Баку. Звонил нам домой. Оставил номер своего сотового телефона. Позвонил домой вечером и Олег Пономарёв из Тулы. Поинтересовался, получил ли я «Прикосновение». Он был в Москве, раздавал альманах и разговаривал с Переясловым. Николай Владимирович планирует нашу совместную презентацию на середину января в Союзе писателей России.

Мне надо что-то срочно решать с печатанием журнала. Время идёт. Пауза слишком затянулась с июня месяца.

Ночью метель!

 

21 ноября

Встреча в «Светёлке» в центральной библиотеке Ленинского района. Пришли Владимир Александрович Кутырёв (доктор философских наук), Елена Грушко (литературный псевдоним Елена Арсеньева), Владимир Георгиевич Цветков (автор книги о Григории Распутине), Евгений Эрастов, Павел Климешов, Борис Селезнёв, художник Виктор Тырданов. Грушко — дама-автор 52 романов и Цветков говорили не интересно. Философ Кутырёв хорош, вошёл во вкус, эмоционален. В возникший по его выступлению спор пришлось вступить и мне.

Были у нас Варя Чугунова с супругом Павлом и детьми. Дело у о. Владимира по реализации книг идёт хорошо. Слава Богу!

 

23 ноября

Позвонил Алиев Латиф. Он на Московском вокзале. Я пошёл, встретились. Пришла и Альбина — бывшая моя секретарь на базе Облпотребсоюза. Они давно дружны с Латифом. Сидели в кафе «Берёзка» (ул. Чкалова), вспоминали прошлое. Оказывается, Людмила с первого склада действительно умерла — рак. Умер и Петрик — сердце. Все мои сослуживцы по базе.

Проводили Латифа на Астраханский поезд.

Получил багажную посылку из Питера (газеты, журналы) и звонил Реброву. Обмолвился о получении премии Нижнего Новгорода. Андрей: «Об этом событии надо опубликовать материал».

 

24 ноября

В Доме актёра с А.П. Пашковым смотрели спектакль всё тех же актёров, постановку которых ранее видели в Доме офицеров. Ни названия спектакля, ни автора не спросил. Что-то на тему Чеховских героев — поместье, страдающий потерей памяти барин, шулер, аферистка. Последние обманывают первого, а к первому возвращается память и он стыдит последних. Играют неплохо, но либо пьеса не доведена, либо они в ней не разобрались. В конце второго действия актёры просто не знали, что играть. И от этого мне вдруг стало так весело, что с трудом сдерживал смех.

 

25 ноября

Звонил Шестинским. Олег Николаевич вновь в больнице на профилактическом лечении. Говорили с супругой.

В министерстве культуры совещание по подготовке вечера, посвящённого памяти Е.Н. Чирикова в областной библиотеке. Торжество выглядит примерно так — чтение произведений Чирикова народным артистом РФ Александром Давидовичем Познанским вперемешку с музыкальными номерами студентов консерватории и заключительным словом внучки писателя. В.А. Шамшурин настаивает — выпуск книги Е.Н. Чирикова под вопросом, нет финансирования. Хотя мне кажется, что она уже отпечатана.

 

1 декабря

Оказывается, всё решено с банком. Они готовы провести оплату за «В-11», нужно только подписать договор с типографией. Я этим занялся. Алексей Маркович сказал, что и письмо в «Нижфарм» дошло до адресата. Будем ждать новостей. Похоже, что хороших.

На следующий год «Волгагеология» хочет профинансировать «Вертикаль. ХХI век» — по мере возможности все четыре номера (Ну это-то навряд ли. Хотя бы один проплатили).

Звонил Переяслову. Презентация моя и Пономарёва намечена на январь-февраль.

 

2 декабря

Весь день занимался банком и типографией. И там и там побывал по два раза. Всё вроде бы сложилось, договор сторонами подписан, макет в работу сдан. В банке (на ул. Минина, д. 8 — «Гута-банк») посмотрел роспись потолка и сводов бывшей домовой церкви. Фон — сусальное золото и замечательная роспись фресками. Сохранить это чудо нетронутым помог случай. Когда в доме размещались коммунальные квартиры, всё это было скрыто под досками навесного потолка. Долго дом стоял заброшенным, заколоченным, пока его не выкупил банк. Начали делать ремонт, разбирать потолок — и ахнули! В этом зале хотели открыть операционный зал для клиентов. А тут нетронутая фантастической красоты роспись. Теперь не знают, как быть. Думают, не будет ли это кощунством.

В областной библиотеке вечер посвящённый Чирикову. Вёл Валерий Шамшурин. Зал полон, хотя писателей пришло всего несколько человек. Познанский читал воспоминания писателя, девушки из консерватории пели, внучка писателя рассказывала о публикациях его произведений в последнее время. Всё довольно камерно и нескучно. Истинно литературный вечер.

Мои предложения для публикации в альманахе «Земляки» (очерка «Дорога» и заметок о книгах) Шамшурин отверг. Мне кажется, зря. Но настаивать по мелочам не стал. Не тот случай. Да и что эта публикация решает?

 

4 — 9 декабря  Санкт-Петербург — Москва

Пересилив некоторое внутреннее сопротивление, купил билет в Санкт-Петербург и вечерним поездом отбыл. Ехал в плацкартном вагоне, но понравилось. Разные люди и все на виду, готовы к общению. Типажи. В одном купе со мной расположились сварщики из Кстова. Едут в пригород Питера по командировке на работы. Конечно, пили. Но в меру. Милиция ходила по вагонам, блюла. А ночью двое из них с верхних полок «спикировали» на пол (перед Москвой), но никто не пострадал. Молодой, так тот даже и не помнил, что упал — так крепко спал.

4.12. В Питере прохладно, но сухо. Хорошо, что поехал в фуражке. Встретили Виталий Розе и Андрей Ребров по-братски. Сразу поехали, посмотрели новый офис купленный «Мотор Сич» и гостиницу (напротив дома Алилуевых, где останавливались И.В. Сталин и В.И. Ленин), затем рабочий кабинет журнала в помещении местного Союза писателей. Тесновато, но насколько — я оценю потом.

После обеда в кафе отправились в Казанский собор (приложились к чудотворной иконе Казанской Божией Матери), Исакиевский собор (осмотрели) и проехали в Александро-Невскую Лавру. Поклонились могиле митрополита Иоанна (Снычева), приложились к раке с мощами Александра Невского. Ужинали у Виталика (у его новой супруги Галины), ночевать я отправился к Андрею. Это оказалось довольно далеко.

5.12. Вторую ночь не спал. Ворочался и ждал рассвета. Зуб, начав болеть ещё в поезде, ныл не переставая. Хуже, что я начал чувствовать, как опухает десна. Давно со мной ничего подобного не случалось.

Едем с Андреем к новому «Балтийскому» железнодорожному вокзалу. Дожидаемся Розе, отправляемся по «Дороге жизни» — она отмечена знаками и памятниками — в город Всеволожск к Владимиру Шемшученко. Дом большой, просторный. Горит камин. Обедаем и много говорим о политике, об Украине и делах журнала «Всерусский собор». Когда все уехали, мы ещё долго сидели у камина. Владимир беспрерывно курил. А меня зубная боль начала мучить по-настоящему. Спал наверху в хорошей комнате (их в доме много). Потел под одеялом, но стоило чуть приоткрыться, как начинал трясти озноб. К утру щека распухла.

6.12. На машине Владимира едем в Питер. Я в унынии. Надо собираться домой. Ладно, хоть нет острой боли — только лёгкое напоминание о ней. Владимир (по моей просьбе) рассказал свою историю переезда из Караганды в Санкт-Петербург. В творческой своей основе, в творческой составляющей наши судьбы — уход из бизнеса и сосредоточение на том, что действительно может остаться после нас — удивительно похожи. (Потом я узнаю, что то же и у Виталия Розе, только с большим уклоном в политику, философию, мистику). Но об этом как-нибудь потом. Сейчас чувствую себя подавленным.

С Андреем Ребровым едем на Смоленское кладбище, прикладываемся к мощам Ксении Петербургской. После с Виталием к нему и его супруга Галина приступает к моему лечению — заинтересованно и сочувственно. Не безразличием ко мне этих людей я ободряюсь.

7.12. Ещё утром Галя нашла врача и договорилась на приём в 17-00 в Областной детской больнице. В редакции встречаемся с Ребровым, едем с Андреем в Иоановский монастырь и прикладываемся к раке Иоанна Кронштадтского. Вечером с большим трудом врач удаляет корни и вскрывает десну. Больно, но это определённо решение вопроса, и я доволен. Жаль, что хирург нечаянно ломает рядом стоящий зуб.

8.12. Утром у Виталия всё-таки определяем (до этого я всё не решался), что еду домой вместе с ним и Андреем через Москву. До отъезда успеваем с Ребровым сходить в Эрмитаж (его супруга, там работающая, нас провела через служебный вход), но как-то очень непродуктивно и почти бестолково мы побродили по залам. Мало что посмотрели. Кружили всё по одним и тем же местам. И всё из-за того, что ему нравится Рембрандт.

Вечером на Невском проспекте с Виталием и Володей попадаем в жуткую пробку. Весь проспект в сторону Московского вокзала стоит. Добирались два часа, двигаясь буквально по нескольку метров вперёд.

9.12. Москва, на Ленинградском вокзале расстаёмся, но не окончательно. На Курском удачно беру билет, некоторое время сижу в зале ожидания, а затем отправляюсь в гостиницу «Мотор Сич» — вспоминаю, что нужно созвониться с Николаем Переясловым и забрать рукописи стихов Алексея Марковича. Всё получается, и к 12-00 я на Поварской в Доме Ростовых. Встречаюсь с Мариной Переясловой. Она приветлива, добра ко мне. Одаривает газетами, книгами, поит чаем и сообщает приятные новости о готовящихся моих публикациях в журналах «Слово» и «Вестник МСПС».

На Комсомольском проспекте встречаемся с Николаем. Туда же подъезжают Андрей с Виталием. Втроём заходим к В.Н. Ганичеву и вроде бы договариваемся о приглашении нас на Всемирный Русский Народный Собор в Сергиеву Лавру.

Всё! Расстаёмся! Теперь уже до следующей встречи.

 

12 декабря

С Сергеем Шестаком у Саши Высоцкого. Неожиданно интересно по поводу ценности культуры высказался Сергей. Высоцкий впервые рассказал, как умер Иван Борькин. Оказывается, это не он с ним спорил по поводу выпитой из горлышка бутылки водки, а кто-то другой. У Саши в квартире прибрано, хотя мебель вся старая и поломанная. Посуда грязная, и что-то есть из неё или пить неприятно. Сергей всё разузнал по поводу «производства» своей книжки. Решил, что будет делать сам. Распечатает на принтере у себя в фирме, купит бумагу и степлер, обрежет брошюрку в другой фирме, обложку отпечатает в типографии. Денег нет, приходится экономить.

 

15 декабря

В музее-квартире А.М. Горького на улице Семашко Александр Пашков провёл второй поэтический вечер. На этот раз свои стихи из готовящейся книги читал Владимир Жильцов. Читал хорошо. Обсуждали заинтересованно. Пашков и Эрастов безудержно хвалили. Женя сравнил Жильцова с Фёдором Суховым и сказал, что никого более достойного в нашей поэзии (нижегородской) сейчас нет. Был чай, но я ушёл из музея. Ни с кем общаться не хотелось. А слушать Селезнёва, Климешова, да и самого Пашкова нет никакого желания. Задумка с вечерами хорошая, но если там будут собираться всё те же, надоевшие до оскомины, мелко мыслящие и совершенно ни в чём и ни в ком не заинтересованные, равнодушные люди — идея потерпит крах.

 

22 декабря

С А.П. Пашковым в Нижегородском академическом театре драмы смотрели «Вешние воды» И.С. Тургенева. По-моему, постановка режиссёра Павловского совершенно бездарная и скучная. Но высидели до конца. Вечером долго с Сашей не могли расстаться, на улице пили пиво.

 

23 декабря

Утром звонок из министерства культуры. Просят прийти. Оказывается, В.А. Шамшурин написал министру Владимиру Седову заявление об уходе. Они сказали, что удерживать его не будут и хотят, чтобы я возглавил Союз писателей. Объяснил им, что заявление В.И. Седову ничего не значит. Всё нужно выносить на общее собрание, на котором и выберут нового председателя.

Главная новость — в типографии готов тираж «Вертикали». Завтра надо забирать.

 

24 декабря

Получил тираж «В-11». По телефону разговаривал с Виталием Розе. Сообщил о журнале и узнал адрес. Виталий хвалил «Обретение России». Это мне в радость.

С А.П. Пашковым в учебном театре смотрели «Никто не поверит» Георгия Полонского. Плохо! Ребятки хорошие, стараются. Но такая убогая режиссура.

 

27 декабря

Новогодний вечер в Союзе писателей. Пришёл поздравить депутат Законодательного Собрания Сериков. Подарил ему «Вертикаль». Да и вообще раздал там больше десятка книжек.

Хорошо пела артистка из филармонии. Правда, мало. На память фотографировались. В.А. Шамшурин в своей вступительной речи хвалил свежий номер «Вертикали. ХХI век». И это мне неприятно — потому что не искренне. Уходить он не собирается. И мудрый Пашков мне объяснил, почему. Губернатор Г.М. Ходырев из своего фонда включил в бюджет области финансирование Союза писателей в размере 780 тысяч рублей.

 

29 декабря

У Бориса Ануфриева в Кстове отмечали Новый год. В итоге приключения — ехал в Нижний Новгород на попутке с каким-то посторонним парнем. С ним же ночью припёрся в мастерскую к Володе Заноге. Какая глупость! Оттуда с улицы Новой по морозу пешком через Канавинский мост дому.

 

31 декабря

Утром позвонил и поздравил А.М. Коломиец. Вчера не виделись. Оказывается, вчера умер (инсульт) директор их турбазы. Сегодня по мусульманскому обычаю его хоронят. Как в нашей жизни всё быстро, стремительно.

Звонили и поздравляли Саша Блохин, Борис Селезнёв, Сергей Шестак, Саша Высоцкий, Саша Пашков, Михаил Иванович Донской, Валентин Арсеньевич Николаев, Дмитрий Мезенцев… Перечисляю эти фамилии, потому что со всеми ними был связан в моей памяти ушедший год.