Геннадий ВЕРЕЩАГИН. ЗАБЫВ О КРОВИ И СВЯТОМ... Стихи

Автор: Геннадий ВЕРЕЩАГИН | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 69 | Дата: 2018-02-20 | Комментариев: 0

 

Геннадий ВЕРЕЩАГИН

ЗАБЫВ О КРОВИ И СВЯТОМ…

 

* * *

«Конструктор мира» гайки закрутил,

Но люди их ослабили для блуда,

Поставив над собою тех кутил,

Среди которых – счетовод-Иуда.

 

И понеслось, и всё пошло вразнос,

В елей подмешивали половину гноя!

И медлил с возвращением Христос:

Кому встречать, кому отдать святое?

 

И золотило солнце купола,

И вроде крест сиял на полнолунье,

Но даже из живущих Жизнь ушла,

А та пришла, что называлась Лгунья.

 

Глумились бесы над Святым Крестом,

Облюбовав микробом души-ранки,

А люди прикрывались тем листом,

Где номер личности и счёт в родимом банке.

 

* * *

Мне поздно влюбляться, красавица!

Корабль мой давно на мели,

И годы как осы кусаются,

А вместо карманов – нули!

 

Не рви мою душу нарядами!

Ведь ты и без них хороша!

Заваленная камнепадами,

Моя не воскреснет душа!

 

Найди себе мужа достойного,

Свой парус раскрыв на ветрах,

В Москве, она – первопрестольная,

А можно в глухих Северах.

 

Россия большая и славная,

Но в жизни держи свою нить!

Влюбиться не самое главное,

Главнее любовь сохранить!

 

А я стану песней застольною

В хоромах или в шалаше,

А может быть песнею сольною

В такой же погибшей душе...

 

* * *

Всех «приголубила» война

И люди в бездну окунулись,

Пошли и «в», пошли и «на»,

А третьи просто не вернулись!

 

Война равняла всех собой,

А это значит заземляла,

Но даже шедшим на убой

Покаяться не позволяла!

 

И атом отодвинул срок:

Восемь десятков – это круто!

Повысив ставки и порог,

Оставив жизни полминуты.

 

А одураченных деньгой –

Пять миллиардов, полпланеты,

И каждый думает: я свой!

И не со мною, и не это...

 

* * *

Ленивый снег, рассвет ещё ленивей,

Мир соткан из холодных простыней,

Переливается алмазно-белый иней

В объятиях дорожных фонарей.

 

Характер зим под стать аборигенам:

В одном флаконе и герой, и хам.

Медлительность рассыпана по генам,

Как каменные глыбы по полям.

 

* * *

Свобода «от чего» и «для чего»,

Вот два вопроса со свободой слитых!

Без них она – дорога по кривой

Во власти фраз, безмыслием убитых.

 

«Свободный человек» по сути раб

С протянутой рукой для подаянья,

Он может быть свободе будет рад:

Свободе голода, свободе замерзанья.

 

Свобода полагает есть и пить,

А коль ты голоден – какая ж тут свобода?!

Она вторична от понятья «жить»,

А это значит – частью быть народа.

 

Америкосы врут, что человек

Рождён свободным по своей природе:

Беспомощный младенец – из калек,

Нуждающихся в крыше и уходе.

 

Без матери ему тотчас кранты,

Не лучше ль материнская неволя?!

Свобода абсолютная – мечты

Диванного мыслителя, не боле.

 

Таков же и «свободный журналист»,

«Свободный мир», «свободный литератор»...

Они свободны, как плохой артист

Или застрявший в поле экскаватор.

 

Свобода это то, что нужно знать

И нужно делать в этом сложном мире,

Отсюда происходит «чернь» и «знать»

Кому рулить, кому – потеть в сортире.

 

Всё остальное – степень их свобод,

Свобода – это дань своей природе!

О, как изголодался наш народ

По целеполагающей свободе!

 

* * *

Маски сорваны! Кто вы есть

Видят все, и уже не ново –

Что у вас нулевая честь,

Это значит – на всё готовы!

 

Мы поверили вам тогда,

Защищая весь мир от бойни,

Через вас к нам пришла беда:

Нас считали коровой дойной!

 

Всё украли, пустив нам кровь,

Прикрываясь новой эпохой,

А потом возвращались вновь

Вывозить, что лежало плохо.

 

Напустили лукавый дым

О правах и об общей вере,

Но ваш мир оказался злым:

Вместо сердца – купюры денег!

 

Вновь списали вы нас в расход,

Набивая себе карманы,

Только мы не из тех пород,

Что податливы на обманы!

 

Маски сорваны, господа!

Вновь поверим мы вам едва ли!

Ждите – к вам постучит беда

С тех сторон, с каких вы не ждали!

 

Через пять или десять лет,

Когда сдуются ваши боги,

Мы сведём вашу спесь на нет,

Вот тогда подведём итоги!

 

Напоследок скажу я так:

Мы послушали ваши сказки...

Знает Русь, что такое враг,

Так что сорваны ваши маски!

 

* * *

Порою ей, принцессе одиночества,

Что каждый день в тоске живёт незримой,

Надеть на выход свою майку хочется,

Где надпись жжёт: не проходите мимо!

 

Мужчины и ослепли, и оглохли,

Красоты ищут на развалах Рима,

И превратившись в тень или в оглобли,

Не видят букв: не проходите мимо!

 

Кто её нежность сделает святыней?

И где найти такого пилигрима,

Чьё сердце от любви к ней не остынет?

В ней всё кричит: не проходите мимо!

 

И каждый день она живёт надеждой,

Что вот сегодня она станет примой,

В ней даже через чистую одежду

Горит огонь: не проходите мимо!

 

И только раз в той очереди длинной,

Тянувшейся к концу неодолимо,

Сказал ей чуть озлобленный мужчина

Сквозь зубы: дама, проходите мимо!

 

Она пришла и плакала полночи,

Под утро лишь пришло к ней сновиденье,

Что вышла она в майке: я – кто хочет!

А кто не хочет – умер до рожденья!

 

И в этот день она сменила майку

На чистую – пусть пишут своим взглядом!

Я – женщина, но я не попрошайка!

И он пришёл, чтоб быть навечно рядом...

 

* * *

Мозги как тараканьи норки,

Как сборник внешних новостей,

В них всё: от пыли до икорки,

От тишины до всех страстей.

 

Там предпочтенья скрыты в сейфах,

А что попроще – наяву,

Там бегемоты любят селфи,

Скелеты – полочки в шкафу.

 

Там всё ничтожное велико,

А всё великое как бред,

Там тени одевают с шиком,

Чтоб лучше затмевали свет.

 

Там зазеркалье зазеркалья

И так до самых чёрных дыр,

Там совесть есть, но тараканья,

И враг извечный – Мойдодыр.

 

Одна святыня правит норкой:

Мой интерес и мой каприз,

Там метод наказанья – порка,

Всего, что не избрало низ.

 

И там завхоз – Кощей Бессмертный,

А ключница – баба Яга,

Там суета – швейцар бессменный,

Что вечно в поисках врага.

 

Треть суток спит в норе Хозяин,

Две трети – тащит в неё бред.

На жизнь он смотрит как прозаик,

Но в своей норке он поэт.

 

Вокруг ликует море хлама,

И норки у людей – гробы,

А ритуал, убийца Храма,

Всем приказал одно: греби!

 

* * *

Один обман сменил другой,

Из рук не выпуская вожжи,

И время выгнулось дугой

Между плохим и невозможным.

 

И каждый лишь себя избрал

Для потребленья и покоя,

И как верхи безбожно лгал,

Сравнявши истину с землёю.

 

Все притворились, что живут,

Хотя, по сути, выживали,

А времена скорей несут

Для люда новые скрижали.

 

И мода стала царь и бог,

Кто вне – считается золою,

И втиснуты сердца в сапог,

Который давит всё живое.

 

Христос вернулся, но Его

Отвергли буднично-привычно,

Хотел здесь каждый своего,

И бога, чтобы тоже личный.

 

Не наш, а мой! А твой не тот!

А их и вовсе деревяшка!

И ту страну, где люд живёт

Презрительно назвали «рашкой».

 

Девиз один: что не по мне,

То можно превратить в детали,

И пусть корабль лежит на дне,

Зато мы в море, как мечтали...

 

* * *

Или возвращаетесь в Россию,

Или вам лететь ко всем чертям!

Вот такая вам альтернатива:

Каждому по силе и мастям.

 

Кто из вас без русских самоценен,

Получив от бога похвалу?

Породил вас иудейский Ленин,

Милостыня держит на плаву.

 

В ревности Россия вас не тронет,

Но в сторонку тихо отойдёт

И деньга вас сразу похоронит,

А черту ход жизни подведёт.

 

Без Руси вы нежизнеспособны:

Титры есть – отсутствует кино!

Для неё вы все внутриутробны,

Без неё, известно всем, ...оно!

 

Русь держава, вы же – лимитрофы,

Без неё кирдык вам и капут!

Перемелят вас, как утром кофе,

И сварив, к десерту подадут.

 

От души скажу вам, не спесиво,

И надеюсь, что скажу не зря,

Или возвращаетесь в Россию,

Или вы нам больше не друзья!

 

* * *

Любовь к России не абстрактна,

Вот, я люблю, и отвали!

Диктую чётко, ясно, внятно:

Любовь к России на крови!

 

Здесь не прикрыться кровью дедов,

А чтобы доказать любовь

С вхожденья правом в их победы –

На кон страны пролейте кровь!

 

Через неё права наследства,

Печать сыновства на челе,

Она есть основное средство

Назваться русским на земле.

 

Слова легки, когда вне дела,

А в деле – составная часть.

Величие, как в песне пелось,

За Русь на поле боя пасть!

 

Кровь праведная – искупленье

Из лживой сети сатаны,

Через неё – приобретенье

Наследия своей страны.

 

Через неё и дар причастья

К истокам, где наш Отчий кров.

Трактую счастье – стать нам частью

Нетленных подвигов отцов.

 

И лишь чрез кровь нам стать родными

И обрести наш общий кров,

Где испокон веков доныне

На троне – Правда и Любовь.

 

Где Русь как Мать тебя приемлет

В Бессмертный полк своих детей,

Где живы все, где нет ни смерти,

Ни плача наших матерей.

 

* * *

Когда-то мы, проснувшись утром,

Увидим мир совсем другим

И неожиданным, как будто

Мы не проснулись, мы всё спим!

 

И спросит каждый в страхе: где я?

Где всё, что было, что со мной?

Или душа моя болеет

Неизъяснимою бедой?

 

Иной масштаб, иные шкалы,

Вокруг – итог иных основ,

И нет привычного лекала

Забытых нами детских слов.

 

Кричать бессмысленно, молчанье

Сжимает в чёрных дырах дух,

Неизречимою печалью

Полны и зрение, и слух.

 

И надо снова научиться

Искусству всё прощать врагам,

И в новой яви поселиться,

Чтоб присягнуть иным богам...

 

* * *

Кто хочет «слишком» – тот лишенец,

Он лихо взял на рамена,

Избыток лишних украшений

Как дозу лишнего вина.

 

Сказал, когда молчать пристало,

Молчал, когда нужны слова,

И в храме осудил, что мало

Дала Всевышнему вдова...

 

Слова полны чудес и смыслов,

Они как память через звук

К народам предъявляют иски

За оправдание разлук.

 

Но языки как Бог едины,

Один исчезнет – всем беда!

Долина, доля, длань и длины,

По сути – общая среда.

 

Среда, по сути, середина,

Как сердце – средоточье чувств,

Слова содержат половину

Всех тайн, всех кладов, всех искусств!

 

За бытием царит избыток

Как смесь реальности и сна,

И всех страшней из общих пыток

Та, что излишком рождена.

 

И царство Бога вне излишка,

Как золотой и древний век,

А тот, кто умер за излишек,

Лихой, но лишний человек...

 

* * *

Верните городу Имя!

А имя его – Сталинград!

Он подвигами своими,

Своей историей свят!

 

Голос мой к вам, народы,

Чьи деды пали в боях

За нашу и вашу свободу

В городе Сталинград!

 

Кровью взывают камни

И безымянный холм:

Снимите на сердце ставни,

Свет правды впустите в дом!

 

Верните городу Имя!

Павшим верните долг!

Имя неугасимо

Как русский Бессмертный полк!

 

В строю от мала до велика –

Кто кровью платил своей!

И нет нам дороже ликов

На фото тех страшных дней!

 

Тот полк полководцем славен

И тени здесь не причём!

Взывает река и камень,

И Родина-Мать с мечом!

 

Святое – для поклоненья,

А павший за Родину – свят!

Мой голос не знает сомненья:

Верните стране Сталинград!

 

* * *

На выдумках удовольствий

Свихнулся сегодня мир,

Поп-музыка и продовольствие

Сегодня его кумир.

 

На извращениях мыслей,

На извращеньях полов...

Короче – бери от жизни

Всё к чему ты готов!

 

Всё – на подмене понятий,

На расширенье прав.

Войны в форме объятий

Тех, что несёт удав.

 

Сегодня моё, а завтра...

Завтра такой же бред.

Каждому – своя правда,

А правды всеобщей нет.

 

Бог стал одним из брендов,

Как вина иль молоко.

Рента, главное – рента,

Счёт – аргумент веков.

 

* * *

Предатель – в Африке предатель,

Но сколько постсоветских див!

Здесь и прибалт-гробокопатель

И скакуны майданных нив.

 

Казах-латин, туркмен без «баши»,

Грузин, ударивший «под дых»,

Не пришлые – родные! наши!

Храни вас Бог от тех «родных»!

 

Да и в самой стране их густо,

Страна им – база, а не Мать!

Да, чтоб им, гадам, было пусто!

Их от корыт не оторвать!

 

Тела их здесь, а сердце в Ницце,

Гейрой у них – гей-ловелас,

В их разуме как будто в пицце –

От помидоров до колбас!

 

По мне – им нужен всем ошейник,

Что радикально лечит ложь,

Но президент у нас «затейник»,

А что затеял – не поймёшь!

 

Я от его многоходовок

Порой срываюсь в виражи,

Но он так в КГБ подкован,

Что ум от разума бежит!

 

Дай Бог ему... и нам немного,

А я, отринув телебред,

Лишь одного прошу у Бога:

Русь разверни на русский след...

 

* * *

Взаимосвязь – начало рабства,

Где слабый сильному должник,

Где цель – присвоить те богатства,

Что властолюбию нужны.

 

Таков есть мировой порядок,

Где иерархия – семья,

Где на чужое каждый падок,

Оттачивая своё «я».

 

И нет важней задачи в мире,

Где все «царят» и все рабы,

Чем залатать большие дыры

В плотинах «эго» и судьбы.

 

Плотской закон – всё мне и... точка,

Здесь цель единственная – жить!

Нет выше дела для комочка,

Который мыслит есть и пить.

 

Иные мысли – лишь обслуга

Того, что мой живот спросил,

Не выходящая из круга

Всех обстоятельств внешних сил.

 

Еда, тепло, продленье рода

Да как делить всеобщий куш:

Это закон не наш – природы,

Империя всех плотских душ.

 

А служба Богу – десятина,

Стоящая на вере тех,

Кто вышел из раба – скотины,

Восставшей в мыслях против всех.

 

Лукавость – мысли имманентна

Как отражение волны,

Без дела мысли импотентны

И самомнения полны.

 

А Бог на нас давно в обиде:

Распяли Сына, а потом

Представили всё «в лучшем виде»,

Забыв о крови и святом...

 

* * *

Все знания не самоцель,

А средство выжить в этом мире,

Где жизнь – сцепление петель –

Всегда нуждается в кумире.

 

И в иерархии нужды

Необъяснимое важнее

Для выхода из той вражды,

Что даже голода страшнее.

 

И как себя нам побороть,

Вопросом вытравив сомненье:

Зачем нас мучает Господь

Самовлюблённостью и тленьем.

 

Спасён не тот, кто объяснил

Что петли – лишь брелки на вые,

А тот, кто для себя не жил,

Идя на Крест, но где такие?!

 

В самом вопросе смысла жить

Тьма перемешана со светом,

А тьму от света отделить

И значит шествовать с ответом...

 

* * *

Как думаю – так и пишу,

Ни под кого не прогибаясь!

Я в море вёсла не сушу,

Волне в волнении покаясь!

 

Вновь отвечаю на удар

По силе данным мне ударом,

И исповедую: я прав!

Пусть коротка жизнь, но не даром!

 

И цель моя – достичь Христа,

Как Он меня достиг когда-то,

Сказав, не принявшим Креста:

Вы бесхребетные, ребята!

 

И цель моя одна – спастись,

Храня в чести анфас и профиль,

И этот мир принять как Высь,

Распятую на той Голгофе...