Исраэль ШАМИР. ХАОС ВОЗВРАЩЁННЫЙ. О романе Александры Петровой «Аппендикс»

Автор: Исраэль ШАМИР | Рубрика: РЕЦЕНЗИЯ | Просмотров: 322 | Дата: 2018-03-09 | Комментариев: 0

 

Исраэль ШАМИР

ХАОС ВОЗВРАЩЁННЫЙ

О романе Александры Петровой «Аппендикс»

 

Мы думали, что достигли дна, и тут снизу постучали. Роман «Аппендикс» – это даже не новый «На дне», это о том, что находится ниже дна. Первый роман ленинградской поэтессы Саши Петровой – огромный, полифоничный, мощный, неожиданно зрелый, подлинный роман 21 века – о жизни маргинальных людей в Риме, захваченном варварами, – превращается в рассказ о судьбе планеты. В Рим стекаются бурные человеческие потоки – из Африки, из Латинской Америки, из Восточной Европы. Их родные страны разорены восторжествовавшим неолиберализмом, обездоленные рвутся в Европу – она им представляется уцелевшим оазисом порядка, покоя, благосостояния. Но там для них нет места в обществе – только на его полях. И снова, как в шестом веке, лишние люди, выброшенные из разрушенных социумов, наполняют Рим. Лишенные документов, без всякой опоры, они пытаются выжить, заполняют катакомбы, живут в строительных котлованах, работают за гроши, и умирают тут же, и находят себе неглубокую могилу на стройке или в овраге.

Героиня-рассказчица живет среди них, делит с ними их бомжеватый быт, слышит их рассказы и доносит их до нас. Вот Амастан, бербер из Марокко, который «сжег свои документы и свое прошлое, перед тем, как сесть в рыбачью лодку». После короткой интермедии в лагере беженцев на острове Лампедуза он оказывается в Риме, но стремится дальше на север. Путь кошмарен – «Хадиру повело в Ливии, ему сломали только два ребра». С ними идет вся Африка – «из Гамбии, Ганы, Либерии, плавающая в старых тазах по морям, пересекающая пустыни в набитых грузовиках и внедорожниках». Но недолгим оказался путь Амастана. Его заваливает обвалившаяся стена в котловане, и его тут же хоронят, на дне ямы, засыпав известкой.

А вот румын, или румынский цыган, Флорин, который выступает перед завсегдатаями римского кафе с апологией своих товарищей-мигрантов. Он рассказывает, что итальянцы колонизовали его Румынию-после-Чаушеску, и сейчас румыны работают за гроши на итальянских фабриках, шьют одежду, которую будут потом продавать по европейским ценам – а им платить африканские зарплаты.

Мудрый итальянский старик отвечает ему: «Кому-то может показаться, что мир распадается и страны рушатся под натиском иммиграции. Однако, если мир лопнет, это произойдет скорее от двух-трех раздувшихся мировых кошельков. В них накопится столько денег, что они закроют солнце, и земля станет холодной».

Рассказ-воспоминание о детстве Флорина в цыганской общине невероятно колоритен, как, впрочем, колоритны и рассказы о юности трансвестита Лавинии среди мулатов Бразилии, рассказы черных женщин Африки, проституток обоего пола, да и итальянцев, оказавшихся на дне – таких, как Вал, сын коммуниста-партизана, который был связан с «Красными бригадами».

Отдельный слой книги – это предпубертатное детство рассказчицы в Ленинграде.

Отношение рассказчицы и автора к своим героям – человеческое. Она им сочувствует, но не идеализирует, и конечно, не демонизирует. В книге есть все то, чего нет в рассказах о злобных мусульманах, завоевывающих Европу, которые пока торжествуют в русской словесности на эту тему. По-разному можно относиться к чужому и чужим – но мало кому удается написать так, как написала Саша Петрова.

Итак, книга не о Риме, но о планете Земля, и о Европе после вторжения. Эту книгу обязательно прочтите – получите удовольствие, а это немало.