Светлана МАКАРОВА-ГРИЦЕНКО. «ВСЁ СТЁРЛОСЬ ИЗ ГОЛОВЫ…». Издательство «РОСМЭН» и литература для подростков

Автор: Светлана МАКАРОВА-ГРИЦЕНКО | Рубрика: КРИТИКА | Просмотров: 450 | Дата: 2018-04-30 | Комментариев: 0

 

Светлана МАКАРОВА-ГРИЦЕНКО

«ВСЁ СТЁРЛОСЬ ИЗ ГОЛОВЫ…»

Издательство «РОСМЭН» и литература для подростков

 

 

 У кубанского прозаика и поэта Николая Ивеншева один из стихотворных сборников называется «Капроновая трава», писатель с большой тревогой предупреждает нас о всё большем засилии неживого, фальшивого в окружающем мире… Я ещё раз вспомнила об этих угрозах, когда познакомилась с произведениями Милы Нокс, краснодарского автора, победителя VII сезона одного из крупнейших российских конкурсов в области детской и юношеской книги. «Главным призом конкурса «Новая детская книга» является контракт с издательством «РОСМЭН», лучшие произведения участников конкурса издаются в иллюстрированном сборнике», — утверждают устроители.

А вот отзыв об этом конкурсе самой Милы: «Моё участие в 2016 году не было случайным: долгое время я приглядывалась к разным конкурсам, но «Новая детская книга» так и осталась вне конкуренции. Я мечтала о победе именно здесь. Спустя годы я наконец-то решилась отправить большое произведение — и вот «Макабр» стал победителем. Бесспорно, «Новая детская книга» — лучший старт для начинающих. Из никому не известного автора всего за год я стала писателем, у которого тысячи читателей, презентации, фотосессии и две книги в изумительном оформлении, — а другие авторы мечтают о таком годами! Не могу не поблагодарить «Росмэн»: без конкурса ничего подобного бы не случилось».

Таким образом, вполне понятно, что издательство «РОСМЭН» легко решает проблемы с поисками новых имён и успешно верстает издательские планы. Из совершенно неискушённых авторов ежегодно оно делает «настоящих писателей», предлагая именно их произведения самой сложной подростковой аудитории. Сложной по целому ряду факторов, так хорошо изученных психологами и социологами, не буду эти факторы перечислять. Подчеркну только, что именно в подростковом возрасте, когда идёт активное формирование личности, выбор жизненного пути, книга может и должна играть роль решающую. Но сегодня всё внимание обращено к фантастике и фэнтези — вот на чём можно легко заработать. Неискушённые авторы «Новой детской книги» — те, кто не только согласен на любые условия, но счастлив принять их.

Итак, автор фэнтези для подростков, создатель целой культовой серии «Макабр» Мила Нокс имеет, как она утверждает, многотысячную толпу фанатов, и лишь малая её часть, отмечает кубанская версия «Российской газеты», — в Краснодаре. Уже три книги из серии «Макабр» представлены читателям: «Игра в сумерках» (2017), «Путешествие в полночь» (2017), «Война на восходе» (2018). Так чем же «потчует» своих читателей писательница, в поддержку которой и в столице Кубани московское издательство «РОСМЭН» организует мероприятия?

Слово «Макабр» в европейском средневековье означало «Пляска смерти». Макабр танцевали на кладбищах в виде забавы. Представители разных возрастов и сословий изображали пляшущих мертвецов, словно демонстрируя бренность человеческого бытия.

Глумление над смертью — чисто европейская особенность, чуждая русской культуре. Именно с Запада пришел к нам нелепый праздник хеллоуин, а также всевозможные страшилки, вроде фильмов американского кинорежиссёра Тима Бертона, большого поклонника макабра. Насаждение черного юмора и настойчивое возбуждение интереса к смерти теперь проникло и к нам.

Смерть — доминирующий образ, тиражируемый в литературе для наших подростков. И как тут не вспомнить про готов и юношеский суицид. Но издателей это совершенно не смущает. Вот как «загадочно» они сообщают о содержании книги «Игра в сумерках»: «Трансильвания… Самое жуткое и загадочное место на свете, где обитают оборотни, стригои, колдуны… и те, кто на них охотится. А еще в Трансильвании возле маленького городка Извор, за древними курганами, где племя даков хоронило своих мертвецов, мирно живет Теодор Ливиану. Когда его жизнь рушится, он решает бороться — несмотря ни на что! — и вступает в опасную игру, участвовать в которой приглашает… сама Смерть».

На деле за этим стоит построенное на штампах, законах жанра и требованиях коммерсантов проба пера неискушённого автора. Называемая в народе «залипуха».

Судите сами, повествование начинается с дневника главного героя Тео, который начал писать его, боясь потерять память. Повод — день рождения: «Я отпраздновал свой очередной день рождения, проснулся наутро — и понял, что не помню ничего, даже своих подарков. Всё стерлось из головы, вся жизнь!». Оставим на совести автора сомнительное словосочетание «стёрлось из головы». Из головы могло что-то вылететь, а стереться — в голове. Какое-то время читатель мучительно разбирается: один день забыл герой или — всю свою жизнь? В конце концов, как я поняла, Тео не забыл ничего. Но для Милы Нокс это не имеет значения. Она сама забывает, о чём писала и предлагает уже другую версию: «Через два месяца мне исполнится шестнадцать, но помню я себя только с десяти лет. Что было раньше — хоть убей, не могу представить, словно там черный провал и предыдущей жизни не было… В общем, моя жизнь — сплошная загадка». Вот оказывается как! Далее нестыковки в тексте только множатся. Описывая жизнь семьи отшельников, колдунов-знахарей, в которой родители оборачиваются лисами и кормятся именно в этом обличии, добывают пропитание, охотятся в образе зверей и ради того, чтобы прокормить сына. Они практически не имеют средств, не мудрено, что парень забыл про подарки. По логике — их вовсе не было. Но разве девушка-автор может такое представить? Её герой не ходит в школу, не читает книг, даже не общается с горожанами до какого-то времени. Но он обладает каллиграфическим почерком, умеет хорошо складывать слова, обещает описать каждый свой день. Конечно, о том, что пишет дневник, Тео тоже благополучно забывает. Ведь это не главное его занятие. Ночи напролёт он рыскает по лесам-холмам и захоронениям. Для чего — автор не объясняет. Более того, Мила утверждает, что её герой Тео ничего не знает о жизни своего отца.

«— Сколько тебе лет?

 — Что? — Отец поднял бровь.

Это был простой вопрос. Его может задать любой человек, с которым ты разговорился на ярмарке. «Как тебя зовут? Сколько тебе лет?» Теодор и этого не знал».

Вот как живётся герою — даже имени и возраста своего отца мальчик не знает! Но, буквально через страницу, сама автор теперь забывает об этом, и мать Теодора (он слышит её голос) привычно кричит его отцу: «Что ты имеешь в виду, Лазар?». Позвольте! Разве можно так дурачить читателя? Мила, вы хоть по одному разу свои тексты перечитываете? Похоже — нет. Я уже не беру во внимание такие тонкости, как «пара ребят», для Милы подобные ляпы — лёгкое недоразумение. Не имеет смысла и разбираться в коллизиях повествования и представленных Милой типажах. Автор, по-моему, не только совершенно не задумывался над стройностью и логикой изложения, но даже не догадывается о них. Издательству «РОСМЭН» и вовсе недосуг готовить тексты к печати. Зачем? Подростки и так «проглотят» мертвецов, полулюдей, ужастики, драки и насилие. Этот широко тиражируемый коктейль подаётся под разными названиями. Суть одна фальшь. Не существует писателя Милы Нокс, есть молодой автор, обладающий литературными способностями, допускаю — даже в какой-то мере талантом. Талант — это повод для постижения ремесла. Но вместе с издательством «РОСМЭН», которое откровенно зарабатывает на коммерческой литературе, Мила Нокс не стесняется смешить людей. И ждёт новых поклонников своего творчества среди краснодарцев. (Об этом сообщила краснодарская версия «Российской газеты», помещая материал о наших «самых известных писателях».)  

Вместе с другими подобными авторами. Например, Мариной Тараненко, которая уверена, что её серия «Хирофанты» (опять же оцените название!) популярна у столичных читателей. Но вот отзыв одного из этих самых читателей, который я взяла из интернета, свидетельствует, что и здесь нет понятия о профессионализме: «Что-то (в книге «Хирофанты») показалось нелогичным. …Из минусов — небольшая рваность сюжета, то есть автор чуть ли не перескакивает какие-то куски, которые подразумеваются. Всё понятно, но немного раздражало. В плюсах — динамичность истории, интересные живые персонажи, небольшая детективная составляющая с предательством. Только концовка какая-то быстрая и ощущение незаконченности, много вопросов. Оно-то и понятно, вон вторая книга под рукой уже, но всё равно чего-то не хватило».

Не хватило профессиональной работы над текстом. Книги изданы, а литература в них отсутствует. Более того, фальшивый продукт издательства «РОСМЭН» предназначен не для созидания личности, а для формирования российского мэна. Вот для какой цели придуман смердящий и одновременно очень «смешной» «Макабр» (словно скрежет железа от этого слова) и так чуждые русскому уху «Хирофанты». Читателям можно посочувствовать, а у писательниц спросить: «На что жизнь свою тратите, девушки?». Вопрос, конечно, риторический…