Юлия БУТАКОВА. СПИСОК ОСТРОВСКОГО. О литературе детства

Автор: Юлия БУТАКОВА | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 102 | Дата: 2018-05-23 | Комментариев: 0

                 

Юлия БУТАКОВА

СПИСОК ОСТРОВСКОГО

О литературе детства

 

Детство у меня ассоциируется, прежде всего, с книгой. Что могло привлекать маленького человека, научившегося читать в четыре года, в окружающем мире? Конечно же, книги – в первую очередь. Детские, в изобилии расставленные по полкам в книжном магазине или в ближайшей, через дорогу, библиотеке. Достоинств у советской детской книги было много: интересные авторы, нередко делавшие литературу для детей своей профессией; самобытные художники-иллюстраторы, которых помнишь по фамилиям и по характерному рисунку до сих пор; ошеломительные тиражи – самая незамысловатая сказка, вроде «Курочки Рябы» или «Репки», могла похвастаться миллионными экземплярами. Надо же, сейчас вспомнила: я обращала тогда внимания на всё, что было напечатано на последней страничке прочитанной книги – «сдано в набор» тогда-то, «подписано в печать» не позднее месяца-двух после сдачи в набор, формат, сорт бумаги и название гарнитуры, тип печати, количество печатных листов, номер заказа, тираж и цена… Зачем мне это надо было узнавать? Просто в любимом объекте было мило всё, даже такие незначительные для детского внимания мелочи.

В пору моей учёбы в школе был обязателен список литературы на лето. Допускаю, что для современных подростков сейчас так же притягателен список желаемых покупок для очередного семейного шопинга, как нам тогда был притягателен этот список… Он манил в неизвестность и обещал открытия, как плавание вокруг света к неизведанным землям, которое неизменно оканчивалось 1-го сентября. Помню, я никак не могла отыскать в библиотеках книгу М.Твена «Рыцари при дворе короля Артура». Эти «рыцари» до сих пор не дают мне покоя. Я тщательно следила, чтобы заветный список последовательно заполнялся «галочками»; впрочем, в моём случае это были не «галочки», а кружочки напротив каждого произведения, которые я заштриховывала голубым фломастером по мере прочтения. Этот список, помимо всего прочего, символизировал начало каникул. Всё сходилось.

Своё сегодняшнее внимание я обращаю на читательский дневник, который хранится у меня в кладовке до сих пор. Он лежит передо мною: тёмно-рыжая общая тетрадь, где на первой странице наклеены портреты-литографии «классиков и современников», без подписи, но я узнаю их, как старых знакомых: Маяковский и Фадеев, Лермонтов и Горький, Некрасов и Пушкин, Лев Толстой и Гоголь. Наверху страницы написаны моя фамилия и имя и класс: «6 б». На следующей странице приведён эпиграф – слова Маршака: «Литературе так же нужны талантливые читатели, как и талантливые писатели. Именно на них, на этих талантливых, чутких, обладающих творческим воображением читателей, и рассчитывает автор, когда напрягает все свои душевные силы в поисках верного образа, верного поворота действия, верного слова. Художник-автор берёт на себя только часть работы. Остальное должен дополнить своим воображением художник-читатель».

Сначала, я думаю, шли впечатления от произведений небольшого объёма, преимущественно из того самого списка, потому что к ним нет иллюстраций. Первым шёл «Алый» Ю.Коваля: «В этой книге очень ярко и чётко выражена любовь человека к собаке. Пограничник Кошкин относится к псу Алому, как к другу. Он разговаривал с ним и всё мечтал: «Вот получу из дома посылку, отвалю тебе что-нибудь повкуснее. То-то пожуём!». Алый внимательно слушал Кошкина и понимал его. Особенно мне понравился тот эпизод, где Кошкин выбирал щенку кличку на букву «а». Он перебирал все слова на букву «а»: арбуз, и даже агурец! И наконец он выбрал кличку Алый, за язык». Помню, позднее я посмотрела экранизацию этого рассказа и была приятно удивлена, что в фильме Алый, после встречи с нарушителями границы, остался жив. Это ли не доказательство того, что мир, созданный художником, может быть милосерднее и удивительнее любой книги? Уверенность, в которой так нуждается чувствительное детское сердце.

Короткие, на страницу, написанные крупным каллиграфическим почерком, впечатления от прочитанного сменяют друг друга, вызывая в сердце волну горячих, ярких воспоминаний: «Рассказы о Постышеве» Ю.Дмитриева, «Белогрудка» В.Астафьева, «Рыцарь Вася» Ю.Яковлева, «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» Н.Гоголя, «Хотят ли русские войны» Е.Евтушенко, «Только на родине» А.Яшина, «Кондуит и Швамбрания» Л.Кассиля, «Три мушкетёра» А.Дюма, «РВС» А.Гайдара, «Таня-революционерка» Е.Верейской, «Спичка» А.Твардовского…

Потом идут читательские впечатления более пространные, с красочными (выполненными фломастерами и цветными карандашами) иллюстрациями – от книг, которые я читала по собственной инициативе, отыскивая в домашней библиотеке, беря на прочтение у одноклассников и подруг. «Волшебная шапка» Х.Тухтабаева (эту книгу мне подарила на день рождения сестра, и она стала для меня одной из любимых приключенческих книг; спустя многие годы я отыскала её в библиотеке в отделе литературы для юношества – другое издательство, другие иллюстрации, но всё то же захватывающее дух чтение ожидало меня). За «Волшебной шапкой» следует «Звезда КЭЦ» А.Беляева. «Звезду мне тоже подарили на день рождения (тогда это было доброй традицией, а для меня книга была вдвойне дорогим подарком). О ней я написала так: «Фантастическая повесть о звезде КЭЦ – Константин Эдуардович Циолковский. Автор, прежде чем попасть на звезду, переправляется на различных видах передвижения: дирижабле, самолёте, а главное – на электричке, которая движется без колёс на тонком слое воздуха и может без мостов перепрыгивать небольшие речки. И, наконец, герой повести вместе со своей спутницей – Антониной Герасимовой – учёным, соседкой героя, попадают на удивительную звезду КЭЦ – творение человеческих рук. Герой познакомился со многими людьми. Звезда была настоящая лаборатория: здесь проводились опыты, как воздействуют солнечные лучи и невесомость на развитие животных и растений. Простая земная клубника на звезде превращалась в высокое растение, и ягоды её были с хорошее яблоко. У животных вырастали длинные лапы с перепонками, чтобы двигаться в невесомости. У автора появился лучший друг – собака Джипси, умный, сообразительный товарищ».

Научно-популярная и научно-фантастическая литература была очень любима школьниками той поры: для моего поколения жизнь гармонично вмещала в себя реальность, фантастику и мечты. Потому что вся жизнь человека была устремлена в будущее, лирики и физики гармонично дополняли друг друга оттого, что, встав взрослыми, были одинаково востребованы государством. В отличие от современности, когда те и другие не востребованы вообще…

Роман Г.Мало «Без семьи» попал в круг моего читательского интереса рано, потому что в семье с давних лет хранилась книжка в картонной обложке с портретом мальчика с арфой; на ней выросли мои старшие брат и сестра. Читанная-перечитанная, она до сих пор со мной – рука не поднялась сдать её в макулатуру. Белый пудель Капи (разбуди меня ночью и спроси, как звали всех животных в труппе бродячих артистов, и я без запинки перечислю их всех: собаки Капи, Зербино и Дольче, обезьянка Душка, потому что они были для меня тогда как люди – умные, терпеливые, талантливые, всё понимающие, самоотверженные) стоит на задних лапках, держа в пасти щербатую плошку, в которую летят монеты; у лап его лежит шляпа с высокой тульей: «Интереснейшая история, которая описывает жизнь мальчика Реми. До восьми лет его растили приёмные родители, и в один из моментов, когда отец Реми получил увечье, они уже были не в состоянии кормить его. Так он попал в труппу сеньора Виталиса с его симпатичными пуделями Капи и Зербино, маленькой серенькой собачкой Дольче и плутишкой Душкой, обезьянкой. Многое пришлось перетерпеть и пережить. После смерти хозяина, Реми попал в семью садовника. Подружился с его детьми, особенно с маленькой Лизой, немой. Благодаря Реми, Лиза стала говорить. Очень трудно жилось детям бедняков, особенно сиротам, во Франции капиталистической. Многие из них жили в приютах, а некоторые, в поисках заработка или денег, должны были ходить по городам, петь на улицах или работать за низкую плату. То, что было дальше с Реми и его другом Маттиа, я рекомендую узнать из повести». А дальше – действительно следовала неожиданная развязка. Спустя время я хотела бы посоветовать читателю посмотреть одноимённый фильм, снятый по этому произведению, вернее, два, если не ошибаюсь. И насладиться игрой хороших артистов – А.Филозова и Е.Соловей.

 Книжечка (тёмно-зелёная) В.Орджоникидзе «Тифлисский рассвет» (рассказы о Камо – Симоне Тер-Петросяне) также из семейной библиотеки и тоже – любовь моих ранних детских лет. Для меня она некоторое время была настольной – язык её, лёгкий, образный, был настолько созвучен детской жажде приключений, манил желанием проявить, вслед за героем, лучшие качества своего характера – отвагу, способность уходить от опасностей, находчивость, верность делу жизни, пусть даже и в воображении… «Это интереснейшая повесть о большевике-ленинце Симоне Тер-Петросяне. Какие великие дела совершил он, борясь за дело Великой Октябрьской Социалистической революции. Сколько подвигов совершил он! Даже во время ареста, он притворился сумасшедшим. Сколько мук он вытерпел! Но он знал, что надо выжить, обязательно выжить. Люди, которые не выдерживали даже двух месяцев, а он выдержал четыре года! Он был близким человеком, другом В.И. Ленина».

 «Боярин Орша» М.Лермонтова кроме того, что он входил в список, был интересен мне тем, что представлял из себя сказку ли, быль в «народном» духе, которые не часто встречались у Лермонтова. Одна из трагедий, с которой, по замыслу методистов советской школы, предстояло столкнуться неокрепшему подростковому миру. ««Жил-был богатый боярин, и была у него дочь-красавица». Так начинаются некоторые сказки. Но я думаю, что это не сказка, а быль. Жестокий боярин Орша всячески мешал тайным встречам его дочери и бедного конюха. Орша ненавидел его, и даже один раз бросил в темницу. Конюху удалось бежать с помощью своих друзей-разбойников. Боярин разгневался и вступил с ними в схватку. Конюх победил и поехал в палаты искать свою любимую, но опоздал: от неё остались одни кости». Вот так – ни много, ни мало. Типичный романтический сюжет. Вариация на тему «Ромео и Джульетта». Но – потрясение для юного читателя, которому всё в новинку.

Очевидно, что произведения подбирались тщательно и со знанием дела, под определённый возраст читателя: в тринадцать лет подростка посещала первая любовь, воображение занимали дальние путешествия, манили воображаемые опасности. Ребёнку, который переступал порог детства и входил в пору юности, важно было познакомить с историей отечества и с его героями, приобщить к ценностям дружбы, научить отличать добродетель от зла. Оршу сменила чудная повесть Р.Фраермана (тоже экранизированная) – «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви». Незамысловатый, пробующий свои силы в жанре рецензии, подростковый язык сдержан и непосредствен: «Поучительная повесть о первой любви девочки Тани. Наверно многие ребята видели такой фильм. Таня была очень хорошей девочкой. Она спасла котёнка на реке. Она, не пожалев себя, в метель, помогла другу Коле, довезла его с вывихнутой ногой до дома. В школьной газете написали неправду о поступке Тани. Но у Тани были хорошие друзья: Филька, Коля, Женя. Они утешили её. Первая любовь всегда трудна, и нужно уметь преодолевать разные трудности в жизни». Многие помнят, как трогательно играла Таню Галина Польских. Я почему-то лучше всего запомнила эпизод, когда героиня приходит к отцу, который живёт с другой женщиной; мачеха угощает Таню пельменями… Таня отказывается, смущаясь, но просит дать ей угощение – покормить собаку. Выйдя за дверь, садится на крыльцо и, давясь слезами от обиды, ест эти злосчастные пельмени. Детская память избирательна, и никому неведомо, почему она выделяет те, а не иные эпизоды.

Книгу Г.Машкина «Синее море, белый пароход» я также перечитала несколько лет назад – она попалась мне на глаза на том самом стеллаже в библиотеке, где, ожидая участи, стояли ненужные теперь, по мнению работников библиотеки, книги. Спасибо, что не сожгли. Как, всё-таки, легко мы отказываемся от своей литературы, – как от самих себя в припадке самобичевания. «Эта книга о дружбе ребят из СССР и Японии. Это было после войны. Чтобы поправить здоровье двух братьев, семья приехала на Сахалин и поселилась у японцев. Братья познакомились с японскими ребятами: мальчиком и девочкой. Старший брат каждый день рассказывал младшему о синем море, о чудесном белом пароходе, на котором живут одни дети. Весело было всем вместе, но было пора уезжать японским ребятам на родину. Но они не забудут это лето».

Повесть интересна, в первую очередь, детальным описанием быта двух народов – русского и японского, бескорыстной детской дружбы. Как уживаются народы, один из которых после войны вынужден покинуть территорию, которая много лет была его родиной, а второй – получил, после капитуляции Японии, остров целиком в своё владение?.. Дети, которые знают о настоящем положении дел со слов родителей, меньше всего виноваты в том, что происходит, их тяга к единственно возможному соседству – это тяга к дружбе, безусловной и понятной им по своей детской природе. Это лето – начало новой жизни для обеих семей; обе они не забудут его.

 Ещё одна книга, по которой был снят фильм и которая не прошла мимо моего внимания, – это «Овод» Э.Л. Войнич. Классика не нуждается в представлении; это – книги, которые входят в жизнь человека, как впечатления от природы, хороших людей, крепких чувств… «Очень интересная книга. Артур – герой книги прошёл нелёгкую жизнь. Убежал из дома и побывал в Южной Америке и многих странах. Однажды его так избили, что он чудом остался жив, но всё же нестираемые следы остались навсегда. Жизнь закалила его. В городе жил известный архиепископ, это был отец Артура. Товарищи звали Артура Оводом. Однажды Овода схватили, он сильно заболел в тюрьме. Его расстреляли. Узнав об этом, архиепископ умер от разрыва сердца».

И снова книга, роман, по которому был снят фильм, – «Два капитана» В.Каверина. Для меня это был первый опыт приобщения к отечественным сагам о народной жизни, героях, которые во все времена достойны того, чтобы быть образцом для подражания для юношества. Это именно то, чего так не хватает нынешним подросткам. Поколения, воспитанные блогерами, вряд ли когда переступят черту, отделяющую мир виртуальный от мира непридуманного, в котором жизнь на каждом шагу будет их заставлять решать проблемы, применяя собственные практические навыки, а не чужой умозрительный опыт. И даже лайфхаки не помогут там, где необходима традиция, подкреплённая системой. «Очень интересная книга. Прочитав её, сразу узнаёшь в себе слабые черты. Нужно брать с Сани Григорьева пример. Он с самого детства тренировал в себе силу воли, стойкость характера, а самое главное – никогда и нигде не падать духом, быть уверенным в себе, никогда не изменять своей цели, мечте. Александр Григорьев поставил перед собой цель: раскрыть правду об отце Кати Татариновой капитане Татаринове. Ещё у него была мечта – быть лётчиком. Ещё в детстве он тренировал в себе хорошие черты: честность, мужество, силу воли. Он везде доказывал свою правоту, пытался раскрыть правду. За это его ненавидел брат капитана Татаринова. Ему вредил Ромашов. Даже в годы войны он бросил своего товарища раненым погибать в лесу. Но Саня выжил. Девизом его жизни было изречение: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!». Саня боролся и искал, нашёл и не сдался. Он разоблачил брата капитана».

Хемингуэевский рассказ «Старик и море» тоже вошёл в список чтения на лето. «У старика была мечта: поймать большую рыбу. Несколько раз он выходил в море, но никак она ему не попадалась. Однажды он заплыл в море так далеко, что не было видно берега. Множество раз он забрасывал крючки, но безрезультатно. Но вот он забросил последний раз, и вдруг кто-то с силой дёрнул леску, лодка накренилась. Несколько дней человек и рыба вели борьбу, но рыба сдалась. Старик привязал её к лодке и довольный отправился к берегу. Но рыбу он не дотащил: по дороге её съели акулы». В память врезалось название рыбы – голубой марлин. И поразило эпическое терпение старика, который, изнемогая от усталости и недосыпа, воевал даже не с конкретным существом, а – с самой судьбой, которая дала ему шанс на исполнение мечты, но – через огромное испытание. Мог ли человек после поражения, сидя на берегу и созерцая обглоданный скелет заветной добычи, благодарить судьбу? Конечно, да. Ведь он смог противостоять обстоятельствам, которые могли погубить и более молодого и удачливого рыбака. Мечта осуществилась. И этого факта человеку достаточно, чтобы умереть, не сожалея ни о чём.

Следующую книгу – «Сквозь ледяную мглу» З.Воскресенской – я нашла на полках детской библиотеки. Книг о Ленине тогда было достаточно. «Эта книга о жизни В.И. Ленина за границей. Однажды Владимир Ильич поселился у одного финского рыбака. Ему нужно было перебраться через Финский залив. Погода была плохая: были метель, мороз. Ленин прожил у рыбака несколько дней. Наконец погода установилась. Владимир Ильич поблагодарил хозяйку и вместе с рыбаком двинулся в путь. Идти было трудно: ноги вязли в снегу, дул ветер. Ленин и рыбак двигали впереди себя лодку: на случай если будет вода. Но Владимиру Ильичу удалось перебраться на берег с помощью такого хорошего человека». Вообще, в пору моего детства, рассказы о Ленине воспринимались мною как интересная приключенческая литература; не скажу за всё своё поколение, но в моём случае это было так. Никто не заставлял нас молиться на вождя, не помню и истерик со стороны учителей в ответ на то, что кто-то из учеников недостаточно почтенен к нему; не припомню и того, чтобы родители с утра и до вечера только и делали, что говорили о Ленине, как сейчас преподносят то время подонки и нечистоплотные борцы с тоталитаризмом всех калибров, доморощенные и профессиональные, зачастую – недостаточно взрослые даже для того, чтобы их младенчество пришлось на годы СССР. Ещё кстати вспомнила: у меня в альбоме был драгоценный набор марок из серии «Лениниана» с видами мест, где приходилось скрываться Ильичу, с текстами первых декретов и т.д. А рассказы о Ленине, его семье, его деятельности давали нам, школьникам, хороший образец, как надо жить человеку. Ни больше и ни меньше.

«Бегущая по волнам» А.Грина – это книга романтическая. С фантастическим сюжетом. Грин оказался слишком «неродствен» моим детским запросам, но я добросовестно прочла его повесть и оставила отзыв: «Герой книги стал невольным собеседником «бегущей по волнам». Есть такая легенда: корабль подходил к очень красивому острову – вода у его берегов была голубая, острые зубцы скал и сияющее над ними солнце. Одна молодая дама воскликнула: «Как я хотела побежать по волнам к тому прекрасному острову!». Она прыгнула за борт, и с тех пор бегает по морю и помогает людям, потерпевшим кораблекрушение. В одном городе поставили этой даме памятник с надписью: «Бегущая по волнам»».

 «Морскую душу» Л.Соболева я прочла с большим удовольствием: оттого ли, что с раннего детства любила фильмы и книги о второй Мировой войне, оттого ли, что оба деда мои воевали рядовыми и остались живы, оттого ли, что в советских школах было грамотно поставлено патриотическое воспитание… До сих пор я собираю книги о войне; смотрю сейчас на книжную полку и сожалею, что не дошли до нашей глухомани все книги серии, приуроченной к 70-тилетию окончания Великой Отечественной, но часть из них украшают её: «Момент истины» В.Богомолова, «Семнадцать мгновений весны» Ю.Семёнова, «Навеки – девятнадцатилетние» Г.Бакланова, «В окопах Сталинграда» В.Некрасова, «А зори здесь тихие» Б.Васильева, «Горячий снег» Ю.Бондарева… В советское время экранизация являлась показателем исключительного качества книги; сейчас всё ровно наоборот – умудряются экранизировать не то что неподдающиеся переносу с бумаги на экран тексты, но даже – неудобочитаемые. Итак, «Морская душа»: «Это очень интересные рассказы о лётчиках, капитанах и подводниках в годы Великой Отечественной войны. Я хочу рассказать только один рассказ, но может быть ребятам понравится и они прочитают эту книгу. Все лётчики, садясь в самолёт, надевали шарфы, чтобы не продуло шею. Однажды над городом и пляжем летал вражеский самолёт. Он разбомбил пляж и улетел. Один лётчик, преследовавший врага, приземлился у моря и стал бродить между мёртвыми телами. Вдруг он увидел труп девушки. В руке она крепко держала голубой шарф. С тех пор лётчик не расставался с ним».

«Русские женщины» Н.Некрасова – это классика и, конечно же, школьная программа. Говорят, принуждение к «прохождению» того или иного произведения в школе, навсегда сеет в детском сердце ненависть и к школе, и к автору. Совершенно не помню даже дальних отголосков подобного. И «русские женщины» мне были интересны так же, как десятки книги, прочитанных под партой во время урока (да-да, это было и не только в «Ералаше»)… «Русские женщины! Наша история гордится ими. Какую нужно было иметь волю, каким надо было быть преданным любимому человеку. Бросив всё, несмотря на мольбы родственников, они уезжали за своими мужьями-декабристами. Каких только не было преград на их пути! Некоторые из них: Трубецкая и Волконская поехали в грозную, снежную, суровую Сибирь, не боясь ничего и никого. Русские люди испокон веков славились своими: преданностью, упорством, мужеством и стойкостью».

Из трилогии М.Горького на лето нам задали прочитать только «В людях». Уверена, что было учтено соответствие средней части трилогии моему возрасту. Трилогия в одном томе была у меня дома: большая светлая книга в мягкой обложке. Она явилась для меня открытием и потрясением – на одной части я не остановилась и прочла все три. «Книга «В людях» является как бы продолжением жизни Алексея Максимовича Горького: «Детство. В людях. Мои университеты». Горький прожил очень нелёгкую жизнь: с детства он нанимался на работу, жил почти самостоятельно. Иногда он приезжал к бабушке, ходил с ней в лес. И ещё он очень любил читать книги. При любой возможности он жадно читал книги. Не раз ему попадало за это, но он не обращал на это внимания. Сколько раз на улице, в трактирах наблюдал он унизительные для женщины сцены из жизни. Он никак не мог смириться с этим. Часто он думал: «А если бы это случилось с моей бабушкой, матерью?». «В людях не пропадёшь», – часто говорят. Алексей Максимович жил среди людей и поэтому иногда встречались люди, сочувствовавшие ему, делившиеся своими горестями и радостями. Везде он был среди людей, наблюдал за ними, слушал хорошие советы, помогавшие ему в жизни. У каждого человека должна быть тяга к чему-то хорошему, он должен знать своё место в жизни». Думаю, чтобы подростку прийти к подобному выводу, ему стоило бы почитать Горького.

Джеком Лондоном я увлекалась в пору юности, как и многие подростки до меня. И после. Так же, как и М.Зощенко. Эти две страсти я до сих пор помню очень хорошо. На лето задали читать как раз «Любовь к жизни»: «Двое, изнемогающих от голода и холода людей, ползут, теряя силы и сознание, по мёртвой, пустынной тундре. Это – золотоискатели. Один из них отстал, и теперь ползёт по следам своего товарища. Ему уже не нужно золото – он его выбросил по дороге, ему нужно выжить во что бы то ни стало. В его теле еле-еле теплится жизнь. Вдруг он наткнулся на останки северного оленя: уже видно, что его товарищ глодал эти кости. Умирающий от голода, он измельчает кости в порошок и глотает его, чтобы чем-нибудь наполнить пустой желудок. Он ползёт долго и настойчиво. Вдруг он наткнулся на человеческие кости. Его товарища разодрали волки. Но нет, он не дастся волкам на обед. Ползти, ползти ближе к руслу реки. Ещё немного. Там должен быть какой-нибудь корабль. Вот ещё привязался какой-то больной волк: всё время чихает, но неотступно идёт за ним. Он не вытерпел: бросился на человека. Человек из последних сил придушил волка… Ещё немного: вот и корабль! Его заметили».

«Как закалялась сталь» Н.Островского стоит особняком в ряду прочитанных книг: красный том в мягкой обложке был в нашей семье давно, ещё со школьных лет старших брата и сестры. И он до сих пор со мной. Я не снесла его на свалку, не отдала в макулатуру. За эту книгу я готова постоять в иезуитских спорах с любой либеральной сволочью. «Этот роман о Павке Корчагине. Вся его жизнь прошла в трудные годы: Гражданскую войну, Великую Октябрьскую Социалистическую революцию. С самого раннего детства он был вынужден искать себе работу, чтобы прокормить семью. Из школы его выгнали за то, что он навредил попу. Работал он быстро и расторопно, понимая, что можно остаться без работы. У него был брат Артём, работавший в депо. Павка был отчаянным и горячим, не останавливался ни перед какими трудностями. Он строил узкоколейку, чтобы вывезти дрова из леса в холодный голодный город. Активно участвовал в делах комсомола, он сам был комсомольцем. Однажды его очень тяжело ранили в бою. Он пролежал в госпитале очень долго. Никто не верил, что он выживет. Но благодаря своему крепкому здоровью и силе воли он выжил. Но, несмотря на болезнь, он также был активистом. Через некоторое время он ослеп. Но он смог написать книгу «Как закалялась сталь»». Почему мы избавляемся от подобных книг, хотя нас никто не заставляет это делать? Нет, мы не устраиваем костры прилюдно, на площадях, как в 30-годы в Германии; мы тайком выносим их вечерами на ближайшую помойку, стопками, перевязанными бечёвкой. Кто сказал, что герои этих книг – вовсе не герои? А авторитеты ли в подобных делах те люди, что убеждают нас в этом? То-то же…

Если учесть, что подобная судьба была не исключением среди молодёжи, а, скорее, нормой, можно сказать, что судьба Островского – достойный пример того, каким должен быть молодой человек, несмотря на эпоху и политический строй. Я росла на подобных примерах и горжусь этим. До сих пор.

Следующее произведение венчает мой читательский дневник, но не могу сказать, по какой причине вырваны страницы… Может быть, список исчерпал себя, а, возможно, там ещё были записи, но исчезли. Трудно сказать точно за давностью лет. Это – «Весенние перевёртыши» В.Тендрякова. Одна из замечательных повестей для подростков, которые формировали наше мировоззрение, воспитывали наряду с родителями и учителями, ориентировали наше неокрепшее сознание на добро и взаимопомощь, создавали те нравственные скрепы, которые держали характер. «Этот рассказ о мальчике, который очень любил животных. Он ненавидел хулигана, который издевался над животными и бил ребят. Мальчик вместе со своим другом думали о жизни, о том, что, может быть, люди уже жили давно, а сейчас живут второй раз. Мальчику нравилась одна девочка, и он думал, что, может быть, она жила давно и была женой Пушкина. Однажды хулиган ранил ножом его друга. Его выслали из посёлка и, больше не слышалось криков истязаемых животных».

Что ещё можно добавить к сказанному? Ничего. Можно вернуться к эпиграфу Маршака, предпосланному записям в детском читательском дневнике, и задуматься. Каждому – о своём.