Иван МАШИН. ВДРУГ ВЫСВЕТИТ ДУША ЖИВА… Другу Юрию Харламову посвящается

Автор: Иван МАШИН | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 253 | Дата: 2018-02-28 | Комментариев: 0

 

Иван МАШИН

ВДРУГ ВЫСВЕТИТ ДУША ЖИВА…

Другу Юрию Харламову посвящается

 

                           О Постум, Постум!

                           Уносятся годы проворным бегом...

                                                                             Катулл

 

* * *

Четвертый день свистит в субтропиках бора

(замахивают к нам новороссийские ветра);

в разброде нереиды, а волна

то встанет до небес, то упадет до дна...

Для Посейдона – головная боль.

Всяк по себе!.. Давно уже такого

не видел бог морей. Чуть упустил контроль,

и беспорядок воцарился снова.

Не ведаю, виновен ли бора,

но вспомнил я тебя, мой друг,

и загрустил вчера.

 

* * *

В тот час от Сочи до Стамбула

безумно море ударяло в бубен,

и красил багрецом холодным

вершины скал рассвет;

взгрустнув, я к морю вышел

(как по веленью свыше)

и на песке прибоя написал:

«Привет, мой друг, привет»!..

 

* * *

Но, словно бы назло мне – вот беда! –

волна мои слова слизала вскоре

и унесла их с клинописью чаек – без следа

в кипящие глубины моря.

Ну что ж, утешил я себя: таков удел

всего, написанного нами;

увы, всю славу и труды людей

может слизнуть и унести

                   во мглу времен цунами.

И снова будет реять над водами Дух...

Прости за элегичный тон, далекий друг.

 

* * *

Ты пишешь: приболел, прихватывает сердце,

не унывай: я вышлю трав лекарственный пакет.

А вот от одиночества нам никуда не деться,

и от безденежья у нас рецептов нет

С оркестром, друже, нас не похоронят,

Скопить бы на обол Харону...

 

* * *

Проклятые вопросы века:

Ты веришь в жизнь?

Ты веришь в человека?

И одолимо ль в этом мире зло?

Ты чуешь, друг, куда нас занесло?

Ведь есть все основанья для сомнений:

Земля в смирительной рубашке лжи,

кругом раздор, террор –

бессилен гений,

где выход, Боже, подскажи!

Такое Гамлету, я думаю, не снилось...

Что значит: «Быть или не быть»?

Для одного. Ну, сделай милость –

не будь, коль не желаешь жить.

Мы ж ладим домик на песке,

а Мир висит на волоске...

 

* * *

Судьба, как женщина, всегда права.

И, кажется, мой друг, мы жили под проценты,

а вот теперь скатились с круга к Центру,

где ни движенья и ни денег, но –

                                                   Душа жива!

Смекни, тут не причем Москва,

не о столице речь – о самом Главном Центре,

где из несчастья жемчугом бесценным

вдруг высветит Душа жива...

Пусть разметало нас, как ветром семя,

беспалое предательское время...

 

* * *

«Земную жизнь пройдя до половины»,

отринув прошлое, став с будущим врагами,

мы ощутили вдруг себя на льдинах,

что разъезжаются под нашими ногами.

Как скоротечны дни!..

                                      Смятение и боль

в душе. Но с этой болью примириться нужно.

Проходит молодость, скудеет и любовь.

Но нерушима наша дружба.

Время – трагедия,

                           мой друг, memento mori;

Трещат агавы, и рокочет море.

 

* * *

Люблю я бешеный языческий разгул

седых довременных валов,

                   как дикий зверь ревущих,

отчаянно на приступ скал идущих, –

О эта ярость их! И гром,

                                  и блеск, и гул!

Несутся среброногих нереид стада,

из дышащих глубин сирены воют...

Но море очищается – растет гряда

из мусора на полосе прибоя.

И верится: вот так же вскоре

очистится страна, как штормовое море.

Ну, будь, мой друг, не хмурься понапрасну,

храни тебя Господь, твори и здравствуй!

 

Но уже растекалось по Украине безумие инспирированного Западом майдана, уже бомбили, осыпали смертным «градом» родной город моего друга, Юрия Харламова, Луганск, где он родился, вырос, где начинал писать чудесные сказки для детей, за которые, к слову, получил премию имени поэта «пушкинского призыва» Петра Ершова… Друг ответил мне стихами:

 

Юрий ХАРЛАМОВ

ГЕФСИМАНСКИЙ ПОЦЕЛУЙ

Родная ненько, Украина-мати,

Живая плоть растерзанной Руси!

Окно в окно глядятся наши хаты,

Так что ж засобиралась ты до НАТО,

Ни у кого совета не спросив?

 

Мы вместе супостата отражали,

Одна у нас судьба, мольба и боль.

Не буквами, а кровью на скрижалях

Завещано нам быть одной державой –

Куда ж девалась братская любовь?

 

Где Сагайдачный твой? Богдан Хмельницкий?

Где многомудрый, зоркий Ярослав?

Какому Богу надо нам молиться,

Чтоб он велел им среди нас явиться

И вразумить нас, распри все поправ?

 

Не разделить нам Гоголя с Тарасом,

Ни славу севастопольских знамен,

Оставим же все золото Мидасу,

И, оседлав крылатого Пегаса,

Возвысим лирой золото ИМЁН!

 

А в Беловежской пуще (зло откуда)

Пора нам кол осиновый вогнать:

«На этом месте царь Борис-иуда

Поцеловал в уста Россию-мать…».

 

И Лукашенко на правленье звать!

 

Но гражданская война на Украине набирала обороты. И доброе большое сердце кристального душой моего друга не выдержало. Он умер. Царство тебе Небесное, Юра. До встречи …

 




Прикрепленные изображения