Валерий СКРИПКО. «СЛЕПЫЕ ПОВОДЫРИ» СНОВА В РАБОТЕ. О книгах Сергея Максудова и Бориса Парамонова

Автор: Валерий СКРИПКО | Рубрика: КРИТИКА | Просмотров: 194 | Дата: 2018-03-29 | Комментариев: 1

 

Валерий СКРИПКО

«СЛЕПЫЕ ПОВОДЫРИ» СНОВА В РАБОТЕ

О книгах Сергея Максудова «Слепые поводыри» и Бориса Парамонова и Ивана Толстого «Бедлам как Вифлеем»

 

Заявленная тема требует небольшого предисловия. Дело в том, что во многих российских журналах всё чаще можно встретить имена авторов, которые уехали из РФ и проживают на Западе. Известный журнал «Новый мир» – год за годом, из номера в номер публикует материалы бывших наших соотечественников из Лондона и Нью-Йорка, других городов США и Европы. Их охотно публикуют другие издания либерального направления. И это не случайно!

Несколько лет назад в библиотеки нашей глубинки стало приходить множество книг с произведениями российских эмигрантов. Похоже на то, что невидимый всемирный «режиссёр» собирает все либеральные творческие силы на идеологическую обработку молодёжи Российской федерации. Своих пишущих либералов не хватает. В начале 90-х многие из них уехали на Запад. А сегодня, как и во времена Маяковского – одно бойкое «перо» приравнивается к штыку. И сейчас либеральному «войску» явно нужны новые штыки. Они, правда, как брынза в буфете дома Грибоедова в известном всем романе Булгакова – далеко не первой свежести, но… положение таково, что надо бросать в бой последние резервы. Правда, не всегда всё идёт по плану. Иногда в библиотеки попадают книги, содержание которых заведомо противоречит идеологической стратегии Запада в отношении к РФ.

 

Например, книга Сергея Максудова «Слепые поводыри». По тону изложения, искренности – это исповедь человека, который решил покаяться в некоторых своих заблуждениях. Чего среди диссидентов и эмигрантов из бывшего СССР отродясь не бывало. Это, как очень образно писал Владимир Маяковский – одно и то же, что выставить в музее – плачущего большевика. Нельзя сказать, что деятели литературы и искусства, ставшие потом диссидентами, не плакали вовсе. Они же люди тонкой душевной организации. Творческие люди – они в своих текстах делали это много раз, но… только как обиженные на кого-то и сокрушались только по поводу этих самых обид… на кого-то! Несправедливо обижающими их были все без исключения органы власти, «невоспитанные хамы из простонародья» и вообще большинство не разделяющих их взгляды российских сограждан.

И вдруг, пусть еще робкая и осторожная… но самокритика. Разговор о нравственности самих «инженеров человеческих душ». Стали ли они сами «другими»? Даже робкая попытка задать такой вопрос непримиримым к чужому мнению интеллигентам – это уже почти подвиг!

Поводом для такого «подвига» Сергея Максудова послужили высказывания Натальи Червинской. Диссидентское движение она охарактеризовала как нравственное, «направленное не во вне, не на изменение политической системы, её в то время изменить никто не надеялся, а – вовнутрь, на изменение самого себя, своей души. Именно о сохранении своей живой души шло дело, об уничтожении в себе того самого чеховского раба. (1)

Сергей Максудов явно с этим не согласен. В своей книге он говорит об этом прямо:

«Наша политическая борьба не привела к моральному преобразованию нашей души и окружающего общества. Нравственный закон по-прежнему не внутри нас, а где-то далеко, не то на Западе, не то в прошлом, не то в счастливом будущем».

Всем нашим гражданам с «либеральным сознанием» – свойственна непоколебимая уверенность в том, что, если они борются с «режимом» –  (неважно с каким – советским, «путинским»), они неподсудны никакому гражданскому, административному и моральному суду. Нравственные оценки их поступков – повсюду и везде отменяются. Правовая оценка их действий исключена! Право – это дубинка в руках тиранов. В обыденной жизни – общие правила поведения на них не распространяются.

Этой позиции они придерживаются до сих пор. Они «так жить» привыкли. Литераторы и художники, режиссёры и актёры, принадлежащие к либеральной части интеллигенции, по-прежнему исповедуют социальную позицию своих предшественников – советских диссидентов. Нравственная оценка собственных поступков у них отсутствует совершенно. История с режиссёром Кириллом Серебрянниковым – яркое тому подтверждение. Правовые основания уголовного преследования режиссёра никто из его защитников даже не обсуждает. «Право» – удел «совка» и «быдла»!

Книгу диссидента Сергея Максудова «Слепые поводыри» с подзаголовком «об ответственности российской интеллигенции» – издали в 2016-м году крошечным тиражом: двести экземпляров. Да и трудно представить, чтобы за издание честной исповеди российского интеллигента взялось крупное частное издательство. Хлопотное это дело и рискованное. Кому потом сбыть эту честность?
 

Годом позже издана и поступила в библиотеки другая книга. У её авторов нет никаких сомнений в том, что они «неподсудны» никаким нравственным судам и мнениям других российских граждан. Кажется, они совершено уверены, что их будущие читатели даже не вникали в глубину нравственных исканий нашего дорогого Фёдора Михайловича Достоевского, в тексты Василия Розанова, Николая Бердяева, Владимира Соловьёва и всех наших славянофилов.

Речь идёт о книге «Бедлам как Вифлеем» (беседы любителей русского слова). Авторы – Борис Парамонов и Иван Толстой ведут большой разговор о литературе с привлечением обширного материала, множества цитат, мнений. Но название книги явно неудачное. Идейного «Бедлама» там сколько угодно, а никакого духовного «Вифлеема» – в книге нет. Нас с вами учат «свободе» – два бывших сотрудника «забугорного» радио «Свобода». Это запись их бесед, уже прозвучавших в эфире. Чего вы еще хотите? И Россия у них своя, «собственная», созданная творческим воображением авторов – для внутреннего эмигрантского пользования

С первых глав убедившись в этом, можно было и прекратить чтение книги, да... читающую и мыслящую молодёжь нашу жалко. Ознакомится она с этим «Бедламом... без Вифлеема» и кто-то поверит авторам на слово. А «слово» их очень искусное. И служит красивой «обёрткой» для их ядовитых идеологических «конфет»! Надо эти «обёртки» снять, и обратить внимание читателей нового поколения: какие «конечные «выводы» делают авторы по принципиальным вопросам. Как они превращают их в ничто, в фигуру речи. И задача у них: убрать из повестки дня литературы проблему добра и зла!

Обсуждая прозу Владимира Набокова, авторы книги отмечают, что «писательство в том и заключается, чтобы «голую правду» – не говорить, прямоговорением не заниматься. «Любой факт, попадая в эстетическое поле, преображается». А как «любой факт» по их «теории» должен преобразиться, авторы объясняют на странице 31 своей книги… «Преступление простится, если оно описано хорошо. (Раз!) Эстетика выше морали, и она есть средство искупления. (Два!)

«Хороший писатель попадает на небо – он, в своём творческом процессе, уже на небе: вот философия Набокова». (Три!)

Так передаёт нам эту «философию», явно соглашаясь с ней, Борис Парамонов, когда-то писавший кандидатскую диссертацию о славянофильстве, о религиозном кризисе в России. Какие логические, «выверенные» ряды рассуждений демонстрирует автор. Эстетика выше морали! Это не просто творческий девиз! У наших диссидентов, у эмигрантов, у либеральной части российской интеллигенции в целом, это превратилось в способ жизни. Объявив борьбу тоталитарной власти, они «в пылу борьбы» – освободили сами себя и от моральных правил общества, среди которого жили! В Америке они присмиреют, станут «паиньками»! Но здесь… в России. Кажется, вокруг, как в пустыне – никого, один ненавистный Кремль… а за стенами – с поднятыми вверх кулаками – одни гневные борцы с ним! Хочется день и ночь вредить Кремлю… а вредят всем вокруг…

В либеральной компании нашего великого Достоевского – естественно не любят! Вот и в книге «Бедлам как Вифлеем» – «беседующие любители русского слова» не скажут ничего хорошего о нём. Они здесь заодно с его критиком – писателем Набоковым. Ведь он, одним из первых русских интеллигентов, начал «исход» в ту самую «обетованную» Америку, о которой так мечтали авторы книги, а также их единомышленники!

Разница между Землёй Обетованной в Палестине и Америкой только в том, что участники исхода из Египта принесли на берега Иордана в своих сердцах – веру в Бога и его Заветы! Это давало им силы жить и бороться! Это было гораздо важнее, чем «текущие молоко и мёд» в благодатной Палестине.
Приехавших в «обетованную Америку» свободолюбцев интересовала только гастрономическая часть программы переселения: исключительно «реки молока и мёда» без всякого Завета с Богом!

Тему религии невозможно обойти, если рассуждаешь о духовной жизни. Авторы книги в беседе о русском публицисте, философе В.В. Розанове верны себе: христианство в их представлении – несовместимо ни с какой культурой. У Розанова – христианство, особенно русское православие, взятое без богатого культурного окружения, свойственного западным концессиям, есть религия умирания, смерти, сладкой смерти.

Не верь молодой читатель! Тебя «разводят». Среди бела дня либеральные «фокусники» взяли и отделили от православия – богатейшую русскую культуру! И тут же объявили о нашей ущербности. Далее: тем, кто не читал Евангелие, надо знать: в Православии – смерти нет. Тем более – умирания. Наоборот, чем больше мы душой прилепляемся ко Господу, тем больше в нас вечной жизни!

Здесь атеисты-либералы что-то напутали. Как и по поводу мифа о «сладкой смерти», которая случается только у атеистов – поклонников западного образа жизни. От обжорства, например!

Впрочем, авторы ничего не путают, а сознательно выстраивают примеры так, чтобы христианство и выглядело ущербным. И все мысли философа Рязанова препарируют таким же образом. От всех тончайших и глубоких переживаний, описанных им, остаётся только языческий «гимн животу» и гениталиям!

Отсюда и мнение авторов о восточных религиях, которые «в отличие от христианства… суть религии жизни, преизбытно чествующей плоти, рождения и телесного цветения». Питающийся много дней одной солнечной энергией индийский йог очень бы удивился такому мнению о своей вере! Но не для него всё это говорится. А для российских читателей, которых готовят к вступлению в «средний класс», которых зовут разделить ценности всемирного общества потребления… Логика авторов понятна: там, где кипит деловая жизнь, где великое множество развлечений в свободное время, там и религия должна исходить от «телесного цветения». Никто из идеологов всемирного рынка не скажет при этом правды о сути восточных религий. Например, какие ограничения, какие строгости налагают на повседневную жизнь верующих правила «Второзакония» в иудаизме, в том числе и в пище, и в супружеской жизни.

Василий Розанов для либеральных идеологов просто находка. Как и русский философ Николай Бердяев, которого цитируют авторы книги: «Розановская семья, варенье, театры, сладости и радости благополучной жизни понятны и близки всему обывательскому царству, которое в этом и видит сущность «мира» и «мир» этот хотело бы спасти от гипноза Иисуса Сладчайшего».

Как фокусники в цирке – авторы «Бедлама…» достают из одного рукава цитату из Розанова, увидевшего кавалерийский полк на марше. Из другого рукава достают мнение Бердяева: оказывается, Розанов не мужской силе воинства восхищается, а видит себя... слабой женщиной. Странный Бердяев за гомосексуальными фантазиями своего коллеги узрел национальную трагедию. И стало Бердяеву страшно за Россию-«бабу слабую», готовую покориться, отдаться чужой силе и в себе силы не имеющий! «В России нет светоносной мужской силы, мужественного Логоса…», Россия не выработала в себе мужа – и готова покориться чужой силе, от Петра до Маркса».

Бессмысленно спрашивать: почему царь Пётр вдруг оказался чужой силой? И как он один – при полном отсутствии в России «мужской силы» – смог так преобразовать страну? Авторам «Бедлама...» важнее всего любыми негодными средствами создать образ «безвольной, от всех зависимой России», которую их западным работодателям надо опекать в качестве полностью зависимого «младшего брата».

А ведь как красив был, наверно, тот кавалерийский полк, марширующий мимо Розанова. Дай Бог, чтобы во все времена российские воины уверенно шли вперёд, и не слышали подобного пораженческого бреда! А будущие воины России 21-го века – не читали подобных «Бедламу…» опусов.

Вообще, все вышеприведённые цитаты по поводу нашей «безвольности» похожи на... оговорки по Фрейду. За ними чувствуется боязнь российского обывателя и его либеральных идеологов жить со всеми своими благами и «сладостями» в «незащищённой» России, которая слишком добрая, потому что еще до сих пор слишком христианская. И от этого как-то неуютно тем, кто уже расположился здесь «жить в кайф».

Отсюда нагнетание страстей. Цитируются грозные пророчества Розанова, что культурный мир погибнет от жалости. Европейская цивилизация погибнет от сострадательности.

Книга «Бедлам как Вифлеем» подтверждает выводы наших учёных социологов о том, что сильными мира сего ставится задача: увести российскую молодёжь «от политических процессов в мир иллюзорный, подконтрольный олигархам мир». (2)

Участники «Бесед» не просто «любители русского слова». Они создатели нового мифа, где нет места русской «всемирной отзывчивости», где основу общества составляют уверенные в себе особи всемирного общества потребления, о которых с такой горечью в начале двухтысячных годов говорил писатель Вячеслав Пьецух:

«Русский человек необыкновенен, насквозь эстетичен, склонен к общению по душам – однако стоило русаку только окунуться в живую рыночную стихию, как с него смыло всякую необыкновенность и он превратился в того пошлого обывателя, который господствовал в Европе со времён Пальмерстона, если не греко-персидских войн». (3)

Эти наблюдения писателя очень похожи на правду, но слишком категоричны. В безнадёжных обывателей превратились далеко не все наши соотечественники. И им хочется жизни духовной. И наставлений духовных… А вместо них либеральные идеологи подсовывают им «истины», которые заражают душу гордыней! Свобода личности провозглашается абсолютной ценностью. Никакого общественного служения. Как будто у общества не может быть общих, жизненно-важных задач и проблем, которые надо решать вместе.

Кажется, так просто и понятно! Но как трудно это донести до каждого гражданина! Дьявол-искуситель всюду настигает и шепчет: социализм плох, патриотизм – чушь. Живи только для себя! Поэтому социалистический реализм, как метод в литературе – всегда был предметом яростной критики либеральных идеологов. Авторы книги «Бедлам как Вифлеем» здесь не исключение. В беседе, посвящённой писателю Максиму Горькому, они всячески пытаются доказать, что реальных успехов у соцреализма как метода – в нашей литературе не было. А почему? Оказывается, у «соцреалистической лжи» нет внутренней правды». Для либеральных идеологов «внутренняя правда» – это то же, что и «правда характеров» у полотёра из фильма «Я шагаю по Москве».

Полотёр – «реалист» не признает никакого благородства у героя рассказа молодого сибирского писателя. Он вообще, не верит ни в какое бескорыстие людей. По его твёрдому убеждению в основе поступков должен лежать эгоизм или какая-то выгода. Тогда это «правда» характеров.

На уровне дилетанта-полотёра о соцреализме мыслят и высоколобые либеральные литературные критики. Они в упор не хотят видеть положительного героя Семёна Давыдова из романа Михаила Шолохова «Поднятая целина». Бывший питерский рабочий пытается строить в деревне новую жизнь на новых коллективистских началах! У него появилось чувство ответственности, он отправляет свою девушку-невесту учиться. Критики соцреализма не желают верить в реальный случай чудесного преображения рабочего человека. Их бы устроил питерский рабочий – простой исполнитель, который «пашет» на хозяина, а в свободное время развлекается в кабаках и других увеселительных заведениях. Главное, он не лезет в сферы управления… не претендует на активное участие в общественных делах… Не тревожит элиту страны… Не мешает делить доходы среди избранных, развлекаться постмодернизмом. Не мешает «элитным» писателям для многочисленных «полотёров» писать книжки про воров и мошенников, пошляков и злодеев.

В книге «Бедлам как Вифлеем» мы снова видим попытки выступить в защиту «полотёров», видим, что как чёрт ладана эгоисты всех времён и народов боятся появления человека «общественного» (как говорил Александр Блок), и такого же «художника, мужественно глядящего в лицо миру». Человек общественный, будь то инженер или писатель, служащий или рабочий – всегда сильнее любого индивидуалиста. Ибо он обладает тем самым «целостным сознанием», о необходимости которого говорили еще славянофилы. И ущербного духом, зацикленного на себе интеллигента видит сразу.

Главная цель авторов книги в любой «беседе» на радио «Свобода» – незаявленная (почти на уровне подсознания) тема – освобождение творческого человека от любых обязательств перед обществом!

Объявив, что в «творческой одушевлённости» добро и зло не применимы, и что искусство, художество существуют «в другой системе координат», авторы, конечно, забыли привести известную цитату из Пушкина о несовместности гения и злодейства. Они пошли рассуждать дальше. Был атакован и успешно «разбит» совершенно негодными аргументами –  «главный соблазн русского духа – народопоклонство». Сегодня «с некоторым облегчением» либеральные идеологи констатируют, что этот соблазн преодолен (кем непонятно) и застарелый интеллигентский комплекс вины перед народом теперь не существует!

И каким же образом он преодолён? А тем обстоятельством, что «в сталинском ГУЛАГе интеллигенты таким же подвергались бедствиям, что и народ»!

Трудно придумать лучший пример духовной деградации, чем такой вывод! Достоевский стал великим писателем и глубоко понял страдания своего народа именно потому, что оказался на каторге вместе с представителями этого самого народа! У Фёдора Михайловича именно на каторге чувство вины и сострадания выросло до христианских высот… Потому что он жил душой, а не гордыней.

Страдальцы-диссиденты выносили из тюрем только непомерно раздувшееся самомнение и еще более беспощадную озлобленность!

Обсуждая идейные споры двух философов, Булгакова и Бердяева, авторы написали о Бердяеве, что он… философ, выпадающий из традиции философии Всеединства, он острый персоналист – можно сказать, чуждый русскому духовному типу вообще».

Такой же вывод можно сделать в отношении самих авторов «Бедлама без Вифлеема».

Но стоило ли усваивать такую уйму знаний о России, так глубоко изучать её великую литературу, чтобы доживать свой век «среднестатистическими» американцами, исповедующими наивную веру в то, что «в Америке нет хамов Шариковых». А знаете, почему они там не водятся? Объяснение даётся на одной из страниц этой книги. И по своей примитивности напоминает рассуждения первоклассников. Оказывается потому, что в том районе (в США), где поселится потенциальный «шариков», «будет всего достаточно для пристойной жизни – и стол, и дом, и горячая вода». И не надо будет претендовать на квартиру профессора Преображенского. А в США таких районов видимо-невидимо. Это практически все штаты. Так что хамам Шариковым в Америке просто негде развернуться. Зато профессорам – благодать. Только вот сами они что-то затосковали. Интеллигенция Америки и Европы вдруг вспомнила о колониальном прошлом, о расовом неравенстве. В Европе добавила тоски масса беженцев-мусульман. В общем, западная «комплексующая левая интеллигенция в ту же воронку засасывается, что и русская с её народолюбием».

Иными словами, «засасывается» она в комплекс вины перед народом. И это при том, что по совету автора повести «Собачье сердце» Булгакова, прежде всем довольная западная интеллигенция не читала советских газет ни перед обедом, ни перед ужином! Куда податься теперь российской либеральной интеллигенции, которая от такой вины совсем избавилась, а по части буржуазности стала круче самих Ротшильдов? И среди «совков» дома и среди «тоскующих о народных бедах» европейцев и американцев – будут они теперь белыми воронами! По типу Белого Движения в России – надо бы им организовать «Беловоронье движение»!

Прочитав книгу, советую молодым читателям – запечатать её в бандероль и отправить назад – издателям! С запиской: «Побойтесь Бога, господа!»

 

------------------------------------------

Приложение:

1) «Сергей Максудов. «Слепые поводыри» (об ответственности российской интеллигенции)» (издательство «Летний сад», Москва, 2016, стр.136).

2) С.О. Елишев. «Молодёжь как объект социализации и манипуляций». Москва, издательство «КАНОН», 2015.

3) Журнал «Дружба народов», 2003 г., № 1.