Анатолий НЕСТЕРОВ. НО Я ПОМНЮ ПЕРВУЮ СТРОЧКУ… Стихи

Автор: Анатолий НЕСТЕРОВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 76 | Дата: 2018-06-02 | Комментариев: 1

 

Анатолий НЕСТЕРОВ

НО Я ПОМНЮ ПЕРВУЮ СТРОЧКУ…

 

 * * *

 Долго бился за правду
 с кем-то я в унисон.
 Оказалось: не прав я...
 Правды нет – только сон.

 А взамен её – мука,
 тяжело с нею жить.
 Правда, правда – разлука
 от сегодняшней лжи.

 Я смирился и, право,
 мне понять не дано,
 что я умер за правду
 очень-очень давно.

 

 * * *

 Тот день, что наступит когда-то,
 мелькнёт наподобие искры.

 Так быстро проносятся даты,
 и дни пролетают так быстро.

 Вся жизнь уместилась в ладони –
 мгновенье внезапного света.
 А прошлое всё не догонит,
 меня, призывая к ответу.

 

 Нелепо всё в жизни смешалось, 
 теперь вспоминать и не надо
 мою опоздавшую жалость,
 мою ненадёжную радость.

 

 * * *

 Прошедшей жизни юный бред

 настырно ломится в итоги,
 чтоб в суматохе бывших лет
 уйти от новой суматохи.


 И вот пера последний взмах!
 Царапаешь для утешенья.
 – А что на улице?
                                – Зима!
 – А что в почете?
                       – Вдохновенье!

 Но шепчут по ночам года,
 врываясь в точки болевые,
 что не стареют никогда
 ошибки наши молодые. 

 

 * * *

 Не мечтай о постоянстве,
 всё понять и всё успеть.
 Нам, в отпущенном пространстве,
 жить дано и умереть.

 И увидеть звёзд погрешность –
 не сбываются мечты.
 И принять, как неизбежность, –
 жизнь короче клеветы.

 

* * *

                    Ольге Дубинянской

 Дождик цедит и цедит,
 грусть-тоску навевает.
 Возле кладбища церковь,
 где надежда летает.

 Нараспашку здесь двери,
 не заметишь улыбки.
 Воздаются по вере
 и грехи, и ошибки.

 Это только лишь прежде
 жизнь казалась, как пламя...
 Отлетали надежды,
 насмехаясь над нами.

 Там, где церковь – ограды
 и мечта, и тревога...
 Для души – верить надо,
 даже если нет бога.

 

 * * *

 Что цыганка мне нагадала –
 не сбылось, ничего не сбылось.
 И несбыточно над годами
 предсказание пронеслось.

 К этим играм я не причастен,
 юность кончилась... дурь не нужна.
 ...Иногда мне кажется счастьем
 то, что жизнь нам однажды дана.

 

 * * *

 Никогда, никогда я не думал
 и представить не мог наяву,
 что я вместе с тобою умер,
 просто делаю вид, что живу.

 Просто делаю вид, что общаюсь,
 а сам мёртвый хожу средь живых.
 Не прощаясь,
                  с тобою прощаюсь
 каждый день,
                каждый час,
                             каждый миг. 

 

 * * *

 По стёклам бьёт дождик осенний,
 плывут в никуда облака.
 Вот сборник… Тарковский Арсений –
 и сразу отпустит тоска.

 И книжку я только открою –
 и сразу поманят пути,
 и тучи спешат стороною,
 и мимо проходят дожди.

 И птицы в берёзовых чащах
 щебечут… Известно давно:
 всегда предвкушение счастья
 счастливей, чем счастье само.

 

 * * *

 Небольшое село Колодезное

 вырастает из детства снова.

 Там мечтает журавль колодезный
 в журавля превратиться живого.

 

 По ночам, когда лай окаянный,
 когда филин ухает грозно,
 всё он шею свою деревянную
 тянет в небо, навстречу звёздам.

 

 * * *

 Под пасху в церковь шли старухи…
 Туман стелился вдоль реки.
 Старух морщинистые руки
 держали трудно узелки.

 В тех узелках подарки Богу…
 Смиренно люди шли и шли,
 свой хлеб, печаль свою, тревогу
 с молитвой Господу несли.

 А там, где радостно сияли,
 даря надежду, купола,
 подростки дерзкие смеялись,
 роняя бранные слова.

 Они свистели и кричали,
 не признавая святость дня.
 И становились всё печальней
 старухи около меня.

 А Бог молчал на все вопросы…
 Но с верой думая о нём,
 устало вытирала слёзы
 старушка дряблым кулаком.

 

 * * *

 Вдоль обочин кусты смородины
 убегают дружной гурьбой.
 Ах ты Родина, милая Родина,
 что мне делать, скажи, с тобой?

 Больше чёрного, меньше белого,
 реже радость спорит с тоской.
 Ах ты Родина, что ты сделала
 и не только с одним со мной?

 Вдоль обочин кусты смородины,
 поезд мчится из кутерьмы...
 Ах ты Родина, милая Родина,
 на обочине жизни и мы.

 

 * * *

 Снег юности кружился надо мной

 весёлый, словно детский стих.

 Взахлёб его ловили мы с тобой...

 Снег зрелости меня настиг.

 

 И одарил навечно сединой,

 забыв, что был и я огнём.

 Снег старости кружится надо мной,

 снежинки юности я вижу в нём.

 

 * * *

                      Я забыл свою первую строчку.

                      А последней я знать не хочу.

                                         Владимир Соколов
Все удачи остались в прошлом…
Принимаю без суеты:
путь, который когда-то прожит,
расстрелял все мои мечты.

Это часто бывает, часто –
наступает прозрений пора.
Как обидно, что в жизни счастье –
это то, что было вчера.

Только жизнь не дана в рассрочку,
а иначе не хватит и сил.
Но я помню первую строчку,
а последние все позабыл.

 

 * * *

 Я чувствую всегда вину,
 когда друзья уходят раньше… 
 Как будто предал их в плену,
 как будто обманул на марше.

 На марше жизни все равны,
 бессильны мы перед судьбою.
 …И в этом нет моей вины,
 но сердце… сердцу нет покоя.

 

 ЛИСТОПАД

 Осень – Муза листопада,
 листьям хочется лететь
 за пределы той ограды,
 где нельзя увидеть смерть.

 Боже мой, и я не верил, 
 в завтра свой бросая взгляд,
 что печали и потери –
 это тоже листопад.

 Ничего теперь не надо,
 голубь бьётся за окном.
 Чем чувствительнее радость,
 тем грустнее боль потом.

 

 * * *

 На склоне лет нас тянет к прозе,
 но иногда, как выстрел, ток,
 как поцелуи на морозе,
 в сетях мы бьёмся чьих-то строк.

 Отозвалось чужое слово,
 а я не вытянул игру…
 Но прозы разорву оковы
 и с рифмой на губах умру.

 

* * *

Кто за судьбу поручика поручится?
И если прошлое вернуть опять,
то вряд ли что из этого получится:
дуэли, доли той не миновать.

Пусть годом позже, будет всё, как было,
как есть – убитым должен быть поэт.
И не мартыновские пули били,
и не Мартынов поднял пистолет.

Незримо зрела будущая дата,
бросая в бездну, поднимая вверх…
У века есть для гениев расплата,
без промаха бьёт в Лермонтовых век.

 

===========================

 ИТАЛЬЯНСКИЕ МОТИВЫ

 

 * * *
 Венеция венчала встречу
 и в узких улочках постиг,
 что мы на этом свете вечны,
 но только миг, лишь только миг.

 Я очутился в мире неком,
 гондолы плавают везде.
 И власть воды над человеком
 здесь ощутима, как нигде.

 Но словно дикий зверь в загоне –
 волна, за ней опять волна...
 Вода закована в бетоне
 и власть её не так страшна.

 Всё в этой жизни – ожиданье!
 Всегда маячат рубежи. 
 Что вечность?
                    Только мирозданье!
 А миг –
                единственная жизнь!


 * * *
 Занесло меня в Линьяно,
 где у берега морского
 дни мои, как из тумана,
 выплывают снова.

 Никогда здесь в жизни не был,
 я здесь пасынок –
                                    не сын!
 Здесь такая ж синь у неба,
 как в российском небе синь.

 Может быть, чуть-чуть синее,
 чем на родине моей.
 Но не значит, что сильнее
 полюбил я, что синей. 

 Ты прости меня, Линьяно,
 я забуду, пусть не вскоре,
 дни, что прячутся в тумане,
 волны, плещутся что в море.

 И однажды, может, ночью
 я проснусь от синей грусти.
 Захочу в Линьяно очень,
 зная, море не отпустит.
 
 НА ПЛЯЖЕ
 Эй, на лодке спасательной,
 позывные лови.
 И спаси обязательно
 от внезапной любви.

 Ах, какая же талия!
 Я смотрю и молчу.
 Бросить якорь в Италии
 всё же я не хочу.

 Только встретились взглядами,
 улыбнулась слегка.
 Для любви много надо ли?
 Не пойму языка.

 С потрясающей грацией
 рассекла волнопад.
 Незнакомая,
                        грацио
 за улыбку и взгляд.

 * * *
 Итальянское вино
 голову чуть-чуть вскружило.
 И теперь мне всё равно
 то, что будет, то, что было.

 И теперь понятно мне:
 ни за что я не в ответе,
 ибо истина в вине,
 если есть она на свете.

 Солнце бесится в окне,
 я на "ты" с рассветом.
 Всё же истина в вине,
 если даже её нету.

 

 * * *
 Прощай, Пинета, море...
 Сюда я больше не вернусь.
 Но радости не смоет
 от встречи будущая грусть.

 Мечты, как волны, вольно
 берут неистовый разбег.
 Вся жизнь – сплошные волны,
 прилив, отлив в судьбе.

 И в волнах сумасшедших
 подводит море мне итог:
 не надо думать о прошедшем,
 которое сберечь не смог.

 * * *
 Как мне всё надоело,
 не по мне это всё, не по мне.
 Инородное тело –
 это я в незнакомой стране.

 Смысл жизни?
                              Не знаю!
 Он с годами потерян давно.
 Не один я блуждаю
 в этой жизни, где всем всё равно. 

 Не один я тоскую,
 рву рубашку и яростно рвусь
 в очень-очень больную,
 неизменно любимую Русь.

 Италия, Линьяно, июль 2016

Воронеж, 2018