Татьяна ПАРСАНОВА. А У НОЧИ – ТВОИ ГЛАЗА… Стихи

Автор: Татьяна ПАРСАНОВА | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 242 | Дата: 2018-01-31 | Комментариев: 2

 

Татьяна ПАРСАНОВА

А У НОЧИ – ТВОИ ГЛАЗА…

 

* * *

Огни созвездий полночь погасила.
Застыл громадой мощной Аю-Даг.
Сердилось море. И бахвалясь силой
Пугало своим рыком южный мрак.

О берег билась вдрызг волна слепая,
Рвала о камни пенную фату...
Ей вторил ветер. И швырял, играя
Пригоршни брызг соленых в темноту...

 

* * *

Поглубже спрятать в память, про запас,

под мерный полонез дождя ночного –

серебряную россыпь наших фраз

и золото молчанья ледяного.

 

Собрав клубки колючей тишины –

вязать тепло стихов на лунных спицах.

По беззаботным ручейкам весны

корабликом бумажным уноситься.

 

И – одинокий выбирая путь –

до станции конечной не доехать.

И крылья запылённые встряхнуть,

оставив боль полузабытой вехой.

 

И снова, снова – жажда высоты,

И поцелуем стёртая помада...

Всё будет хорошо. Но только ты

Не верь мне. Я прошу тебя. Не надо.

 

* * *

Просто так позвони. Расскажи, что у вас задождило,
Что лениво река трёт свой бок о крутой косогор,
Что закинуто в омут цветного заката удило,
Что ласкает твой взгляд догорающий тихо костёр.

Расскажи мне, как лес благодатью твою лечит душу, 
Как медовым бальзамом стекает с небес тишина...
Почитай мне стихи... Буду голос твой с радостью слушать. 
Позвони просто так. И скажи, что тебе... я нужна.

 

* * *

                     Моим стихам, как драгоценным винам,
                     Настанет свой черёд.

                                                             Марина Цветаева
И снова блажь мне не даёт покоя,
Хотя давно азарт от боя стих.
О, Критик строгий, сколько раз рукою
Недрогнувшей Вы били мне поддых. 

О сколько раз Вы закрывали двери,
Отделаться мечтая поскорей,
Когда и я, уже в себя не веря,
Бескрылая стояла у дверей.

О сколько раз своим высоким мненьем
Вы по глазам мне били без прикрас...
Вы правы, Критик строгий. Без сомненья.
И всё ж опять... В сто тысяч первый раз –

Сама ли я в мечтаниях повинна...
Иль этот бред от скопища грехов...
Но верю я, как верила Марина –
Придет черёд и для моих стихов.

 

* * *

Когда-нибудь... Когда я замолчу...
С души стряхнувши гнёт житейской пыли
Друзья мои придут. Плечом к плечу.
Чтоб рассказать мне – как они любили.

Из первых уст узнаю я тогда,
Что мне замена сыщется едва ли.
Кто рядом был со мною все года –
И в радости, и в горе, и в печали.

Слов поминальных тоненькая грусть
Меня оденет легкой позолотой.
Наверно, я тогда не удивлюсь,
Не захлебнусь обидами за что-то,

И возражать не буду. Торопясь
Друзьям в вину вменять, что не случилось.
И разрывая между нами связь
Уйду, постигнув всепрощенья милость. 

И буду благодарна, что пришли...
Когда друзья, под бременем "закона"
Швырнут мне торопливо ком земли.
И мой контакт сотрут из телефона.

 

* * *

Солнце за хмарь тумана

Прячет своё тепло.

Прошлое – мрачно, рвано

В мысли опять легло.

 

По изумруду поля

Луж расплескалась ртуть.

Ржавые гвозди боли 

Вбиты по шляпку в грудь.

 

Ввысь – череда проклятий.

В горсти – мостов зола.

Как-то опять некстати

Хочется мне тепла.

 

* * *

Понурившийся, погрустневший лес –

Как неизбежной осени примета.

На черно-сером бархате небес

Ни лучика, ни малого просвета...

 

Упал на землю журавлиный плач –

Привет для сердца нестерпимо малый...

В песочнице забытый детский мяч

В дожде осеннем моет бок линялый.

 

* * *

Тихо-тихо окликну тебя... Отзовись...

Слышишь? звонкой капелью сердца застучали.

Пусть с другой ты писал иероглиф печали.

Я семь нот разноцветных дарю в твою жизнь.

 

Нежно-нежно коснусь тебя – лучиком сна.

Чуть... губами... как ветром, по коже запястья.

Я тебе напишу иероглифы счастья,

В семь цветов разукрасив тоскливость окна.

 

Долго-долго... вдвоём... в бесконечность моста,

В высоту, или в пропасть... Забыв о страховке.

Как одно... До последней своей остановки.

Просто, очень прошу мне поверить, я – ТА...

 

* * *

Рассыпались звёздные крошки

На темный небесный атлас...

Луна, словно сытая кошка,

Прищурившись смотрит на нас.

 

На облачных, мягких подмостках

Подремлет, свернувшись клубком,

Игриво лизнет по березкам

Блестящим своим языком

 

И спрыгнет на острую крышу

Чесать свой серебряный бок,

К ногам моим бросив неслышно

Неоновый свой волосок.

 

Потрогает лапкою тонкой –

Реки убегающей гладь...

И лунную песню негромко

Начнёт фонарю напевать…

 

И ночь напролёт – понемножку

Права уступая заре –

Луна, словно гордая кошка,

Гуляет сама по себе.

 

* * *

Который год уже... Уже который год...
В моей квартире Тишина живет.
Не друг, не постоялец, не жена –
Суровая, глухая Тишина.

Я бОльшую нахалку не встречал.
Она ко мне крадется по ночам.
И, прошмыгнув по комнатам пустым,
На плечи давит грузом вековым.

И все мои старанья нипочем.
Она теперь хозяйка, даже днём...
И всё бы ничего, да вот на днях,
Ко мне зашёл её товарищ – Страх...

 

* * *

Украшала золотом заря
Помрачневший строй тигровых лилий.
В гобелен седого сентября
Добавляла серебристых линий.

На пожухлой, дремлющей траве
Огоньки росинок зажигала.
На небесной выцветшей канве
Солнечные пятна рисовала.

Стаей межпланетных кораблей
Облака тянулись к водопою…
И взахлеб чирикал воробей,
Пораженный этой красотою.

 

* * *

Холодает… Франтиха Земля
Одевает осеннюю прозу.
Ветер, дуя на свет фонаря,
Догола раздевает березу.

Падших листьев цветной серпантин
Дождь сгребает в линялые кучи.
На бегу гладит кисти рябин
Заблудившийся солнечный лучик.

Облаков сероватый гранит,
За сосну зацепившийся, тает…
Календарь похудевший грустит…
Холодает…

 

* * *

А у ночи – твои глаза…
А у глаз твоих тайный плен…
Явь, по краешку сна скользя,
Дышит воздухом перемен.

Эта осень тобой больна.
Так нечаянно… Так всерьёз…
Льётся тонкая тишина
Остриём не пролитых слёз.

Застилает туманом даль
Злой вороны картавый крик.
И надежды моей хрусталь
Разбивается о тупик.

Разум крылья мои связал,
Даже мысль о тебе запретив,
Но… у ночи твои глаза…
А у снов моих – твой мотив…

 

* * *

растреплет ветер пряжу облаков…
развеет мудрость сгинувших веков…
и край земли доступнее отныне…

и тонет память в неурочный час,
на самом дне твоих бездонных глаз,
маслинкой, захмелевшей от мартини…

на красный свет… опять иду-бреду…
ищу ответ в горячечном бреду…
и в полночь прячу страх, как в одеяло…

полёт звезды, сорвавшейся с орбит…
запретный плод опять меня манит…
ни прошлого… ни опыта…
Начало…

 

* * *

Эти простыни тобою не измяты...

Эти губы не целованы тобой...

Дышит вечер ароматом свежей мяты,

Заоконье крася в – темно-голубой...

 

На бескрайности небесного разлива

Месяц лучиком прощупывает путь...

Любопытные созвездья торопливо

Просыпаются, чтоб в спальню заглянуть,

 

Где клокочет страсть; вздымается прибоем,

Где тела играют чувственности гимн...

Эти простыни измяты не тобою...

Эти губы исцелованы другим…