Андрей КАНАВЩИКОВ. НЕДОКОШМАРЕННЫЕ. Кемеровская трагедия

Автор: Андрей КАНАВЩИКОВ | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 247 | Дата: 2018-03-31 | Комментариев: 2

 

Андрей КАНАВЩИКОВ

НЕДОКОШМАРЕННЫЕ

Кемеровская трагедия

 

Торговый центр в Кемерово уж очень подозрительно полыхнул как раз к итогам президентских выборов. Не менее подозрительно выглядят и пляски на костях, которые затеяли люди вроде гражданина Украины Никиты Кувикова (он же пранкер Евгений Вольнов) с истерикой о 300-400 погибших в «Зимней вишне».

Из горя и страшной трагедии российского масштаба получалась какая-то демонстрация протеста. Выражаясь словами Кувикова: «Ни одна официальная российская структура не заслуживает доверия. МЧС-ники могли достать детей, но они позволили им задохнуться. Хочется напомнить россиянам, что благодаря их бездействию умирают дети во всем мире: в Сирии, на Украине и не только. Это хороший повод задуматься, во что россияне превратили своё государство» (РБК).

То есть из конкретного пожара очень скоро вырос целый снежный ком ненависти и недоверия.

Невольно задумаешься, что руководитель ТРЦ «Зимняя вишня» Надежда Судденок вполне может быть права, когда говорит о версии поджога: «Сотрудник, которого я опрашивала, сказал, что услышал хлопок в детской зоне и увидел столб огня. Сам аттракцион не мог так запылать. Я утверждаю: это был поджог».

А что? Зажигалка в руке того же Кувикова ни на секунду не дрогнула бы.

И губернатор Тулеев об этом же говорил: «Вся эта оппозиционная сила — они в момент приехали. Идут по домам, идут на предприятия, которые рядом расположены, в жилой сектор. Сегодня там человек 200. Это вообще не родственники погибших, это те, кто постоянно бузотёрит. Мы работаем с ними и говорим: нельзя, это святотатство, когда горе, а ты пытаешься на этом решить какие-то свои проблемы».

Судденок и Тулеев, конечно, могут быть названы людьми заинтересованными. А могут быть названы и иначе. Во всяком случае, вещи они сказали вполне разумные и вполне укладывающиеся в истерию европейского образца. Кто рейхстаг поджигает, а кто торговый центр – химическая формула политических и бытовых спичек от течения лет меняется мало.

Так что в причинно-следственной цепочке кемеровской трагедии возможны сюрпризы. Выбить из политической обоймы такого долгожителя и тяжеловеса, каким является Тулеев, – само по себе тянет на солидные и перспективные дивиденды.

Попортить имидж какому-нибудь дебютанту от политики в российской глухомани – это одно. А вот сковырнуть Тулеева, бывшего кандидата в президенты страны, – шаг достаточно предсказуемый. Во всяком случае, объясняющий, почему, если кто-то решил что-то поджечь, то выбор пал на Кемерово. Пазлы сходятся.

И, видимо, Путин такую схему тоже просматривает, почему и не стал торопиться с оргвыводами в отношении Тулеева. Его заместителя на жертву отставки благословил, а с первым лицом повременил пока.

К тому же версия о поджоге – самая на сегодняшний день респектабельная и приличная. Позволяющая сохранить за кемеровской трагедией антураж истинной, полноценной трагедии.

Почему? Да потому, что если выяснится, что в «Зимней вишне» сработало обычное разгильдяйство, то невольно и на всю историю ляжет невольная тень досады, дурного дежавю.

Ведь одно дело, когда мы скорбим по поводу теракта или стихийного бедствия, того, что нельзя было предсказать или предупредить. И совсем другое, когда мы скорбим от собственной дури, от того, что в очередной раз нас угораздило наступить на прежние грабли.

Трагедия одна и та же, слёзы на щеках не менее настоящие, но осадок от трагедии разный получается. Ведь, если брать на вооружение версию о разгильдяйстве, то волей-неволей придётся говорить не столько о «Зимней вишне», сколько о «Хромой лошади», когда 5 декабря 2009 года в Перми погибло в схожей ситуации 156 человек. Волей-неволей придётся вспоминать слова Путина, сказанные им тогда, равно как и слова тогдашнего президента Медведева.

И Путин сказал тогда: «В пермской трагедии со всей очевидностью отразились все пороки нашей бюрократии – её некомпетентность, коррумпированность, сращивание с бизнесом там, где это не нужно и где этого нельзя допустить. Надо сказать прямо, трагедия, подобная пермской, могла произойти где угодно, в любом российском городе».

Говорилось тогда много правильных слов и о том, что нужно сделать в смысле усиления и углубления. В том числе о необходимости «существенно пересмотреть принципы и содержание пожарного надзора». И, наконец: «Нужно окончательно избавиться от практики формальных проверок, которые лишь создают иллюзию порядка, отвлекают силы и внимание сотрудников от реальных проблем».

Под горячую руку тогда было закрыто более 18 процентов развлекательных заведений типа «Хромой лошади». Однако, как оказалось, воз если и не находится на прежнем месте, то его возят по кругу. Замкнутому кругу.

Попробуем поэтому разобраться, почему так происходит. Правил и нормативов существует на любой вкус и цвет. Пожарный надзор не дремлет. Однако, нет-нет да и полыхнёт где-то огнём до неба. Так что годами в себя приходить нужно от очередных потрясений.

Вывод здесь может быть нехитрый. Или проверяют недостаточно или сама система проверок как-то неправильно выстроена. Камень в пожарный надзор кинуть не получается, поскольку до часа «Х» этот самый надзор работал безупречно. Советская система обеспечивали беспрецедентный уровень безопасности и стабильности.

Только одна цифра для справки из самых что ни на есть первых уст: за три месяца 1968 года в целом городе Великие Луки, по данным начальника второй пожарной части Бориса Канавщикова (1937-2000), не было ни одного пожара. А в 1967-м по сравнению с предыдущим годом пожаров в городе, благодаря грамотной профилактике, произошло в пять раз меньше!

Казалось бы, живи да радуйся. Но однажды прекрасно работающему пожарному надзору сказали: вы создаёте «коррупционные схемы», вы мешаете «творческой инициативе». Ключевые слова произнёс президент России Дмитрий Медведев 28 июля 2008 года в Смоленской области на совещании, посвящённом развитию малого и среднего бизнеса:

«Замучили проверки и всякого рода наезды по коммерческим наводкам. Вообще надо, чтобы и наши правоохранительные органы и органы власти перестали кошмарить бизнес».

Рубикон был окончательно пройден. Акценты откровенно обозначены: вначале бизнес, вначале прибыль, а уже потом вопросы безопасности. Более того. Эти самые вопросы безопасности людей заведомо подвергались насмешкам и оглуплению. Дескать, бизнес проверяющие могут только кошмарить. Не помогать, не вносить в хаос элементы упорядоченности и законопослушания, а непременно кошмарить.

И строгий оклик президента был услышан. Года хватило, чтобы в недокошмаренной Перми полыхнула «Хромая лошадь». Теперь вот новый недокошмаренный адрес – Кемерово.

Ведь это для обывателей «Зимняя вишня» – торгово-развлекательный центр. Юридически речь идёт о малом предприятии, малом бизнесе. Депутат Государственной Думы от Кемеровской области Антон Горелкин написал в «Фэйсбуке», что настоящим владельцем ТРЦ является Денис Штенгелов, владелец брендов «Три корочки», «Кириешки», «Бабкины семечки». У миллиардера – 78 процентов активов «Зимней вишни». Надежда Судденок – всего лишь арендатор помещений.

Это придыхание и почти мистический трепет перед словосочетанием «малый бизнес», конечно, не с Медведева начался. Это своего рода отличительная черта всей перестроечной волны. Первой ласточкой разрушения советской экономики в 1987 году стал именно закон об индивидуальной трудовой деятельности. По нему людям разрешалось получать прибыль и до 70 рублей не учитывалось в начислении подоходного налога.

Дальше – больше. Малый бизнес в новой России стал священной коровой, на которую все просто обязаны молиться и словно мантру повторять слова о животворности малого бизнеса для развития всей национальной экономики. Дмитрий Медведев своей формулой лишь довёл до логического завершения всю эту вакханалию восторгов по адресу «экономической инициативы» масс.

И дело не ограничивается словами. Постепенно создана многоуровневая система реальной поддержки и прямого субсидирования малого и среднего бизнеса. Там и снижение налоговых ставок, вплоть до нуля, по желанию регионов. Там и бухучёт в упрощённой форме. Там и преимущественное право выкупа зданий и помещений. И прочее, и прочее.

К услугам малого бизнеса бизнес-инкубаторы, льготные кредиты, подъёмные средства, производственные помещения, гранты – только не ленись спрашивать и настойчивость разумную проявлять.

В 2016 году на свет появилась целая Стратегия развития малого и среднего предпринимательства в России до 2030 года. Предусмотрено увеличение объёма прямых закупок государственными компаниями у малого и среднего бизнеса до 25 процентов. То есть государство не только помогает малому бизнесу вставать на ноги, но и реально заботится о его ежедневном функционировании.

При этом малый бизнес, активно пользуясь всеми льготами и благами от восторженно взирающего на него государства, совершенно не стремится отплачивать той же монетой. Когда ему это выгодно – он с готовность берёт всё, но чуть только выгода кончается – заканчивается и любовь к государству.

Когда государство даёт налоговые каникулы и заигрывает с малым бизнесом словами о «кошмарах» – всё замечательно. Когда государство робко заикается, что, вообще-то, к мерам поддержки должно прилагаться и ответное возвращение хотя бы части получаемых прибылей, то разум возмущённый малых бизнесменов вскипает до предела. Начинается многоголосый ор о «бюрократизме чиновников», о «коррупции»… И часто государству комфортнее бывает промолчать, чем связываться со спорщиками.

Хотя в реальности с малым бизнесом в России происходит топтание на месте. Более трёх лет живёт лишь 3,4 процента малых предприятий, остальные благополучно закрываются, лишь только заканчивается трёхлетний период налоговых и прочих послаблений. Закрываются, чтобы потом открыться с новым названием и снова доить государство через трёхлетние льготы.

Нет и серьёзного рывка в отношении предоставляемых услуг. Первое место в малом бизнесе уверенно занимают оптовая и розничная торговля – более 15 трлн. рублей за один 2014 год. На втором месте, с большим отрывом – операции с недвижимостью (3 трлн. рублей).

То есть внимания малому бизнесу оказывается много. Помощи оказывается много. А на выходе происходит лишь банальное зашибание лёгких денег там, где и само государство вполне справилось бы.

Путин возмущался в Кемерово: «Без денег справку нельзя получить, а за деньги всё, что угодно, подпишут». Но, признаем, что подобная ситуация не из ниоткуда образовалась. Она была целенаправленно выстроена через бережное пестование малого бизнеса, через настойчивое формулирование приоритета в виде прибыли. Речь всего-то об оборотной стороны рыночной экономики.

Ставим мы во главу угла безопасность людей – вот безопасность и получается на выходе. Называем главным – бизнес и любые попытки его контролировать – «кошмаром», вот и торжествует этот самый бизнес. Как говорится, ничего личного, никаких эмоций, один-единственный шелест купюр различного достоинства.

Если деньги превращаются в идеологию, то, признаем, Пермь и Кемерово были предрешены. У России просто не оставалось другого выбора, как сделать людей заложниками очередных алчных схем. Культ наживы и обогащения любой ценой проявил себя в очередной уродливой ипостаси.

Не бывает такого, чтобы и на прибыль молиться, и на безопасность людей. Несовместные это вещи и категории. Нельзя одной рукой голосовать за пресловутые «налоговые каникулы», а другой грозить пожарным, которые, якобы, недоглядели. Всё как водится, гораздо проще и очевидней.

И, видимо, лучше покошмарить, если надо, малый бизнес, чем потом всю жизнь вздрагивать во сне от видений сгоревших заживо беззащитных людей. У одних были «налоговые каникулы», а расплачиваться почему-то должны дети, которые свои обычные каникулы хотели провести красиво.

Почему какому-то детскому садику элементарно предписание напишут и душу вынут за горючие материалы, использованные при ремонте, а к малому бизнесу нужно подходить более нежно и чутко?! И почему непременно нужно искать везде и всюду «коррупционные составляющие»?!

Говоришь, что материалы для отделки взяты не те – коррупция. Говоришь о пожарной сигнализации от специализированной фирмы – коррупция. Говоришь, что безопасность стоит дорого – тем более коррупция.

Что-то навязчивое в таком подходе проглядывает. Нездоровое. Это почти, как у Зощенко, пьяница рассуждал: решил не пить, час не пью, два не пью…

Тогда как не рассуждать тут нужно, не пугать себя либеральными фобиями. А просто разрешить людям делать своё дело так, как они умеют. Как это в советское время получалось. А если и наказывать, то уж лучше за коррупцию, чем за человеческие смерти, за обугленные тела, за страшную статистику жертв.

Похромала себе лошадь, да и будет!