Александр БАЛТИН. НА СМЕРТЬ КИРЫ МУРАТОВОЙ (5.11.1934 – 6.06.2018)

Автор: Александр БАЛТИН | Рубрика: ПАМЯТЬ | Просмотров: 56 | Дата: 2018-06-16 | Комментариев: 0

 

Александр БАЛТИН

НА СМЕРТЬ КИРЫ МУРАТОВОЙ (5.11.1934 – 6.06.2018)

 

Ретроспекция, в какой Надя, работница в чайной, пересекается с романтическим геологом Максимом, наслаивается на другую, в которой жена Максима видит его жизнь рваными фрагментами – между экспедиций.

О! Романтизация геологического поиска – сурового делания во благо других, обогащённого собственной любознательностью и энергией, – куда лучше, чем поэтизация роскошного образа жизни, или возведение банкира на ступень героя.

"Короткие встречи" вспыхивают огнями чистоты и подлинности – тех субстанций, которые дорогого стоят, тогда как сейчас большинству желанно то, что стоит дорого.

Логичен переход "Коротких встреч" в "Долгие проводы" – мать, живущая жизнью сына, мать, не способная отпустить от себя единственного, ощущаемого так кровно, сильно, остро, что даже мысль о его самостоятельной жизни вызывает панику.

Вероятно, эти фильмы – вершины долгого и блистательного творчества Киры Муратовой, ныне уходящего в историю.

Вероятно, обозначение этих двух фильмов как вершин есть преуменьшение её значения как кинорежиссёра: мужественного мастера, творящего свой мир.

"Астенический синдром", горящий рваными кусками боли, и "Среди серых камней" – фильм, призванный выжечь стигмат сострадания в душе зрителя", и "Чеховские мотивы", живописующие – или мрачно констатирующие – невозможность человеку тонкому выжить в "толстом" мире...

Кинематограф Киры Муратовой дан в чёрно-белой гамме, но за неё вспыхивает яркий вектор, ведущий мастера: только через боль, через напластования и нюансы боли, через глухую некоммуникабельность и воронки одиночества человек становится человеком.

По-другому не получится.

И в этом – большой урок, преподнесённый обществу – урок, облечённый в совершенную художественную форму – дабы алчное время не посмело тронуть замечательные фильмы.

 

 




Прикрепленные изображения