Дмитрий СОСНОВ. МОЁ ПАРТИЗАНСТВО. Стихи

Автор: Дмитрий СОСНОВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 216 | Дата: 2018-02-25 | Комментариев: 2

 

Дмитрий СОСНОВ

МОЁ ПАРТИЗАНСТВО

 

* * *

Моё партизанство – особого свойства:

Не верю, что кровопролитье – геройство,

А ратую за суверенность души:

Она без неё – зауряднейший «пшик».

 

Основы свои создавал много дней.

Чем дальше живу – тем трудней и трудней

Отстаивать мне дорогие права

На честь и любовь. Потускнели слова?

 

Ещё бы! Господствует нынче у нас

Продажа себя целиком – напоказ…

 

Довольно – вернусь к партизанству опять:

Я словом стрелял, буду дальше стрелять,

Чтоб бесовы силы не смели топить

Того, что бессмертно я буду любить –

Мою суверенную зону души,

Ведь я – человек, а не рыночный «пшик»!

 

* * *

Берёзы с тополями – плюс и минус,

Природы русской Альфа и Омега.

Коснусь коры рукой, забыв кручину…

Проснись, природа, в сердце человека!

 

Душа, как трансформатор в перегрузке,

Гудит… Но размышляю вновь о Боге,

Чтоб в царство Духа вход упруго-узкий

Открыть ещё хотя бы для немногих.

 

И всякий раз, когда тиски событий

Сжимают сердце выше всякой меры,

В аллею эту поспешаю выйти,

Чтоб укрепить устойчивую веру.

 

Ногами в снег. И в небо – головою.

Рука налево и рука направо.

Я просто – крест. Меж небом и землёю

Мне быть связным досталась честь и слава.

 

Когда издать готово тело вопль,

Какой всегда сопровождают слёзы,

Их боль и горечь принимает тополь,

А мощь любви дарует мне берёза.

 

* * *

Поэзия приходит невзначай,

Как будто позабытая подруга,

Мешая пить вечерний крепкий чай,

Срывая нас с наезженного круга,

Мешая спать и телевизор есть

До боли любопытными глазами…

Но как приятно утром перечесть

Всё то, что ночью сотворили сами!

 

* * *

Мне в «высшем свете» так темно

От чопорности глупой.

Здесь каждый на другом пятно

Рассмотрит, как под лупой.

 

«Ах, ах! Да он такой-сякой!» –

Любимая беседа…

Как трудно быть самим собой

Под взорами соседа!

 

И так – всегда! И так – везде!

Но чем сей трёп кончают?

Премило подойдут к тебе

И приглашают… к чаю.

 

* * *

              Не желающему говорить с деревьями

Прочистите уши,

Мой старший коллега,

Чтоб слышать дыхание

Первого снега.

 

Прочистите сердце,

Крутой литначальник,

Чтоб слышать берёз

О России печали.

 

Заставить деревья,

Вы правы, – «Не можно»,

Но, кажется, здесь

Затаилась оплошность.

 

Вы просто, оглохший на сердце и ухо,

Не терпите всех с неиспорченным слухом.

 

* * *

                                                     А.

Распусти, дорогая, волосы,

Ты же любишь и волю, и ветер.

Пусть на плечи нежности полосы

Упадут. И да будет светел

Этот миг предпоследнего дня,

Уходящего в вечность лета.

Дорогая, ты слышишь меня?

Этот миг –  светоносная мета

На моём тернистом пути,

А не просто хорошая тема.

Ты сумела меня увести

Из кошмарного душного плена

Никчемушных и глупых тревог,

Беспокойств и пустого волненья.

И да будет славиться Бог

Каждый день за твоё сотворенье.

 

ОТДЕЛЕНИЕ ХИРУРГИИ

Всё стерильно. Перчатки тугие

Точных пальцев с готовностью ждут.

Отделение хирургии –

Между жизнью и смертью редут.

 

Если в позднее время ознобом

Душу вдруг обожжёт без причин,

Я пойму, что в сраженье суровом

Пальцы сестринские – в ночи.

 

…И в своём кабинете, далёком

От кровавой передовой,

Вижу сердцем незримое оком:

Будто рядом дежурю с тобой.

 

* * *

Может, я сумасбродный слишком,

Но задумка моя проста –

Хочешь, сделаюсь серою мышкой

Для любимейшего кота?

 

То-то будет погоня славная,

Несусветнейший тарарам!

Пусть соседи сбегутся! Главное –

Было б радостно грустным глазам.

 

Затаившись в трубе водостока,

Буду слушать тревожную тишь.

Как смешно, как смешно и жестоко

Мне сыграть обречённую мышь.

 

* * *

Под Новый год желанье быть любимым

Рвёт сердце, точно коготь ястребиный –

Ему попавшуюся перепёлку.

Вот если бы, как в детстве, да под ёлкой

Найти письмо с признанием! Поверьте,

Возможно это. Только – нет, конверта

Такого в праздник мне не обнаружить –

Другим придётся согревать мне душу...

 

Под звон фужеров буду я желать

Друзьям сильней меня в любви сиять!

Быть может, отблеск этого сиянья

Когда-нибудь, влетев в моё желанье,

Ему поможет сбыться. А пока

К любви грядущей вновь летит строка!

 

* * *

В женщине есть «изюминка»,

В женщине есть «своинка».

В тебе они сочетаются,

Словно слова в строке:

 

Женственность с дерзновенностью,

Светскость и тут же – домашность,

Так же, как с этой осенью

Часто – погода весны!

 

Храни же, Господь, в возлюбленной.

Две равнозначные линии,

Что могут сделать единой

Судьбы – мою с твоей.

 

ЦВЕТОЧНЫЙ ГОРОСКОП

По гороскопу ты – чертополох,

А я и вовсе – просто одуванчик.

Но выбор этих символов – неплох,

И потому, хоть я «большой уж мальчик»,

 

По-детски рад: растение твоё

Живучее весьма. Моё – тем паче…

Чертополох уверенней растёт,

Коль рядом золотится одуванчик!

 

* * *

Братишка Тютчева читает,

Не глядя в книжку. Наизусть.

Куда-то сразу пропадают

Гнетущих дней тоска и грусть.

«Всё вторит весело громам», –

За ним негромко повторяю.

А после тише добавляю:

«Громам весны,

А не войны».

 

* * *

…А может быть, зря издевались

Над старым Акелой,

Промахнувшимся в последнем прыжке

За оленем?

Похоже, старик просто

Понял до конца

Принцип:

«Все мы – одной крови»?..

 

БАННОЕ

                              Моему отцу

Веник свежий, берёзовый –

Постарался отец!

И тоска горько-слёзная

Отошла, наконец.

 

Дух берёзы – целительный!

Дух берёзы – святой!

Бани русской ценители

Солидарны со мной.

 

И приятно потом уже

Посидеть, покурить.

И о чём-то достойнейшем

Не спеша говорить.

 

Хорошо, что случаются

Дни такие порой.

Можно сильно отчаяться

В суете городской.

 

Ну, а баня в деревне-то

Помогает всегда

Сделать снова напевнее

Поэтический дар.

 

…Веник свежий, берёзовый –

Благодать, благодать!…

Невозможно здесь прозою

Говорить и писать.

 

БАЙКЕРСКОЕ

Мы любим ветер и моторов рёв –

Как пелось в песне – он для нас, как музыка.

Моторы могут говорить без слов,

А скорость – наша преданная муза, и

 

Мы мчимся в ночь, и выхлопов стрельба

Сопровождает всех нас по дороге.

У каждого – бензина полный бак,

И каждого ждут дома на пороге.

 

Но – дом далече! Крёстный президент –

Его зовут Мишаня-Терминатор –

Всегда в «косуху» чёрную одет,

Сказал: «О «предках» здесь не вспоминайте!».

 

И мы опять по городу летим,

И свет от фар дрожит в дорожных лужах.

Нам девушки – «Счастливого пути!» –

Кричат, а ДПС впадает в ужас,

 

Заслышав рёв моторов наших всех,

А в клубе нашем – байкеров немало…

…Мы после в гаражах за наш успех

Поднимем с пивом тёмные бокалы!

 

ПОЭТЫ

Цена дарованья – отнюдь не смешная.

Цена дарования – радости в скорби.

Не вижу я, где ты, толпища большая

Желающих стать стихотворцами вскоре?

 

Приходим в восторг и в глухое отчаянье,

Но входим в историю так же обычно,

Как бабки ворчливые – в лавку за чаем

Заходят, на цены любые набычась.

 

И любим смертельно, хоть право бессмертья

Всевышний дает после первых же строчек.

Но мы – в гениальных – запас на столетье

Вернем Всетворцу просто так – между прочим.

 

Напьёмся до скорби, земное познавши,

А утром, в молитве достигнувши неба,

Там ангелам скажем: «Ребята! Знай наших –

Кто здесь, воплотившись, пока ещё не был!».

 

Молиться в канаве да в комнате тесной

Сложнее, чем в храме, страшнее, чем в небе,

Когда и родня, и хмельная окрестность,

Как Бах – на органе, играют на нервах.

 

Но всех, кто сумел сдать жестокий экзамен

Хотя бы с оценкою вроде «пять с минусом»,

Читатель и критик, стреляя глазами,

«Глотать» с безусловною радостью ринутся!

 

* * *

                             …Лирический магнетизм поэта –

                              Вечно проклятая воля его.

                                                            Илья Сельвинский

Я – гений скандалов дурдомского света,

Но, все претерпев, я скажу: «Ничего!».

Лирический бандитизм поэта –

Вечно проклятая доля его!