Александр БОБРОВ. МИР ПОТРЕБИЛОВКИ НА КРОВИ. По следам Кемеровской трагедии

Автор: Александр БОБРОВ | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 157 | Дата: 2018-03-28 | Комментариев: 1

 

Александр БОБРОВ

МИР ПОТРЕБИЛОВКИ НА КРОВИ

По следам Кемеровской трагедии

 

Добывай из людей деньги, как из скота сало.

Американская пословица

 

Принято решение о сносе сгоревшего и искорёженного адским огнём торгово-развлекательного центра «Зимняя вишня». Президент Путин, чей выборный триумф закончился страшным и глубоко символическим событием, стоя в странном одиночестве возле горы цветов и мягких игрушек, жёстко и сполна осознал, что же построено, вернее, не по-божески нагорожено в России. Это было видно по нему – убитому внешне, впервые растерянного внутренне. Одна фраза чего стоит: «Мы говорим о демографии и вот что делаем…». Она вопиет о том, что верховный правитель просто был  не в себе, а ТВ эту проговорку по Фрейду ввернули во все репортажи. Потерянный Владимир Путин возле обречённого здания осознал, по-моему, что нужен демонтаж всего, что нагромоздил его предшественник и по инерции возводил, пытался декоративно исправлять он сам. До донышка многое понял и ужаснулся. Но возьмётся ли, сумеет ли хотя бы начать? – главный вопрос на ближайший его срок…

 

ВЫЖИМАЙ, КАК ИЗ СКОТА

Безбожная американская пословица «Добывай из людей деньги, как из скота сало» не только была навязана русскому человеку, но воплощена через приватизацию и монетизацию всего и вся самым диким и преступным способом. Разве не ясно, что, несмотря на конституционный запрет любой идеологии (немыслимое для русского государство явление!) циничный либерализм сегодня по факту является государственной идеологией в стране. Идеология зарабатывания денег, обогащения сквозит в риторике власти и СМИ, пронизывает собой всю жизнь общества, уродует общественную мораль, которая пала на самый низкий уровень. Даже Джон Дэвисон  Рокфеллер – американский предприниматель, первый долларовый миллиардер в истории человечества говаривал страшные, но умные вещи: «Мне не нужен думающий народ, мне нужен работающий народ». Если первую часть высказывания через разрушение образования, высокой культуры, гуманитарных институтов мы воплощаем, то вторая часть – не даётся. Развращение народа оборачивается разрушением трудовой морали, паразитизмом и элементарной безработицей.

Рокфеллер говаривал: «Я могу отчитаться за каждый заработанный мною миллион, кроме первого». Вот и у нас пропагандисты капитализма любят повторять на разные лады: все состояния нажиты нечестным путём. А вот потом… Потом еврейско-русские олигархи – тоже не становятся филантропами и благотворителями, как их праотец. Наоборот, хищная хватка делается всё сильнее, и она  убивает Россию. Вечно преследуемый роковой страстью и безденежьем даже гений Фёдор Достоевский преувеличивал роль денег, не оставлял буржуазных иллюзий и пугался социализма: «Деньги, конечно, деспотическое могущество, но в то же время и высочайшее равенство, и в этом вся их главная сила. Деньги сравнивают все неравенства». Увидев нынешнее неравенство с деспотическим и кровавым могуществом денег,  он бы, мне кажется, взял свои слова обратно.  Да ведь его современник Рокфеллер и тут вывел непреложный закон: «Способ делать деньги состоит в том, чтобы покупать, когда на улицах льется кровь». Уже не слезинка ребёнка, а детская кровь льётся рекой не только на войнах, развязанных мировой финансовой закулисой, но и на последних этажах развлекательно-потребительских центров россиянского капитализма. Жажда наживы сжирает наше общество и даже саму экономику, которую правительство Дмитрия Медведева (где он, кстати, в дни всенародной трагедии?) пытается из последних сил спасти, надеясь на иностранные инвестиции, частный бизнес, навязывание предпринимательства любой ценой. Ну вот и заплатили цену хотя бы так называемыми надзорными каникулами с запрещением надзоров и проверок.

Наивные жители Екатеринбурга после ошеломившего пожара в Кемерово призвали россиян бойкотировать торговые центры хотя бы на один день. «Екатеринбург! Чудовищная трагедия в Кемерово унесла жизни десятков взрослых и детей. Многие из них погибли за считанные минуты… Произошедшее стало результатом жадности и преступной халатности владельцев ТЦ – здесь были нарушены элементарные правила безопасности. За последние годы произошло несколько случаев массовой гибели людей в общественных местах. «Хромая лошадь» в Перми (156 погибших), ТЦ «Адмирал» в Казани (17 погибших), ТЦ «Рио» в Москве (14 пострадавших). Но эта история ничему нас не учит. Мы ужаснемся, но завтра снова вернемся к обычной жизни», – говорится в заявлении. Конечно, вернёмся: ведь условия нашего существования власть и элита пока не собирается менять! Эти ТРЦ – только символы творящегося в стране: они и возведены не как на Западе, на окраинах мегаполисов или вообще на отдалении от них, а нагромождены на обломках советской промышленности, на фундаментах (в прямом и переносном смысле)  фабрик, заводов и даже – дикость! – дворцов спорта. Ничего не нужно – только покупай и развлекайся!

Опытный строитель Григорий Ресин говорит о губительности ТРЦ как профессионал: «Я в свое время вышел из состава градсовета Москвы, потому что мы там все время вынуждены были согласовывать торговые центры. Это очень специфический формат. Все поражаются тому, как можно было оставить такое количество детей без взрослых, почему учительница посадила класс в кино и пошла за покупками, почему родители оставили детей и т.д. Но это прямо предусмотрено форматом торгового центра. Там весь смысл в том, чтобы создать поток семейного посещения, потом разделить детей и родителей (комнаты анимации, кинотеатры, катки и т.д.), и отправить родителей пару часов ходить по торговой зоне, чтобы они не могли чего-нибудь не купить». Кстати, охранники докладывали, что в ТЦ кучкуется пьяная и обкуренная курганская молодёжь, но руководство запрещало вызывать милицию: «Они наши потенциальные посетители». Ресин продолжает дотошничать: «Там сталкиваются три разных протокола. Противопожарный требует максимальной скорости эвакуации и максимального количества выходов. Но протокол антитеррористической безопасности требует затруднения входа и проверки каждого входящего. А протокол охраны от воров требует затруднения выхода, замедления на выходе и возможности проверки. Отсюда лишние с точки зрения безопасности людей и товаров входы-выходы просто не могут не закрывать. Их закрывают везде. Для привлечения потока требуется постоянное обновление интерьера – нужно создать визуальное событие. Это бесконечный поток временных экспозиций, временных материалов, аттракционов, новой мебели, новых отделок. Они временные, поэтому дешевые, поэтому пожароопасные. И их нужно все время менять на новые для привлечения внимания. Плюс это тонны пожароопасной упаковки, мусора, в основном – пластика. Это склады с порохом, в которых людей как сельдей в бочке. Я вышел из градсовета Москвы, но большего сделать было нельзя – все архитекторы понимали, что это зло, но за этим злом стояли очень большие финансовые интересы, а в Москве так прямо олигархические. А людям эти центры нравились – до трагедии в Кемерово…».

Не знаю, что поменялось в сознании людей, но уверен:  в самом государстве сталкивается столько «протоколов», что о людях, их социальном и моральном облике думают в последнюю очередь – только о наживе. Вот последний пример из моей поездки в Петрозаводск. Увидел в историческом центре города, на месте бывшего Онежского завода, о котором я давно писал, немыслимо уродливое серое здание. Оказывается, без всяких обсуждений общественности в пойме Лососинки был сооружён огромный магазин «Магнит» на месте завода ещё петровских времён. Конечно, завод не украшал самый центр исторического города, но Петрозаводск с него начинался, он давал трактора и рабочие места – хоть как-то оправдывал своё местоположение, а вот как мог появиться гигант-уродец без окон и форм в лучшем месте просторного града? – загадка. Почему не исторический парк с остатками старых корпусов, пушками и мельницами? Вот где было бы раздолье для детишек и экскурсантов! Неужели лучше этот безликий корпус из металла с необъятным магазином? Я в него спустился по флотским скользким лестницам и еле нашёл дверь. Один съезд по дороге – а если что случится?

– Как такое могло произойти? – спросил у директора Национального музея Республики Карелия – Михаила Гольденберга?

Неутомимый краевед, преподаватель, державинофил  Михаила Леонидович, который провёл для гостей Фатьяновского фестиваля блестящую экскурсию,  сокрушенно вздохнул:

– А у нас, по-моему, должность главного архитектора и главного художника города – вообще убрали…

Оно и чувствуется! Но ведь и возведение немыслимого, ненужного для малолюдного города ТЦ тоже вызывает недоумение и показывает, что всю Россию превратили в торжище!

Напомню, что в любимой Путиным Германии, например, строительство в формате торговых центров запрещено ближе, чем в 10-15 км от города (в зависимости от размера города). В Италии все торговые моллы и аутлеты находятся вне городов, в чистом поле, а вот традиционный рынок в центре Флоренции – оставлен: колоритно, практично, безопасно. А в России крупных торговых центров того же формата, как в Кемерово – с детской секцией наверху, с кинотеатрами, катками, анимациями около шестисот. Чудовищно! Но дело не только в самих ТРЦ – они уродский символ того, что построено в России даже не по лекалам западного капитализма, а по самым чудовищным и античеловеческим меркам!

 

ПРЕСТУПНАЯ БЕЗДАРНОСТЬ СМИ

В сфере массовой информации мы, конечно, тоже следуем худшим западным моделям, отринув все советские наработки и достижения, – на ТВ один отечественный КВН остался и «Что? Где? Когда?» – остальное всё куплено по лицензии! Ванс Пакард – американский публицист и пиарщик известен двумя высказываниями: «Реклама есть искусство целиться в голову, чтобы попасть в карман» и афоризмом про современное ТВ: «Телереклама воспринимается лучше, когда она включается в плохую программу, поскольку хорошая программа отвлекает от рекламы». Второй урок наши теледеятели усвоили, как никто! Дело даже не в бездарности замшелого продюсера Константина Эрнста, а в принципиальных установках на «плохие программы».

Страшный и роковой пожар в «Зимней вишне» сорвал благоухающие воскресные итоговые и якобы «аналитические» выпуски. Верней, малость подпортил ликование и  триумф, потому что о трагедии сначала старались не говорить. Пожар в ТЦ "Зимняя вишня" начался в воскресенье 25 марта в 16 часов по местному времени (в Москве был ещё полдень). Однако в первые часы федеральные телеканалы упорно не замечали разворачивавшихся в трех с лишним тысячах километров от столицы событий. В их сетке преобладали традиционные для воскресного дня развлекательные телепрограммы. "Россия 24" разместила бегущую строку с информацией о ЧП. Вечером в итоговых выпусках новостей трех главных федеральных телеканалов ("Первый", Россия 1 и НТВ) вышли небольшие сюжеты о произошедшей трагедии, но главной темой выпуска они не стали – запланировали славицы и обещания.

Лишь спустя сутки после начала крупного пожара в торгово-развлекательном центре "Зимняя вишня" в Кемерово, где погибли более 60 человек, в том числе десятки детей, несколько федеральных телеканалов сообщили о намерении исключить из эфира развлекательные программы. «Не стали ломать победную верстку»,  – как выразился один циничный теледеятель. Например, первой темой итоговой программы Первого канала, "Воскресного времени", стало подведение итогов президентских выборов. Победе Владимира Путина на выборах 18 марта Фадеев со своим скрипучим голосом посвятил первую часть программы (более 20 минут эфирного времени из 83 минут общего хронометража). О трагедии в Кемерово на Первом канале сообщили в конце выпуска, уделив этому чуть менее 4 минут. Мол, нельзя сеять панику без тщательной проверки. Так можно было говорить только в ХХ веке, Константин Эрнст! Ведь официальные источники как раз и должны гасить панику, которая разливается по другим информационным каналам.

Страшная трагедия в Кемерово показала всю беспомощность не только надзорных служб, но и нашей журналистики. По телевизору ещё робко рассказывали о 5 погибших, в то время как кемеровские стримеры вели репортаж с прослушкой переговоров пожарных, запуском дрона и т.д. Один из общественных корреспондентов, например,  ведет ютуб-канал про рыбалку, но если бы не они, добровольные репортёры, нас бы долго  кормили рассказами о без вести пропавших. Целая армия федеральных журналистов показывала на бесчисленных трёп-шоу ролики с ютуба,  записи камеры.  Что делают собственные корреспонденты? Они просто берут интервью у раздавленных горем людей, у смятённых очевидцев, у испуганных ответственных лиц, если те соизволят ответить. Где оперативные расследования? Убийственные факты и детали? Где публицистический обличительный накал? Всё так взвешенно, в духе всероссийской стабильности… Да, это обнажающая трагедия, но зачем дожидаться безвинных детских жертв? Что, после трагедии в Перми с сожжёнными в «Хромой лошади» была  не ясна тема репортажей, насущных расследований? Или перестала блондинка Летучая ходить по ресторанам, перешла на НТВ, замолчала – и всё: кончились обличения? Бездарная информационная политика! Когда я работал на телеканале «Московия», у нас была прямая рубрика постоянная – SOS по письмам телезрителей. Сам не раз выезжал, снимал, комментировал, хоть вёл в основном песенно-поэтическую авторскую программу, но темперамент телепублициста звал.  А сегодня? Весь эфир заполнен развлекаловкой, политиканством и трепотнёй по поводу США, Украины, НАТО, ЕС. Да вы посмотрите, что под боком! Ровно неделю ликовали по поводу триумфа Путина, а под это дело уже подоходный налог решили поднять до 15%, а прогрессивный, общепринятый налог, как и налог на роскошь, – вообще похерили со вздохом облегчения – оппозиция проиграла…

Владимир Путин назвал причинами пожара в кемеровском торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» преступную халатность и разгильдяйство. И поручил председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину дать правовую оценку действиям должностных лиц, допустивших трагедию. «Без денег справку нельзя получить, а за деньги все, что угодно подпишут», – сбился на бытовизм господин Путин. Обмолвился мельком о главной причине: стабильность на фоне бесконтрольной коррупции, власти денег и антинародной уверенной политики!  А что, ТВ это было не известно? Да ведь и после трагедии – только интервью с плачущими людьми, поминальные митинги и службы, безбрежная трепотня с политологами и депутатами. Сами телезрители начали присылать убийственные видеоматериалы о нарушениях в ТЦ, о закрытых выходах, неработающих системах безопасности. Тогда и журналисты сподобились. Ну, все заплыли жиром благополучия и равнодушия. Артём Шейнин и другие начали искать врагов государства среди пранкеров на Украине. Да государство-то и его враги были и до Первого, и до Сергея Кириенко, отвечающего в АП за внутреннюю политику и СМИ, и даже, страшно молвить, до Владимира Путина. Весь вопрос – какое государство?!

В Кемерово нагрянуло 100 следователей, они докапываются до причин, ищут конкретных виновников от арендаторов до охранников. А надо было привести 100 журналистов и публицистов, не до конца развращённых системой, чтобы осознали, написали хоть с малой долей пафоса Александра Проханова, например: «Эти торговые центры являются современными церквами, по сравнению с которыми пятиглавые храмы кажутся робкими и почти ненужными. Ибо из этих пластмассовых церквей возносятся молитвы чудовищному божеству, что пришло править в Россию, чудовищной мамоне, чудовищному золотому тельцу, для которого боль, любовь, совесть, нежность, обожание являются пустыми словами. У этого божества есть множество жрецов. Эти жрецы – особого рода…». Их жалкие прислужники работают на ТВ.

Только что дети под Волоколамском отравились – цена чьих-то уворованных миллиардов. Теперь дети сгорели в Кемерово (как дед с ужасом представляю)… А человек, который зарабатывал на «Зимней вишне» сейчас в Австралии, где он постоянно проживает. Это миллиардер Денис Штенгелов, владелец «КДВ Групп», российский кондитерский король. Структура собственности «Зимней вишни» очень запутанная, через несколько юридических прокладок, но строился центр именно на его деньги, и он обязан был знать, что и как строится, как эксплуатируется. Или у нас так принято? – теракт в Домодедово, а собственника найти не могут. Пожар в «Зимней вишне», а собственника – не достанешь. И СМИ – не ведут расследования, Попов со Скобеевой на РТР начинали ярко, но тоже ударились в политику, в заграничные вояжи, повелись на лёгкую и выигрышную тематику. Проанализируйте, пригвоздите: премьер-министр призывает не кошмарить бизнес, а бизнес несёт кошмар не защищённым государством людям. А СМИ, особенно ТВ, – благодушествуют и всё вспоминают про пожар в Доме профсоюзов Одессы. Мы не меряемся жертвами, мы должны призвать каждого (даже непотопляемого Эрнста) выполнять профессиональный долг, а не бабки зашибать и в жюри КВН сидеть. Министр МЧС Пучков с перепугу назвал надзорные каникулы налоговыми. А президент Путин, придравшись к оговорке, ухватился и набросился в растерянности на Пучкова, потеряв самообладание. И ТВ, особенно Первый, – это обсасывал: мол, причём тут налоги? – безопасность должна быть! Каникулы… Но ясно, что речь шла о запрещении надзора для бизнеса. Какая-то ирреальность царит! Страшные кемеровские кадры, комментарии о гибели целыми семьями – огненный ад… И тут же, через секунду, на экране реклама:  "Наслаждайтесь светом"...  Как не свихнуться с таким ТВ? 

А сами представители власти? Чего стоит один вице-губернатор Цивилев (наследник Амана Тулеева, по идее!), который сначала обвинил потерявшего всю семью человека в желании попиариться на трагедии, а потом еще и встал на колени перед толпой. Сразу и не решишь, что из двух действий отвратительнее, но характерна убеждённость, что человек может быть чем-то недоволен лишь за деньги или ради пиара. Ну и на путинское прощение надежда чиновников – не умирает. Но в чём громадная ценность ТВ? – камеру не обманешь! Да, было видно, что Путин, вникнув, пришёл в ужас: что же построила отчаянно поддержавшая его Россия? Как оправдать детское доверие? Но главное: как исправлять не последствия конкретной трагедии, а принципы всего жизнеустройства России? Именно эти роковые, неподъёмные  вопросы повисают над вождём и охваченными неизбывным горем русскими просторами, на которые никак не приходит весна в отсветах пожаров!