Леонид ЕФРЕМОВ. ОТРЕЧЕНИЕ МАСТЕРА. Стихи

Автор: Леонид ЕФРЕМОВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 1112 | Дата: 2018-06-28 | Комментариев: 16

 

Леонид ЕФРЕМОВ

ОТРЕЧЕНИЕ МАСТЕРА

 

СЕСТРИЦЫ

В синей синеве пролетает стриж
Над страной из ситца.
И с березкой Ты рядышком стоишь,
Как её сестрица.

Где-то вдалеке слышен первый гром –
Назревают грозы.
Только ты не плачь, Милая, о том,
Как весной березы.

Ягодой полны, что из бересты,
Лёгкие лукошки.
Ну, а я хочу, чтоб носила Ты
Две её сережки.

Ну, а я хочу, чтоб в июльский зной
Под листвой, в прохладе,
Ты всегда была, Милая, со мной
В ситцевом наряде.

И когда мороз, и когда дожди,
Поборов усталость,
Я к Тебе приду, только подожди
Маленькую малость.

Я Тебя пока в мимолетном сне
Обниму за плечи.
Но когда-нибудь Ты подаришь мне
Под березой встречу.

В синей синеве пролетает стриж
Над страной из ситца.
И с березкой Ты рядышком стоишь,
Как её сестрица.

 

СОЛНЕЧНАЯ ЖЕНЩИНА

Ты из солнца, из тепла.
То, что в прошлом, – это в прошлом,
Позабудь о злом и пошлом,
Чтоб любовью расцвела!


Знать Душа твоя болит…
Но ещё наступит сказка,
Одиночество – лишь маска
От печалей и обид.


Строя замок на песке,
Ты ещё поверишь в чудо.
Я же просто Мастер буду
Незаметно вдалеке.


И внезапно, и смешно
Брызнет в кружки медовуха.
Говорить, что ты старуха,
И нелепо, и грешно!


Скоро будет май опять.
И, признаюсь без конфуза,
Пусть моя Ты только Муза,
Но хочу Тебя обнять!


А сейчас, пускай во сне,
Среди снежного сиянья
В невесомом одеянье
Ты уже идёшь ко мне.


Нежно, с трепетом в груди,
Вся из солнечного света
Ты моя частичка лета,
Та, что будет впереди!

 

ВЛАДИВОСТОК, ВОКЗАЛ

Мне грустно уезжать, постой ещё немного.
Не надо провожать как будто навсегда.
Меня торопит в путь железная дорога,
И падает на грудь осенняя звезда.


Мне грустно потому, что всё не так, как надо.
Туманы как в дыму, вокзала мерный гул.
Осенняя волна и краски листопада,
И сопки стали вряд в почетный караул.


Завертится молва: не пройдено, не спето.
Прощальные слова, а в них святая ложь.
В безбрежный океан умчалось наше лето,
Как птичий караван, который не вернешь.


Ты взор не опускай, прощальных слез не надо.
И этот дальний край еще не эпилог.
Пусть в саванах дождей речные перепады,
Но ждёт нас сто путей, и ждёт нас сто дорог.


Меня торопит в путь железная дорога.
И падает на грудь осенняя звезда.
Хоть грустно уезжать, постой ещё немного!
Не стоит провожать как будто навсегда!

 

РАНЕНИЕ

Из раны кровь, а боли нет,
Ни тошноты, ни рвоты.
И спешно тащат в лазарет
Солдаты из санроты.

Сижу на летнем берегу,
Ногой взбивая пену.
И попадает на бегу
Сестра иглою в вену.

В футбол играют пацаны.
Рокочет трактор в поле.
Через х/бешные штаны
Мне промедол вкололи.

Играет девушка в любовь,
А я понять не в силах,
Зачем течет из раны кровь,
Ведь я сейчас в России.

А речка летняя журчит,
Уж искупаться впору.
Но слышу, как хирург кричит:
– На стол давай майора!

А боли не было – и нет.
Всё бабочки, стрекозы…
И как в театре гаснет свет.
Наверно, от наркоза?

 

«АКАДЕМИКИ»

Не сыщите в строках горения.
Заглавное пишется прописью.
Порою короче творение,
Чем перечень званий под подписью.
В бессмертье идут литераторы
Из серой народной безвестности.
Ворочая, как экскаваторы,
Пласты безутешной словесности.
Плодятся, растут как бактерии,
На лацканах щедро в наличии
Медальки сродни бижутерии –
Сей сладостный символ величия.
Встречаешь в разгар эпидемии
Среди аферистов-бездельников
На каждом шагу академии,
На каждом углу академиков.
Толпе с родословными генами
Удел быть всегда бесконфузными.
Из членов растут многочленами
Элитными, разносоюзными.
Погрязли в величье и в маниях,
С извечной хулой и наветами.
Вот только в подобных компаниях
Непросто столкнуться с поэтами.

 

ЗВОНАРИ

Звонари, звонари. Без покоя солдаты.
От зари до зари, от рассвета к закату.
Переливистый бас с колоколен собора.
Нет походов без вас, нет народного сбора.
Только гарь на Руси, да в почете ворона,
Если нет в небеси колокольного звона!

И в беду, и войну ваша доля такая.
Вы будили страну, на врагов поднимая.
И в торжественный час долгожданного мира
Нет Победы без вас, нет ни свадеб, ни пира.
Только гарь на Руси, да в почете ворона,
Если нет в небеси колокольного звона!

Православный народ колокольного духа,
Пусть, оглохшие от абсолютного слуха,
Вы Всевышнего глас, вы небесная рота.
Нет в России без вас временного отсчета!
Только гарь на Руси, да в почете ворона,
Если нет в небеси колокольного звона!

 

УТРО ТИШИНЫ          
              Памяти Владимира Высоцкого
Давно? А, кажется, вчера.
В завесе чада.
Москва, июльская жара,
Олимпиада.
Мембраны выгнулись дугой,
Слились в надежде.
Другая жизнь и мир другой,
Лишь смерть как прежде.
Беззвучно пел магнитофон
Его куплетом.
С утра сходились под балкон,
Кто знал об этом.
Разрезал саван тишины
Над спящей кодлой
Звук оборвавшейся струны,
Как выстрел подлый.
Внизу никто не разглядел,
Что с перепугу
Хранитель-ангел улетел,
Задев фрамугу.
Всегда его надрывный хрип
Вгонял в мурашки.
Но лишь шуршание да скрип
Лентопротяжки.
Ни птичий гомон и ни крик,
Ни звон трамвая.
Должно открылись в этот миг
Ворота рая.
Плыл неозвученный рассвет,
Убрав звучанье.
И все вокруг дало обет,
Обет молчанья.
Москва, досматривая сны,
Уже вставала.
Увы, подобной тишины
Она не знала.

 

ПОДАРИ МНЕ ЛЮБОВЬ

Предо мной, словно замкнутый круг
Из фантазий, реалий и сказки.
Я, отвыкший от нежности рук,
Позабывший о прелестях ласки.

Говори, я молчу, говори!
Опоздал я, лишь в этом вина.
Подари мне любовь, подари!
Пусть последняя будет она.

Только сон, только боль, только бред.
Как в апреле прозрачно и зыбко!
Мне в ночи посылает портрет,
Как надежду на счастье, улыбку.

Говори, я молчу, говори!
Опоздал я, лишь в этом вина.
Подари мне любовь, подари!
Пусть последняя будет она.

Я давно наплевал на дела,
Раздавая долги и трофеи.
Я хочу, чтоб Ты рядом была,
Моя Женщина-Девочка-Фея!

Говори, я молчу, говори!
Опоздал я, лишь в этом вина.
Подари мне любовь, подари!
Пусть последняя будет она.

 

ПЕРЕЖИВУ

Переживу, перелистну!
Дождусь обратно птичью стаю!
Опять пойду гулять по маю,
В подруги пригласив весну!
Переболею, претерплю
Грусть одиночества, потери…
И снова в лучшее поверю,
От шеи отведя петлю.
Пересмотрю, перепишу
Всей жизни черновик бездарный,
С того, кто строил план сценарный,
Я по-особому спрошу!
Перешагну, перескачу!
Ноябрьский снег, из сплетен лужи,
Декабрь, мороз, метели, стужи…
И даже, что не по плечу.
Переживу, перелистну,
Хотя б, чтоб встретить птичью стаю,
Чтоб горький дым вдохнуть по маю,
Сжигая прошлую листву.

 

АД

Будто сбываются чьи-то пророчества,
Чувства и мысли острей.
Я опускаюсь на дно одиночества...
Глубже, проворней, быстрей...
Это я с виду в мольбах о спасении,
В плаче, что, мол, не сбылось.
Мне, что мороз, что разливы весенние.
Каждого вижу насквозь.
Скука какая, мои собутыльники!
Темень, не видно ни зги.
Время пришло раздавать подзатыльники,
Бить, вышибая мозги.
Сбудется. Сбудется все обязательно,
Брызнет отваром овса!
Я же во сне извлекаю старательно
Клещ из добитого пса.
И, просыпаясь в ночи, как ошпаренный,
Вижу опять снегопад.
Как же не выпить, за вами подаренный,
Снегом облепленный ад ?

 

ОТРЕЧЕНИЕ МАСТЕРА

Маргарита! Закройте окно!
Скоро полночь, и масло пролито.
Вам на старой метелке летать не дано,
Да и я уж не Мастер довольно давно….
Так, закройте окно, Маргарита!

 

Маргарита, не время сейчас
Вам меня обольщать неумело.
Насудачат соседки поутру про вас,
Разглядев обнаженной в окне в этот час,
Так, накиньте, хоть простынь на тело.


Нам уже не вернуться в роман,
Не пройтись у пруда по аллее.
Мы для нынешней братии глупый дурман,
Не наказано зло, торжествует обман…..
Где ты, Воланд? Вернись поскорее!


Город наш быть Москвой перестал,
Превратились невесты в свекрови.
Знаю, вас не возьмут королевой на бал,
Наши роли, увы, не Булгаков писал,
Нет на свете нетленной любови.


Черновик превращается в смрад,
Строки морщатся в пламени ада,
Их сжигаю ночами полвека подряд,
Рукописные фразы прекрасно горят,
В несгораемость веры не надо.


Маргарита, промчались года,
В той весне, что давно позабыта,
Нас спасала любовь и венчала беда,
Я б под каждой строкой подписался тогда!
Но, закройте окно, Маргарита!

 

ПАМЯТИ МИХАИЛА ЕВДОКИМОВА

Остыла к осени река, несет дымком издалека,
И до морозов-холодов рукой подать.
Красна калина и горька… Зачем убили мужика?
Зачем убили мужика, мне не понять!
Вон, кто-то баньку затопил, стакан махнул и закурил,
Развел меха гармони сильною рукой.
Пропел в звенящей тишине и о тебе, и обо мне…
Все ту же песню… но не он пропел – другой…
А он полвека не прожил! Он хохотал до вздутья жил!
Бил кулаками, как ведется на Руси.
Из этой вышел он земли, и в землю предки увели.
Зачем убили мужика? – Поди спроси!


Ну, как же это? – наболтай! Но, врет Москва, молчит Алтай.
Швыряет только осень яблоки с небес.
Давно прошел Медовый Спас. Он был один… один из нас!
И плачет горько по нему осенний лес.
Детишкам школьная пора, собака брешет со двора.
И до морозов-холодов рукой подать.
Красна калина и горька. Зачем убили мужика?
Зачем убили мужика? – Мне не понять!