Александр БОБРОВ. СУДЬБА ПИСАТЕЛЯ НА РУСИ. К 60-летию Союза писателей России

Автор: Александр БОБРОВ | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 1002 | Дата: 2018-01-17 | Комментариев: 23

 

Александр БОБРОВ

СУДЬБА ПИСАТЕЛЯ НА РУСИ

К 60-летию Союза писателей России

 

Тяжела судьба писателя на Руси, а сегодня – особенно. Думаю, что в 22 миллиона нищих (позор для богатейшей страны!) входит немало литераторов. А ведь недавно ещё – было по-другому.

Могучая, можно сказать, ведущая идейно-творческая организация – Союз писателей России – в стране, где только национальные республики имели свой ЦК, была создана в декабре 1958 года, в разгар перестройки и пробуждения национального сознания. Понятно, учредительный съезд проходил в Москве, но СП, с самого начала до нынешнего правления «команды питерских», овевали балтийские ветра – то свежие и бодрящие, а то промозглые и губительные. Начнём с того, что и возглавил наш Союз замечательный писатель и моряк-балтиец, Герой Социалистического труда, автор книги «Морская душа» – Леонид Соболев. Он родился в Иркутске, в семье офицера из мелкопоместных дворян, но в 1910-1916 годах учился в III Александровском кадетском корпусе Петербурга, а в мае 1916 года был зачислен в Морской кадетский корпус. Участвовал в Моонзундском сражении, описанном Валентином Пикулем, и в Ледовом походе Балтийского флота. В 1918-1931 годах служил в Красном Флоте в качестве штурмана линейного корабля «Андрей Первозванный» и эскадренного миноносца «Орфей». Эх, названия-то какие духоподъёмные! С 1931 года –  секретарь журнала с разящим названием «Залп». В 1934 году Соболев выступал на I Всесоюзном Съезде советских писателей; получила известность его фраза из этого выступления: «Партия и правительство дали советскому писателю решительно всё. Они отняли у него только одно –  право плохо писать». С того же года стал членом правления Союза писателей СССР и в 1938 году переехал в Москву, начал принимать активное участие в писательской жизни страны. Во время войны был корреспондентом «Правды», как Шолохов, Алексей Толстой и другие гиганты советской литературы.

После войны отношение к русскому народу стало меняться. Коренной народ показал свою самоотверженность, свою несгибаемую сущность стержня государства – именно русский народ внёс основной вклад в Победу. Главным сигналом стал, конечно, исторический тост генералиссимуса Сталина «За великий русский народ!». Поэтому возрождение русского самосознания в СССР уходит своими корнями в Великую Победу. Немалую роль сыграл и ХХ съезд, давший старт так называемой оттепели. Начались бродильные процессы – и плодотворные, и пугающие. Яков Гордин вспоминал на «Радио Свобода» о своих отношениях с Иосифом Бродским: «Я не был в философическом отношении таким радикалом, как он, потому что Ося отрицал всё тогда, это был 58 год. Его не устраивало мироустройство вообще, а я не мог разделить этот радикализм. Это его не устраивало и злило. Меня, со своей стороны, несколько раздражал его самоуверенный скептицизм. Потом всё это сгладилось».

У них-то потом сгладилось, но тогда, в период бурной оттепели, Никита Хрущёв при всём своём самодурстве и ненависти к православию понимал, что надо искать какие-то духовные опоры, укреплять патриотическую идею, оберегать историю и литературу России, чтобы её не затоптали такие вот радикальные Оси и более мягкие Яши – иначе гибель державы! На этой волне поисков и противостояний в 1957-1958 годах и создавался Союз писателей РСФСР – ныне Союз писателей России, встречающий свой 15-й съезд. Возглавил его после 1-го учредительного съезда беспартийный (!) русский писатель Леонид Соболев.

В первые годы деятельности происходило создание областных отделений Союза, формирование органов управления, воссоединение писателей в единый общественный организм. Тогда же выкристаллизовалась и духовно-идеологическая составляющая деятельности СП России. И хотя ни в каких постановлениях съездов или программных документах она отражена не была, некоторые изданные в то время книги, в том числе и вышедшая в 1957 году книга Владимира Солоухина «Владимирские просёлки» или зазвучавшие песни вернувшегося из ссылки Виктора Бокова, несли в себе главную ипостась: познание своей Родины – малой и великой. Тогда появилась группа писателей, которые не боялись произносить и писать слова Русь, Россия, русский… Стали говорить о создании новых журналов или вдруг – об Обществе охраны памятников истории и культуры. Но, конечно, созданный Союз писателей РСФСР стал главной легально действующей организацией, вставшей на защиту русскости в интернациональном Советском Союзе.

Это слово – русскость сегодня нечасто употребляют, его даже компьютер краснит. А я пишу эти заметки в Венгрии, где слово венгерскость не то что внушаемое со школы понятие, а суть деятельности творческих союзов. «Моя венгерскость есть только во мне, кроме меня – нигде. Она есть в народе, но в нем она не жива, ибо нема, неосознанна… Я последний живущий венгр…» – так писал замечательный поэт – истинный сын Венгрии Эндрю Ади, который не кичился исключительностью, а высоко понимал миссию настоящего писателя: только он может выразить во всей полноте национальность, которая немотствует в душе народа. Похожую мысль высказал и Андрей Платонов: «Без меня народ не полон» – с учётом масштабов огромной страны и великой отечественной литературы. Сегодня в РФ, лишённой по Конституции всякой идеологии (на деле царит торгашески-либеральная идеология), хотят обойтись вообще без русских писателей. Но без них народ не то что не полон, а – обделён, духовно ограблен!

 

ЛИТФОНД И ЗАКОН О ТВОРЧЕСКИХ СОЮЗАХ

Сегодня над писателями кто только ни иронизирует. А уж остроумцы на ТВ считают себя вправе судить о чём угодно – от судьбы Иерусалима до глубоких культурологических проблем. Тот же Владимир Соловьёв, как хозяин ежедневного (кроме святой субботы) телесалона на России-1 позвал гостей сразу после заседания Совета по культуре в Кремле и принялся издеваться над современным писательским сообществом. Он, в частности, задал, как ему кажется, убийственный вопрос: «В какой писательской организации состоял Лев Толстой?». И во всех смыслах ткнул пальцем в небо. В разных состоял – в таких, куда Соловьёва и близко бы не подпустили – московского Английского клуба до созданного в Петербурге Литературного фонда.

Состоятельный критик Дружинин призвал создать фонд для помощи нуждающимся писателям. Он не ограничился речью на банкете – тут же вышла его статья о литфонде в журнале «Библиотека для чтения». То, что общественность откликнулась на статью, и вокруг автора стали группироваться добровольные помощники, весомо подтверждается тем фактом, что Лев Толстой в январе 1857 года лично был у Дружинина и писал проект Фонда. Настоящим сподвижником Дружинина в этом благородном деле стал гениальный поэт – Николай Некрасов, редактор журнала «Современник». Какие имена, какой пример благородства состоятельных литераторов!

Тем не менее, только 7 августа 1859 года инициаторы смогли получить высочайшее разрешение на открытие Фонда. Император не сразу вник в идею, но затем не просто утвердил устав Фонда, а, по сути, наполнил его: Александр II и члены императорской семьи передали Фонду крупный взнос и приняли решение делать это ежегодно. Понятно, что высочайшему примеру последовали не только многие достойные люди в России, но и тогдашние богачи. А что же нынешние? Ждут, когда главный даст отмашку? Так он её административно – дал. Пусть администрация президента, получившая прямое указание от Владимира Путина: изучить вопрос и изыскать возможность создания Фонда поддержки отечественной литературы – обратятся к отечественному опыту. Изучат устав, написанный Толстым, обратятся к Уставу Союза писателей России – там всё есть.

Но, увы, сегодня всё уставом общественной организации и ограничивается. Но ведь даже на Украине давно действует Закон Украины от 7 октября 1997 года №554/97-ВР «О профессиональных творческих работниках и творческих союзах». Последняя редакция 06.10.2016 г. №1666-VIII. В преамбуле сказано: «Настоящий Закон определяет правовой статус профессиональных творческих работников, устанавливает правовые, социальные, экономические и организационные принципы деятельности творческих союзов в области культуры и искусства». Ну почему Государственная дума не может этого сделать в России? Подобный закон давно разработан, он обсуждался, принимался в первом чтении, откладывался и наконец был… зарублен. А что здесь архисложного и невиданного? – ведь деятельность творческих союзов есть, а законодательной базы – нет. Дичь! Почитайте закон Украины – внятно, доходчиво, не столь уж обременительно для государства: «Профессиональный творческий работник – это физическое лицо, творческая деятельность которого является его основным занятием, завершается созданием и обнародованием произведений или их интерпретацией в области культуры и искусства и является главным источником его доходов, независимо от того, имеет он или не имеет каких-либо юридически оформленных трудовых отношений». И далее – просто песня для обездоленного россиянского писателя:

«Профессиональный творческий работник пользуется правом на государственное социальное страхование, оплату труда в соответствии с профессией, квалификацией и личным трудовым вкладом, надлежащие условия труда, пенсионное обеспечение согласно законодательству Украины. Он может иметь статус как наемного работника, так и лица, не работающего по найму. Профессиональным творческим работникам, которые внесли весомый вклад в развитие национальной культуры и искусства, могут устанавливаться государственные стипендии в соответствии с законодательством Украины.

Профессиональным творческим работникам – членам творческого союза с целью обеспечения условий для творческой деятельности предоставляется отдельная комната (кабинет, мастерская) или дополнительная жилая площадь размером не менее 20 кв.м., что оплачивается в одинарном размере. Им также гарантируется дополнительная социальная защита. Они могут получать финансовую и иную материальную помощь, доплату к пенсиям, пользоваться учреждениями здравоохранения соответствующих творческих союзов, домами творчества, домами-интернатами (пансионатами) для престарелых и инвалидов согласно уставным положениям, материальными и финансовыми возможностями творческого союза.

Творческие союзы Украины могут иметь всеукраинский и региональный (местный) статусы. К всеукраинским творческим союзам относятся союзы, деятельность которых распространяется на территорию всей Украины и которые имеют местные творческие ячейки в большинстве её областей».

Вот – в большинстве областей для всеукраинского статуса! К этому мы ещё вернёмся, а пока снова повторим: ведь это позор, что профессии писатель – нет в перечне профессий, утверждённом Министерством труда РФ, что пенсию писателям с литературным стажем и книгами выгоднее оформлять как безработному, особенно в Москве, где благодаря мэрским надбавкам трудяга с огромным стажем и тунеядец в прошлом – почти уравнены по пенсионному обеспечению, поскольку нужен единый электорат. Я, например, продолжаю вкалывать как писатель, журналист, преподаватель. С моих официально показанных гонораров и зарплат перечисляется положенный процент в Пенсионный фонд, который строит прекрасные здания, покупает шикарные иномарки и квартиры руководителям. А как же я, литератор? Мне издевательски повысили пенсию, надбавка к которой (я подсчитал!) составила… 0,02% от той суммы, которая фиксированно поступила от меня в Пенсионный фонд. Кто защитит мои права?

Александр Проханов ещё перед 14-м съездом, проходившим в Калуге, ответил на вопрос «Литературной России» так: «Я недавно видел по телевизору творческий вечер Жванецкого. Жванецкий сидел на сцене, как божок, а зал был наполнен людьми, объединёнными одной идеологией, одной, точнее даже сказать, культурой. Жванецкий представляет её центр. Русская литература не имеет своего центра… Нужен некий религиозно-мистический обряд сближения наших святынь. А для этого необходимы люди, личности… Понимаете, Союз писателей – это не собес, не профсоюз, а инструмент объединения одиночек. Лишь объединившись, одиночки способны стать действительной силой».

Новой фигуры во главе Союза не появилось, писатели переизбрали в Калуге Валерия Ганичева, но при всём личном и общественном уважении к Валерию Николаевичу, он уже в силу возраста и устоявшихся условностей не мог стоять в центре объединительного процесса, а более прагматичные функции силами энтузиастов, работавших почти на общественных началах, тоже не могли выполняться. «Союз писателей – это не собес, не профсоюз», – восклицает достаточно процветающий (и по заслугам!) Проханов. А почему? – опыт дореволюционного Литературного фонда, советского Союза писателей, современной Спилки письменников Украины, ассоциаций писателей других стран от Словакии до Исландии – говорит о другом. Я писал о нём, но олигархическо-чиновничьей России никакой опыт не впрок.

 

ЖУРНАЛЫ КАК ЗЕРКАЛО БЕЗДАРНОСТИ

Мои коллеги, как я заметил, мало читают литературные издания – хоть «Литературную газету», хоть «День литературы», хоть «Российский писатель». На сайты не заходят, мнений не оставляют, в полемику не вступают. Как такое может быть? – у меня просто в голове не укладывается... Между тем, поскольку мы вступили в год проведения 15-го Съезда Союза писателей России, мне приходится всё чаще вступать в дискуссии, отвечать на вопросы молодых. Самому писать и других читать, чтобы всё-таки убедиться: умерло ли то великое национальное дело, которому я посвятил – без громких фраз – свою жизнь? Или всё так – коммерция, трали-вали и обработка умов?

В "Российском писателе" некто Румянцев из Сочи опубликовал ядовитые заметки «Тиражи и вираж литературных журналов. По страницам интернета и не только)». Там много точных наблюдений и претензий, но всё-таки есть некая сочинская курортная лёгкость с отсутствием государственного взгляда. У них там как – снег выпал или Путин приехал с перекрытием дорог – уже трагедия... А трагедия-то помасштабней. Она и в журнальном деле сказалась. Я написал свой комментарий:

«Верно, да не совсем! Просто журналы были приватизированы редакциями, и они стали отражением того, что творится в нашем писательском сообществе с точки зрения государственной. По какому праву курьер Василевский и секретарша Ананьева Барметова стали главными редакторами знаменитых журналов? Раньше ни ЦК, ни Союз писателей СССР такого не позволили бы. В администрации президента чиновников больше, чем в ЦК – чем они руководят? Ну и развалившийся Союз потерял всякий контроль. А это вообще смешно. Ведь смысл в чём? Журналы отражают литературный процесс, сохраняя традиции и марку. "Наш современник" эту суть, как может, хранит и имеет самый большой тираж, а "Знамя", например – военно-патриотическое направление – пародийно исказило. Журнал «Москва» исторически сложился ещё при Алексееве. И уж его-то московское правительство должно было беречь, но кому там это надо – кагалымцам Собянина? Смешно! Уверен: знаменитые журналы можно было бы сохранить и финансировать: "Юность" – отдать молодым с либерально-еврейским акцентом, "Молодую гвардию" – с русским, с провинциальным духом. С левым духом, наконец, хоть главный редактор Ленина, создавшего комсомол, утвердивший этот журнал, – ненавидит… Яркий пример уместности – журнал «Невский альманах». К нему может быть разное отношение, но когда я его беру, то знаю, что встречу: произведение питерских писателей (причём, разных союзов), просветительские материалы, воспоминания, попытки взять шире – Северо-Запад России. Как получается – можно спорить, но своё лицо – залог выживаемости.
     При таком раскладе в журналах и сил, и произведений, и имён – хватило бы! Но нет ни государственной идеологии, ни национальной идеи, ни способностей путинской выродившейся вертикали. То же касается и газет. Ведь "Экономическая газета" – погибла, коль нормальной экономики нет, "Культура" – тоже никому не нужна, как вся русская культура. Мне казалось, что "Литературка" не может деградировать – столько писателей и тем. Ан нет! – ушёл Поляков, и тут же уровень упал. Поэтому журналы – зеркало бездарной государственной политики и выродившейся управленческой "элиты". Последний срок (или не последний?) Путина многое, мне кажется, добьёт, потому что никто ничего не хочет делать и выстраивать в стране без идеологии. И журналы тоже умрут, хоть именно президент – обещал их сохранить.

А вот забыл ещё – ярчайший пример: "Иностранная литература". Что, разве мало интересного пишется и издаётся за рубежом? Казалось бы, процветать журнал должен, выписываться, как прежде, в России и во всех славянских странах, но загубили школу перевода, убили культуру литературного отбора. И всё! Причём тут поглупевшие читатели – книжки-то переводные покупают! Теперь всем руководит якобы рынок и Роспечать Сеславинского-Григорьева с их местечковой ограниченностью, с их подручными издательства, с институтом перевода – и вот, результат! Если ничего политически, гражданственно не изменится – гибель... А главное событие – Рубина в ЦДЛ из Израиля приехала!».

Пошли на моём сайте какие-то отклики.

Хочу привести отзыв главного редактора «Москвы» Владислава Артемова: «Что-то произошло вообще в мире, Александр!.. Мир теряет качество во всём. Образование, кино, музыка, живопись... Везде попса. Журналы не "производят" литературу. Они печатают то, что есть. Стараются найти лучшее. "Лучшего" нету. Физически нету. Я за пять лет, может быть, пять-шесть авторов нашёл, которыми утешаюсь... Нынешних выпускников Литинтитута в наше время отчисляли со второго курса за бездарность. Деньги, выходя в жизни на первый план, как-то опошляют всё».

Да, деньги опошляют, и таланты – деградируют, но хочу возразить по существу: книжная выставка-ярмарка Нон-фикшн в Доме художника, несмотря на свой либерально-прозападный крен, пользуется успехом потому, что сегодня востребована именно такая литература, а не беллетристика. И если бы тот же журнал «Москва» был пронизан столичной тематикой, рассказами о великих москвичах и городских проблемах, воспоминаниями о славных и горьких страницах истории, то авторов бы талантливых – публицистов, исследователей, краеведов, искусствоведов – наскреблось бы. А там и творцы художественных текстов попробовали бы заглянуть в чернеющую душу Москвы. Глядишь, и столичное правительство, где мало москвичей, – всё-таки поддержало бы.

А ещё, конечно, совершенно не выполняет свою сплачивающую и направляющую роль государственная структура – Роспечать, которая получает из бюджета немалые деньги. Бескомпромиссная Лидия Сычева писала: «Странное дело: Роспечать под руководством Михаила Сеславинского и Владимира Григорьева неподвластна в нашей стране никому. Ну, кроме «центра силы», который точно находится не в Кремле, не на Старой площади и не на Лубянке. Кураторы, видимо, сидят в Куршавеле (не зря же В.Григорьев кавалер французского ордена «За заслуги», а журналисты часто замечали его на курорте) и в Госдепе: скандал с финансированием Роспечатью одиозного «Дождя», нетрадиционного «Эха Москвы» и прохоровского РБК-ТВ кончился ничем». А сколько прошло разоблачений и разборок по поводу финансирования избранных книг и издательских проектов. Того же института перевода! Ведь, по сути, нет контроля творческой и профессиональной общественности, которую прежде осуществлял единый Союз писателей. При разрушении Союза писателей СССР либералы говорили: «Вами руководили из ЦК КПСС, один из писательских секретарей был смотрящим». Да, Юрий Верченко сидел в здании Союза писателей СССР и принимал участие в ежедневной работе творческой организации на виду, с учётом писательского мнения и государственных интересов. А как сегодня решаются финансовые и идеологические вопросы? – кулуарно, среди своих, негласно! Вот и вся губительная разница.

Не касаюсь ещё такого важнейшего вопроса, как воспитание молодой смены. Ведь здесь тоже проблемы и организационно-творческие, и нравственные, и идейные. Попросил об опыте вхождения в литературу, о пользе семинаров написать мою ученицу – студентку 3-го курса МГИК (направление – литературное творчество и художественный перевод) Яну Сафронову (статью Яны Сафоновой « В круговороте молодёжных семинаров» читайте здесь же, на нашем сайте. – Редакция).

 

* * *

Так что, пытаюсь писать статьи и памфлеты навстречу 15 съезду Союза писателей России, где мы должны утвердить обмен писательских билетов и очистить ряды от случайных, творчески несостоятельных людей. Но что в масштабах России делать?

Мы об этом беседовали с Юрием Поляковым в уютной кофейне венгерского города Дебрецена после его выступления в кабинете Русского мира рядом с университетом. Он только что стал председателем общественного совета при минкульте, и, видно, был озабочен этим вопросом без претензий на главенство и взваливание столь хлопотной ноши. Но мысли бродили. Он говорил об идее создания какого-то объединительного оргкомитета с пятью меняющимися председателями, например. Эта мысль, по-моему, не реализуема и вообще организационно не ясна. Вот если бы стало претворяться в жизнь хоть одно из обещаний президента на общероссийском литературном собрании! Например, создание с помощью власти Всероссийского литературного общества или Фонда поддержки отечественной литературы – тогда ясно. Но ведь пока ничегошеньки и в планах реальных нет. Однако под крупными жёлтыми листьями платанов мы сошлись в одном: искусственное дробление творческих союзов как отрыжку 90-х годов должно быть преодолено! И сделать это нетрудно, включив административный ресурс и создав Всероссийскую ассоциацию писателей. Первое слово – определяющее! Например, каждый из нас мог выдвинуть себя в президенты России, но вольный зарегистрированный стрелок должен собрать 300 тысяч подписей в различных регионах России, причем в каждом регионе можно собирать не более 7500 подписей жителей этого региона. То есть необходимо представить в ЦИК подписные листы как минимум из 41 области или территориальной единицы – например, городов Москвы и Санкт-Петербурга, краёв или национальных республик, включая Крым. Требования – архисложные, но понятные. Из таких же рациональных соображений надо сначала провести и ревизию всех творческих Союзов, которые заявляют о себе как всероссийские и претендуют на государственную поддержку. Не знаю, сколько отделений у Союза российских писателей, да собственно говоря, и название его на федеральный охват – не претендует. Кто-то может создать следом Союз русских писателей, а кто-то – россиянских писателей. Ради Бога! Но каждый регион должен решить задачу: как, на какой основе объединиться. Понятно, что проще и быстрее всего это можно сделать на базе наших отделений Союза писателей России. Они ведь – единственные и многочисленные – есть во всех субъектах РФ! Нам нужно от лица 15-го Съезда обратиться к президенту Путину со своими предложениями, пока он не забыл о поручении, обращённом… наверное, к вице-премьеру Ольге Голодец и зам. главы администрации Сергею Кириенко. Как вы считаете, соратники? Именно административно-творческих действий и ждут литераторы от нового руководства Союза писателей России!