Виктор СБИТНЕВ. А МОГЛО БЫТЬ СОВСЕМ ИНАЧЕ! Взгляд на российскую внешнюю политику из глубинки

Автор: Виктор СБИТНЕВ | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 258 | Дата: 2018-03-19 | Комментариев: 4

 

Виктор СБИТНЕВ

А МОГЛО БЫТЬ СОВСЕМ ИНАЧЕ!

Взгляд на российскую внешнюю политику из глубинки

 

Действительно, всего несколько лет назад мы, россияне, жили совсем иначе. Прежде всего, спокойней и оптимистичней, даже невзирая на приближающийся кризис. Многие из нас вдохновенно работали, забывая о «коварной Америке» и «непостоянной Европе», самозабвенно заботились о своих близких, вкалывали на дачах, ходили в лес и на рыбалку, бывали в кино, театре, читали и с полной отдачей вкладывались в приготовление супов и салатов. По телевизору, конечно, и тогда «несли» разное политическое непотребство, но большинство из нас понимало, что у всех этих аналитиков и президентов общественно-политических фондов и институтов своя свадьба, а у большинства простых россиян – своя. И тут вдруг повеяло, я бы сказал, каким-то искусственным насаждением этакого краснобайского патриотизма, словно большинство россиян вдруг утратили чувство родины, России, и вознамерились последовать примеру Родченкова или ещё чёрт знает кого.

 Ничего подобного, на самом деле, в российской провинции не наблюдалось. Если кто сладострастно и поглядывал на Запад, то это, по преимуществу, отдельные господа из столиц. Но псевдо-патриотические волны из Центра становились всё выше и приносились всё чаще. Я, как журналист, изучил каждый уголок своей области, её людей и могу с уверенностью сказать, что даже в самых медвежьих углах к президенту Путину до сих пор относятся вполне позитивно, практически не считаясь с усилением антипутинских настроений в Европе и США. То есть провинциалы абсолютно уверены, что не нуждается президент России в заискивании, высосанной из пальца комплиментарности, лицемерии, которые любому нормальному человеку, независимо от его статуса и социального положения, неприятны! Но господа из столицы не унимались. Комплименты буквально на глазах перерождались в холопство. В памяти всё чаще всплывало «золотое» время генсеков, а равно прикормленных фрезеровщиков, доярок, свинарок и иных «представителей» могучего советского народа, которые с трибун чуть ли ни на крови клялись в своей сыновней любви к «гению современности», пришепётывающему при дыхании, поскрипывающему при ходьбе и всё такое прочее… Нет, я привожу эту аналогию не ради того, чтобы кого-то конкретно уличить в неискренности, лести, подхалимстве (наверное, во власти без этого нельзя, потому честные люди туда и не стремятся), пусть живут и поступают так, как им велит совесть и диктует их воспитание. Я просто хочу понять причины тех резких перемен, которые произошли в статусе России на международном уровне.

Итак, всё началось, кажется, с Украины. Сначала начали постреливать в Донецке и Луганске, а затем появилась больная тема Крыма. Обе эти проблемы были «решены» без фантазии, в духе СССР: одним – российских спецов и оружия, а других, при помощи «вежливых зелёных человечков», – в состав РФ. Хорошо, что хоть в Одессе, Николаеве и Харькове обошлись малой кровью, а ведь они тоже очевидно хотели последовать примеру Крыма. Да и не только они. Я искренне жалею жителей юго-востока Украины, русских по духу, да и по крови, я всегда помнил и помню о том, что Крым – это русская земля ещё со времён матушки Екатерины и светлейшего Потёмкина. Но!!! Я помню также и о том, что дипломатия – это «искусство возможного». Разумеется, всё то, что произошло выше – возможно! Но только при помощи искусства. А его-то как раз нашему руководству и не хватило, что привело к целому ряду дипломатических ляпов, в свою очередь, повлекших экономические санкции и политическую изоляцию со стороны тех, с которыми мы ещё вчера дружили, торговали и строили грандиозные планы на совместное будущее. Ну, не будем лукавить, не стали Китай с Индией равноценным замещением европейскому сообществу, США, Канаде и прочим.

Спрашивается, как следовало поступать? Разумно, то есть, прежде всего, считаясь с международными документами о территориальной целостности. Ведь проблемы в Крыму начались ещё в 90-е годы прошлого века, после того, как встретились в Белой Веже сами знаете кто. И проблемы эти, несомненно, отслеживались нашими ФСБ, ГРУ и иными прекрасно оснащёнными внешнеполитическими ведомствами. Полагаю, что с приходом Путина (кстати, он в девяностые весьма эффективно руководил ФСБ) по Крыму был разработан кое-какой план. Вот только какой? С моей точки зрения, проблему следовало решать, прежде всего, экономически. Украина продолжала слабеть, а Россия, наоборот, постепенно, так сказать, приходила в норму. Именно, полагаясь, прежде всего на экономические инструменты, следовало налаживать на полуострове пророссийскую политику. Конечно, чтобы делать это эффективно, было необходимо, чтоб в самой Украине правила дружественная России власть. И, наверное, надо было, упрощённо говоря, способствовать утверждению во главе соседнего государства не воровавшего шапки Януковича, а действительно «близкого по духу человека», порядочного, смелого, надёжного. Разве мы не знали о ситуации во Львове и Волыни? Разве не имели сведений о том, что в Польше и странах Балтии готовятся боевые соединения западно-украинской молодёжи, которые в подходящий момент будут введены в дело? Именно здесь должны были сработать наши разведка и контрразведка, наши Штирлицы и Зорге, наши блестящие последователи Грибоедова и Горчакова. Дипломатия. Почему-то не сработали. Но даже при Януковиче (его, заметьте, Путин спас фактически от физического уничтожения!) можно было укрепить в разы(!) наше экономическое присутствие в Крыму, как в своё время поступил Китай в отношении Гонконга (относительно недавно Англия была вынуждена добровольно передать его Поднебесной). Необходимо было реализовывать в Крыму различные инвестиционные проекты: строить дома отдыха, пансионаты, турбазы, спортивные комплексы, налаживать производство вина, варений и компотов, возводить мосты, укреплять дороги, преображать всю крымскую инфраструктуру. А, как известно, вместе с технологиями и инвестициями к инвестируемым приходят и взгляды, и мысли, и идеи инвестирующих. Да, на это ушло бы куда больше времени, чем на подготовку крымского референдума, но оно того стоит! Россия бы продолжала развиваться в прежнем ритме, расходуя бюджетные деньги на преумножение высокотехнологичного производства, культуру и медицину, а не на танки и самолёты, на красивые круизные лайнеры, а не на атомные подводные лодки. Человек рождён для счастья, как птица для полёта! И подавляющее число россиян понимают счастье примерно одинаково: прежде всего, это мир и воля, то есть возможность реализовывать себя и в труде-творчестве, и в личной жизни, то есть в семье и на отдыхе. И, наверное, только последние отморозки идентифицируют счастье с войной, с убийством людей, с насилием во всех его проявлениях. И в аккурат это мы и имеем сегодня, в первую очередь!

Спорной мне представляется и мысль о том, что мы должны были начать бомбёжки в Сирии, дабы уничтожить боевиков в их логове. Мир уже неоднократно убеждался в том, что одними самолётами войны не выиграть. Афганистан и Чечня, казалось бы, убедили нас в том, что, легко начав войну, её очень трудно закончить. И неизбежно война приводит к необратимым потерям, а главное – к роковым неожиданностям. В сущности, её, войну, невозможно просчитать! Хотя теракты в местах локального скопления людей (в тех же самолётах) предвидеть нетрудно. Пока только несколько самолётов и вертолётов, но что будет дальше? Ведь ИГИЛ – это целое широко разветвлённое террористическое государство, уже не ограниченное территорией! Нет, зачем надо было дразнить гусей? Ведь любые теракты – это, чаще всего, отчаянный ответ на какие-либо агрессивные внешнеполитические действия более сильного, авторитетного государства, граждане которого долгие годы привыкли жить в мире. Лично я стал куда сильнее бояться и переживать за жизнь своих родных и близких, за наш хрупкий, с таким трудом и потерями доставшийся нам покой. Вот мы тратим огромные ресурсы на общую борьбу с терроризмом, и, казалось бы, весь цивилизованный мир должен нас за это благодарить и, наверное, даже помогать нам в этом? И что мы видим на деле? Западная пресса критикует нас за убийства. Мы пытаемся доказать, что мы не убиваем мирных жителей, а бомбим только ИГИЛ. Но, согласитесь, любая война – убийство. Да и не живут террористы в безлюдных пустынях. Им ведь тоже надо пить и есть, продолжать свой род, отдыхать, восстанавливаться после боёв. И потом, современный мир, особенно восточный, чрезвычайно сложен, плотен, сжат – в нём нередко чёрное перетекает в белое, и наоборот. В нём порой с автоматом не разберёшься – в кого стрелять, а тут… сыплют огромной силы бомбы с заоблачных высот. По самым свежим данным разведки, там стояли формирования террористов, а через час-другой их там уже нет. Может такое быть? По-моему, вполне. Хотя, разумеется, западная пресса ведёт себя дерзко, тенденциозно. Чего стоит вопрос одной журналистки нашему президенту: с какой целью Россия размещает в Сирии «установки залпового огня»? Оговорка? Не думаю. Журналисты такого уровня прекрасно, с лёту отличают оружие ПВО – в данном случае установки «С-400»» от систем типа «Град», «Ураган» и т.п. Они и выглядят иначе, и стволы их направлены по-разному: одни – под углом 30-45 градусов, а другие – почти вертикально, с ориентиром на воздушные цели.

Зачем я об этом пишу? С одной единственной целью: не хочу повторения совершённых ошибок. Нам в провинции и так живётся весьма и весьма «нехлебно», а тут ещё непрекращающаяся война, которая съедает миллиарды рублей, столь необходимых для налаживания жизни в центре и на северо-востоке России. Может, не стоило ввязываться в очередной конфликт? Тогда, скорее всего, не падали бы наши гражданские самолёты, и «наши» игиловцы с Кавказа и из Средней Азии, которые якобы возвращаются с тем, чтобы нас тут всех убивать, не стали бы этого делать? Да, нельзя заигрывать с террористами, с экстремистами, с фашистами. А гусей дразнить можно? Уместно ли, обоснованно ли давать им повод для очередных массовых убийств? Ведь человеческая жизнь, и не только царей, королей и президентов, бесценна и неповторима! И, видимо, прежде чем посылать бомбить «на дальних подступах», следует скрупулёзно просчитать – а какова будет отдача?

Кострома