Андрей ГОЛОТА. ВСЁ КАЖЕТСЯ, РАСТАЕТ ОСТРЫЙ ЛЁД... Стихи

Автор: Андрей ГОЛОТА | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 381 | Дата: 2018-03-04 | Комментариев: 2

 

Андрей ГОЛОТА

ВСЁ КАЖЕТСЯ, РАСТАЕТ ОСТРЫЙ ЛЁД…

 

ПО ДОРОГЕ В НЕБЕСА
Меня опять подводят тормоза,
А впереди крутые повороты...
И от ветров слипаются глаза,
Но за меня молиться будет кто-то...
Когда внутри сцепление ревёт,
И за спиной лишь прошлого осколки,
Мотор в огне отчаянно поёт,
А голос, как струна – тугой и тонкий...
Во мне опять заезженный мотив,
И колея мозольная и злая…
Кто скажет мне: мы падаем… летим?..
Начало ли... конец… Ответит кто… Кто знает...

 

МОЛЧАНИЕ
Молчание… Только
душа от пощёчин горит…
Молчание… Громко
само за себя говорит.
Молчание... Словно
песок из песочных часов.
Молчание – крепкий,
чугунный, тяжёлый засов.
Молчание – омут
немой и не знающий дна.
Молчание – воин,
но как же нелепа война…
Молчание… Снова
приходит победа – беда.
Молчание – пропасть,
погасшая в небе звезда…
Молчание... Стисну
до боли слова на губах...
Молчание с кровью
уходит... За ним только страх…
Молчание терпит
удары и грязную ложь.
Молчание в сердце
вонзает зазубренный нож…
Молчание... Белый
разорван с усмешкою флаг...
Молчание… Кто ты?!. 
Не друг, не любимый, не враг!..


В МЕТЕЛИ
Метель… Метель… Одна дорога к храму…
Назад нельзя… Есть точка невозврата…
Туда всегда не поздно и не рано.
Не важно всё… Находки и утраты…

Метель. Метель. Крещенские морозы.
Тепло в груди. Никола согревает.
Вот я и здесь. Не рано и не поздно.
Метель. Метель безжалостно стегает.

"Садись скорей!". Услышал за спиною.
"Замерзнешь, друг…". И ангел в мерседесе

Открыл мне дверь. Дохнуло вдруг весною.
"Успели мы!". Звучало доброй вестью.

 

* * *
Я радист, прикованный к эфиру,
Я молчанье слушаю твоё...
Так трава, прислушиваясь к Миру,
На рассвете день грядущий пьёт.
Каждый выдох впитываю жадно,
Воздухом одним дышу с тобой…
Тишина туга и беспощадна.
Окрестили мы её судьбой.
Ожиданье бьёт в виски морзянкой,
Утлый челн потерян в шторме дней.
Одиноко здесь душе и зябко,
Тишина врезается больней.

 

* * *
Не опозорить словом белый лист,
По девственности дёгтем не размазать
В затменье злобы чёрный свой каприз…
Есть запах и у самой малой фразы.
Не опозорить жизнью белый свет,
Предательством по другу не ударить,
Снимая корку с раны словом "нет",
Когда судьба последний шанс подарит.
Не опозорить звуком тишину,
Её пред всеми грубо обнажая,
Сорвав покровов тонких пелену,
За ней потаена душа живая.
Всё это не великие дела,
Но как же в малом мы не преуспели!
Вопьётся ночью совесть, как игла,
Оставленная вечером в постели.

 

ОФЕЛИЯ

Офелия, зачем ты так любила…

И сорок тысяч братьев так не смогут.

Устала быть доверчивой и милой,

Мечты и тайны открывая Богу.

И Дания особенно пустынна,

Подобна келье тихой монастырской.

Зачем ты боль отчаянно впустила...

Судьба обманет, тает номер в списке.

Была любовь, вскрывая страсть, как рану,

А сердце стало камнем Эльсинора.

Офелия, зачем вот так, до края...

Он так спешит... Он рядом будет скоро…

 

СКЕРЦО

Вы хотели?.. Так вот вам кудели,
Чистый хлопок, да инея нити,
С перевалов ветра прилетели,
Лес на синей эмали финифтью.
Расскажи мне, полуденный мастер,
Где берёшь серебро с фианитом,
И какою неведомой властью
Зеркала на озёрах отлиты...
Кузнецы разжигают рассветы,
Добела раскаляя в горниле,
Распуская над миром розетту.
Скрипки пели, басы говорили...
Хрустнет ветка... Промёрзшее скерцо
Тихо ляжет туманом на слово.
Просто шутка. Захлопнется дверца,
И откроется только весною.

 

* * *

Так полюбил однажды сны,
Листая книгу с продолженьем,
Касаясь в январе весны,
И разрывая круг движенья.
А утром лёг на землю снег,
Подобно простыни крахмальной,
Как в детстве сон под сенью век,
А снег летел, летел не тая...
Теперь так часто ночи жду,
Как гостью позднюю встречаю,
И погружаюсь в ворожбу
В бессоннице над горьким чаем.

 

* * *

Заучиваю лица наизусть

И, голоса мелодию услышав,

Хочу запомнить, и забыть боюсь,

Покорно жду, когда она задышит.


Разучиваю ритм и звук сердец,

Чтоб по шагам родных узнать в тумане.

Пусть боль придёт, но ляжет, как венец,

Пусть будет так, но только без обмана.


Когда деревья, люди и дома

Большими были... В радости, в печали...

Но есть река, а небо в ней без дна,

И волн движенье, и покой причала.

 

Судьбу, как ветку хрупкую, сломать

Всегда боюсь в холодное ненастье.

Заучиваю души по слогам,

Внимая гласным звукам и согласным.

 

* * *

Когда давно истлели дневники,
Когда уже ни слова, ни руки....

Но память только – тёплая зола.
Она и в годы тёмные светла.

А есть ещё высокая звезда.
Она сгорит, и светом тьме воздав

За этот крик в бездонной пустоте,
Приблизит нас к ревущей высоте.

Оттуда, где рождаются стихи,
Слова – лишь лепестки к губам сухим.

Приникнув, оживают от тепла.
А что звезда... Она всегда дотла.

 

МОЕМУ АНГЕЛУ

В суетливости, суесловье
Я не сломлен и не устал.
Ты однажды вошёл с весною,
Жизнь читая мою с листа.

Ты, наверное, всё такой же,
И нисколько не повзрослел.
Как и прежде душа без кожи, 
Ну а я, как с мороза слеп.

Но распахнуты во Спасенье
Те незримые два крыла
На дороге моей осенней,
И ладонь на плечо легла...

 

* * *

Какой по счёту Рим...
И кто сочтёт победы, пораженья...
А жизнь – война,
И мир непримирим.

И память лишь трофей,
Она лежит в безвременье до срока,
Как рудимент,
Чтоб стать ещё живей.

Какой по счёту мир…
Кумиров сонм, что создали беспечно,
Врезаем в сталь,
И ныне сталь кумир.

 

* * *

Ложечка в стакане на китайском:
"Синь, дзынь, минь...".
За окном простор по-Левитански,
Свет над ним...
Проплывут вокзалы, полустанки
В суете.
Воробьиной стайкой зимний вечер 
Пролетел.
Мимо, мимо станции-планеты
За спиной,
И согласно купленным билетам
За весной.
Под фанфары рельс обледенелых,
Трубный глас,
Подпеваю тихо, неумело:
"Три, два, раз...".

 

* * *

Вот Гоголь у голодного камина...
А верно говорили: Не горят!..
Но души, души... вереницей длинной
Идут по углям, выстроившись в ряд.
Горит огонь... Лишь грудь болит нещадно,
А голос так настойчиво зовёт,
И что-то шепчет жарко на прощанье,
Всё кажется, растает острый лёд.
Есть строки-птицы чёрные на белом.
Пора идти... Вот странный стук в ночи...
То сердце, что ещё не догорело,
И в тон огню доверчиво звучит.

 

ПЕСНЯ ВЕТРА

Я ветер...
Я тысячерук, многолик, многогласен..
Огонь и вода
В неизменном со мною согласье.
Я ветер,
И мне всё доступно под небом бескрайним…
Как вепрь
Я дик... Кто сочтёт бесконечные раны
На теле
Земли – ненадёжного, бренного мира.
Я ветер…
Я звук, словно тысячеструнная лира.
Я вектор
Мечты. Только предощущенье полёта...
Я вето
На страх. В бесконечность сквозящая нота...
И нет мне
Конца. Безначальностью я окольцован.
Я ветер...
Я след в предрассветности,  свет невесомый…