Игорь ШУМЕЙКО. ЧЕСТНОЕ КОМСОМОЛЬСКОЕ СЛОВО. К столетию ВЛКСМ

Автор: Игорь ШУМЕЙКО | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 214 | Дата: 2018-07-10 | Комментариев: 7

 

Игорь ШУМЕЙКО

ЧЕСТНОЕ КОМСОМОЛЬСКОЕ СЛОВО

К столетию ВЛКСМ

 

Думал вручить Валерию Николаевичу Ганичеву книгу о Комсомоле, точнее о СССР – сквозь «призму ВЛКСМ» (книга эта выходит в "ВЕЧЕ"). Надеюсь, краткие выдержки из Вступления и Главы 1 покажут, как его рассказ о давней и важной беседе с маршалом Жуковым помог мне найти замену уныло-хронологическому подходу в этой истории. Сколько еще таких «воспомоществований» (и скольким людям!) оказал, порой даже мимоходом, Валерий Николаевич. Хранитель преемственности помог мне оказаться знакомцем «через два рукопожатия» с Маршалом Победы.

 

Легендарный хоккейный тренер Анатолий Тарасов, открывший даже «родоначальникам» новую красоту игры, вошедший в хоккейный Зал славы, на одной пресс-конференций был окружен канадскими, американскими журналистами.

Далее реконструирую суть разговора, «игрового момента». Канада тогда явила новую сверхзвезду – Уэйна Грецки, сильнейшего в их истории. И пиком пресс-конференции был вопрос: «Мистер Тарасов! А какое амплуа вы назначили бы в своей легендарной команде – Уэйну Грецки?».

То есть, какое место в команде лучший тренер назначил бы лучшему игроку мира?

– А я вообще не взял бы Уэйна Грецки!

Как говориться, «в воздухе запахло сенсацией»…

– Как?! Но, мистер Тарасов! Почему?!

– А он не комсомолец.

– Что-что-что? Не… кто – он?!

– Грецки не член ВЛКСМ. Потому в ЦСКА и сборную я его не взял бы.

 

Думаю, красивый парадокс нашего хоккейного гения не сводился к наличию/отсутствию у суперзвезды, мультимиллионера Уэйна Грецки той самой красной книжицы с маленькой фотокарточкой, памятными страничками «Уплата взносов» и колонками оттисков штампа: «Уплачено. ВЛКСМ»

Ведь герои Тарасова показывали именно – Советский Хоккей, представляли советский командный дух, советскую психологию, проявлявшуюся, как мы видим (и весь мир увидел!), даже в стиле игры…

А суммарным выражением, символом советского, эс-эс-эсэр-овского молодого человека и был Комсомол.

Что так оригинально, словно элегантным виражом на льду с завершающим броском и подчеркнул Тарасов.

И поведя речь о ВЛКСМ, мы с неизбежностью затронем и тему СССР.

 

Сегодня многие, не стесняясь слез ностальгии, перебирают приметы советской жизни. Что вспоминается в основном хорошее – это не результат усилий каких-то суперхитрых пропагандистов, не «заговор реставраторов сталинизма». Ерунда! Вспоминать, преимущественно хорошее, – в самой основе человеческой натуры, это естественно для большинства неиспорченных, духовно не отравленных людей.

Телеканалы перебирают в основном старые фильмы, песни, кинозвезд, автомобили, продукты, вещи… всё, несущее отпечатки «Большого Советского стиля».

 

 Итак… Российский коммунистический союз молодёжи (РКСМ) создан 29 октября 1918 года. Фамилии основателей и вождей Комсомола первых двадцати лет известны: Рывкин, Шацкин, Цейтлин, Смородин, Чаплин, Косарев… Так же хорошо известно, что все они были репрессированы, расстреляны. Лишь Александру Мильчакову, генеральному секретарю ЦК ВЛКСМ в 1928-1931 годах, «повезло»: 15 лет в лагерях…

Но на этой «вехе истории» повествовательная линия по нескольким важным причинам отойдет от строгого хронологического порядка.

Дело в том, что корпус околокомсомольской литературы, выстроенный строго хронологически: по датам и «орденам Комсомола» (некоторые из которых сами были приурочены – к датам, «круглым»)… увы, не очень убедителен для сегодняшнего читателя, особенно молодого. Говорю не только как писатель, журналист, участник большого числа конференций, телевизионных дебатов на исторические темы, но и как имевший опыт преподавания истории в одном из крупнейших технических вузов страны, общения с молодыми слушателями и читателями.

Громадное число исследований, от перестроечных разоблачений до современных работ (в книге они цитируются), утверждают, что первые 20 лет история Комсомола – это история репрессий. И простой перебор имен и судеб комсомольских вождей той эпохи вроде бы это подтверждает. Попытки «замолчать» бесполезны пред новыми поколениями юных максималистов, к тому ж вооруженных интернет-поисковиками.

Как малополезны и унылые хронологические переборы справок, перечня «Орденов Ленинского Комсомола» в порядке их присвоения.

 

Но по счастью – «хронологический порядок» не единственно законный в Истории. Какой еще? А вспомним «Сравнительные жизнеописания» Плутарха, где он перескакивает по оси времени вперед и назад – на 200, 300 лет, сводя воедино Цезаря, Александра Македонского, Цицерона, Демосфена… ради того, чтоб в тех сравнениях выявить драгоценный смысл Истории. И весьма характерно, что именно Плутарх из сонма историков стал главным учителем и воспитателем всех поколений! Передав свой «плутарховский факел» и нашей серии «Жизнь замечательных людей».

И если уж издательство «Вече» со своими резонами дало этой книге титул «Победы и трагедии легендарной организации», я буду их, «победы и трагедии» перебирать – но предлагая новый взгляд, новые аспекты их рассмотрения. В том числе и – новую систематизацию.

Герои были в периоды и Побед, и Трагедий. А в чем, в каких дальних последствиях поступки, вроде бы похожие (например, подвиги в бою, стойкость на допросах) – имели колоссальную разницу, и почему Гражданскую войну, несмотря на формальный её итог, числить надо все же не в Победах – но Трагедиях.

Авторское название книги, вынесено в титул этой вступительной главы – так что будет «Честное комсомольское слово» и о репрессиях в ВЛКСМ и стране, будет новый взгляд на природу этих репрессий, самым порой дальним и неожиданным для многих их причинам.

Но начнется повествование о ВЛКСМ с Победы – наиболее значимой в нашей (и мировой) истории.

 

Глава 1. Экзамен Великой Отечественной войны

 

 Оценка Комсомолу – от Маршала Жукова

 

Начнем с общей оценки заслуг организации. Причем оценки человека наиболее в этой сфере авторитетного. Это будет некая неформальная «медаль» всем комсомольцам 1930-40-х годов, «врученная» самим маршалом Жуковым – итог его долгих размышлений о Войне, Победе, подведенный во время одной, очень откровенной беседы. Беседы выбившейся из длинного ряда привычно-гладких, формализованных интервью – потому и долгое время не публиковавшейся.

Валерий Николаевич Ганичев, директор издательства «Молодая гвардия» в 1970-е годы, в числе самых ярких впечатлений жизни вспоминает встречи с Шолоховым, Гагариным и маршалом Жуковым:

– Конечно, молодежь, как и вся страна, знала маршала Жукова. Когда принимали в комсомольцы, непременный вопрос был, кроме перечисления орденов комсомола: «Назови советских маршалов». И первым Маршалом Советского Союза всегда называли Жукова. Про его конфликт с Хрущевым, его опалы мы тогда не знали…

Это был 1972 год. Комсомольский вождь Тяжельников составил делегацию поздравить Маршала Победы: секретарь ЦК ВЛКСМ Сурен Арутюнян и директор издательства «Молодая гвардия» Валерий Ганичев. Подарки ему везли: только что изданный нами «Тихий Дон» в одном томе и книгу отечественной поэзии о Родине «О, Русская земля!», на которую так нападал Яковлев и его агитпроп-отдел ЦК. Валерий Ганичев продолжает:

– Маршал Жуков – яркое воспоминание – погладил книгу и сказал тогда: "Мы на фронте очень ценили патриотическую поэзию". На том Шолохова он положил руку, жестом, примерно как в фильмах, когда клянутся на Библии, и сказал: «Самый любимый писатель». В те дни у него на даче был еще и руководитель Монголии Цеденбал. Там-то всегда помнят победителя при Халхин-Голе 1939 года – сражении, отстоявшем Монголию от нападения Японии.

Принимал маршал Жуков нас вместе с женой и дочкой Машей, тогда девятиклассницей, по-моему... Ярко запомнилось: когда в приветственных речах и даже тостах перечисляли: «Вы, Георгий Константинович, сделали то-то, выиграли то-то и то-то…» – он очень внимательно слушал, кивал головой, подтверждая. Буквально по каждому отдельному пункту: напряженно выслушает – кивнет.

Настоящее, военное, маршальское отношение к истории! Строгая точность, ведь его подвиги связаны – не разделить – с историей народа, всей страны. Потому и такое строгое «взвешивание». Когда речь дошла до 1941 года, обороны Ленинграда, маршал Жуков высказался очень сурово:

– Тут нынешние писатели понасочиняли… этот, который «Блокаду» написал, Чаковский. Будто я прилетел в Ленинград, привез свое назначение – командовать фронтом, и Ворошилову чуть не под зад сапогом дал. Да ведь для меня Клим – был первый советский маршал! Я его уважал всегда. И назначения командовать фронтом при мне не было. Летели через вражескую территорию, собьют, так значит: сбили просто советского генерала. А сбить командующего фронтом – совсем другое дело! Гораздо больший их успех, и наша потеря. Там уже на месте я разбирался с тяжелой тогдашней ситуацией и принял по связи назначение…

Ну и свой самый главный вопрос Маршалу Победы на той беседе я всё-таки тогда задал: «Георгий Константинович, так почему мы все же победили?!».

Арутюнян, секретарь ЦК ВЛКСМ, даже привскочил, в глазах почти ужас: «Что значит – почему?». Да еще с такой приставкой: «всё же… победили»! Ведь возможный ответ тогда был только один и утвержден заранее, накрепко: «Руководящая роль партии. Передовой социалистический строй»…

Но Жуков тогда задумался, очень надолго… наконец ответил:

– Да… очень правильный вопрос! Действительно, почему мы победили?.. Немецкие генералы – лучшие. Мы у них учились. Прусские офицеры – военная косточка, такая каста отборная. Немецкий солдат уже несколько лет приучен был воевать и побеждать… Но мы победили… потому что у нас был хороший, идейный молодой солдат!

И я тогда сразу вспомнил, как иллюстрацию к маршальским словам, своего родного дядю Борю. Довоенные его фотографии – вся грудь в значках. «ГТО», «БГТО», спортивные значки… В общем важная в моей жизни то была встреча...

 

Оценка маршала Жукова стала важнейшим свидетельством, а рассказ Валерия Николаевича Ганичева с прилагавшейся оценкой «Маршала Победы» – важнейшим исходным пунктом «военно-комсомольской» Главы.

Действительно, серьезные военные историки, с трудами которых мне довелось работать (а с некоторыми авторами и познакомиться лично), анализируя исходы сражений, войн, – часто применяют эти «попарные, повидовые» сопоставления. Чье преимущество было в: танках, орудиях, в авиации, в стрелковом оружии… Неотъемлемые части серьезного анализа – пункты сравнения «живой силы»: у кого были лучшие солдаты, унтер-офицерский (младший командный) состав, офицеры, генералы.

Сказать, что у СССР «по определению» было «всё – лучшее», все равно, что ничего не сказать. Или отделаться фальшивым лозунгом. Стать как раз на ту… «сусловско-яковлевскую» (не стоит удивляться этому сведению через тире, в конечном итоге эти якобы «антагонисты» привели к одному результату) дорожку, на которой исключались и настоящие научные исследования и – живой, заинтересованный диалог поколений…

И кроме всего прочего: повторить тех сухих формалистов, творцов бездарных лозунгов, это значит – пренебречь итоговой, выстраданной оценкой маршала Жукова!

«Хороший, идейный молодой солдат» (под тем общим термином имелись в виду рядовые и сержанты) – смог перенести все «котлы» с миллионами «безвозвратных потерь», пленными, убитыми, все провалы 1941-42 годов высшего руководства, от главкома до уровня примерно командиров полков. Только со Сталинграда, с осени 1942 года наши полководцы сумели сравняться с немецкими. Средний командный состав уступал противнику еще дольше.

«Хороший, идейный молодой солдат» – это, конечно, в подавляющем числе – воспитанник Комсомола. Развивая, точнее, просто расшифровывая смысл беседы Георгия Константиновича Жукова с Валерием Ганичевым и краткую маршальскую оценку, можно пояснить: солдат – мужественный, дисциплинированный, главное – самоотверженный, способный терпеливо перенести кошмарные поражения 1941-42 годов… Но при этом еще и инициативный, обучаемый, не просто сумевший перетерпеть неудачи, но и научившийся побеждать.

Осознание этого поможет, кстати, избежать еще одной крупной ошибки. Есть такая линия ложной «народности», вследствие которой утверждается другой давний штамп: чем ниже звание, «ближе к народу» – тем всегда был лучший контингент. Из книги в книгу из фильма в фильм кочует картина: «верные, надежные простые солдаты и предатель-офицер».

Нет, рядовые, сержанты не всегда были лучшими, опорой российской, советской армий. Вспомните Первую мировую войну! Та армия держалась на старом офицерском составе. Любители равнять и мазать одним тонким слоем всех и вся тут, конечно, переведут линию объективных сравнений на всяких «агитаторов», «политику», «крестьян в солдатских шинелях, ждавших решения «земельного вопроса», «общее разложение армии и государства»… Да, армии 21 века стали массовыми, многомиллионными, и как следствие вырос фактор политической устойчивости.

Наши поражения, потери 1914, 1915 годов (в количествах людей, в долях от общего численного состава армии) – и близко несравнимы с потерями 1941, 1942 года. Но… рядовой Первой мировой войны: штык в землю, или в живот своему офицеру – и домой. А комсомолец, сын раскулаченных родителей, – стоял до последнего, насмерть.

 




Прикрепленные изображения