Виталий МОЛЧАНОВ. ДОНЕЦК. Поэма

Автор: Виталий МОЛЧАНОВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 666 | Дата: 2018-01-08 | Комментариев: 3

 

Виталий МОЛЧАНОВ

ДОНЕЦК

Поэма

                                           Земля – корабль!

                                                Сергей Есенин

1.
Ныряешь в сон, выныриваешь в явь.
Мы по шоссе-реке несёмся вплавь,
На «Шевроле» штурмуя расстоянье,
Земные мили вспенив за кормой.
Новоазовск объят вечерней тьмой,
За долгий день он вымотался крайне.

Таможня из окна глотает пыль,
К автомобилю льнёт автомобиль,
Полощет стяг осенний дымный ветер:
Там уголь чёрен, кровь на нём красна

Под синью неба… «Нет, не допоздна.
Досмотрим быстро», – прапор нам ответил.

Получены обратно паспорта,
Шофёр смеётся басом: «От винта!» –
Рубаха-парень с выучкой шахтёрской.
В Донецк, на полуостров ДНР
«Лачетти» правит на лихой манер,
И семечки мне сыплет полной горсткой.

2.
До фронта километров двадцать пять,
Здесь о войне не любят вспоминать,
И так она пылает в каждом слове,
В поступке, взгляде, жесте и судьбе.

– В пятнадцатом вернулись мы к себе,
Считай, весь год промаявшись в Ростове…

 

Плывём в Донецк сквозь шхеры блокпостов:
Погашен свет, порядок здесь таков –
Без фар включённых проходить проверку.
«Случалось, дальний врубят, и – огонь, –
Перевернул водитель наш ладонь:
«Мы, словно карпы, сразу пузом кверху».

Не льётся водопадом разговор.
Вопрос – ответ. С низины – на бугор.
Мелькают на обочинах лисицы.

– Зверья полно, но есть большое «но» –
Охотиться в войну запрещено.
Подумают, что враг сумел пробиться.

3.
Пейзаж донецкий с оренбургским схож.
Всё степь да степь… А тракт похож на нож,
Нацеленный Донецку прямо в сердце.
– Враг был отброшен, сломлен, не разбит.
Окраины трясёт, и центр дрожит, –
Вдавил педаль шофёр тяжёлым берцем.

Прекрасный город миллиона роз,
В край терриконов корневищем врос,
С Вождём одно носивший прежде имя,
Вновь по тебе стреляет подлый тать –
По школам бьёт, не в силах дух сломать…

Стерев слезу, прощаешься с родными.

Поверь, Донецк, Россия за спиной.
Ребёнок узнаёт снаряда вой:
– То ж мина, дядя. Видишь – пролетела?
Ныряешь в сон, выныриваешь в явь:
«Спасибо, брат, к причалу катер правь.
Час комендантский нарушать не дело».

 

4.

Стреляя в брата, попадёшь в себя.

Дырявый чёлн хлебнёт воды, скрипя

В последний раз над бурною стремниной.

 – Без Авеля скитаюсь, не живу,

Рассудку вопреки его зову,

Над бездною склонившись – Украиной.

 

Распахнуто в гостинице окно,

Мы смотрим невесёлое кино –

Трамвай последний проутюжил рельсы,

На улице вечерней – ни души.

Не спит Донецк, живущий не по лжи,

Но под прицелом ВСУ и прессы.

 

Слова скупые сводок ДНР,

И голубой экран вдруг посерел:

Взмахнула смерть зазубренной косою,

Разрезав нити норн, впуская стынь.

Сражен отец и брат, супруг и сын

В квартале мирном, дочь прикрыв собою.

 

5.

Кровь с рук убийцы временем не смыть.

Газетчиков свидомых тщетна прыть,

Запрыгала на месте пропаганда,

Когда сказали: «Кокорев-полкаш

(Дончане – вот губитель гнусный ваш!)

Отдал приказ, и залпом била банда…

 

«Земля – корабль!». Есенин, как ты прав!

В ковчеге общем, жалкий скарб собрав,

Плечом к плечу, кто к смерти, кто в бессмертье,

Плывём сквозь галактическую тьму,

Несущие корону и суму

В житейской повседневной круговерти.

 

Да не померкнет в мире Русский свет!

В годину фронтовую шёл балет

На славной сцене в Оперном донецком.

Как много было радостных минут –

По морю плыл на родину Пер Гюнт,

И нам бы так уплыть в мечтанье детском.

 

6.

«Мой дядя, – говорил мне местный гид, –

В Сургуте жил – не клят, не мят, не бит.

В нефтянке заработал состоянье.

Построил в Запорожье новый дом,

Машинку приобрёл себе потом,

И денежку скопил на пропитанье.

 

Нам с мамой не подкинув ни рубля,

Звонит частенько: «Скинуть с корабля

Давно всех вас пора, сепаратисты,

И Украина дальше поплывёт!..».

Записан в «Правый сектор» идиот

И числится одним из активистов».

 

Им с Кокоревым, видно, по пути…

Брёл Каин грешный – гневно «Уходи!»

Кричали люди и бросали камни.

Стреляя в брата, попадёшь в себя,

Родную кровь неправедно губя.

Срок злодеяньям не бывает давним.

 

7.

Пусть розы, прорастая, рвут снаряд!

Четыре скорби выстроились в ряд,

Взывая к небу чёрным криком бронзы.

Погибшим – память, а живым – урок.

Остановись, не нажимай курок

По злобной воле западного бонзы.

 

В музее – залы новые войны.

Заблудших души в лапах сатаны

Дрожат от страха и харкают ядом.

Летит в Донецк пылающий свинец.

Мать, всю в слезах, прижмёт к себе отец:

 – Сынок наш пал на поле битвы с адом.

 

Библиотекарь – юная вдова,

Находит сокровенные слова:

«Приехала к родне да и осталась.

Я здесь нужней, война ж не навсегда,

Вновь расцветут в Донбассе города,

Осталось подождать всего лишь малость».

 

8.

В Макеевке читающей стихи

Готов простить огрехи, не грехи –

Неточность рифм и ритма спотыкачи.

В четырнадцатом начала писать –

И горем переполнилась тетрадь,

Такая, что не плачущий заплачет.

 

К ней Муза приходила между дел,

Когда закончен вражеский обстрел

И раненые помощь получили.

Харону медный уплатив обол,

Садилась медсестра за шаткий стол

День превращать в рифмованные были.

 

Бушует Украины водоём –

Майдан, скандал, коррупция, погром.

Неправедные праведными правят.

Лишь доллары иудины в глазах,

Пора прикрыть от срама образа…

В Донецке снова сталь в мартенах плавят.

 

9.

Я в Оренбург вернусь не налегке.

Слова друзей на русском языке –

Стихи и прозу – соберу в дорогу.

Флаг чёрно-сине-красный и значок

С орлом двуглавым – в сумку на бочок,

И можно в путь обратный, слава Богу.

 

Опять плывёт по трассе «Шевроле»,

А мысли о растерзанной земле

Тревожат душу, беспокоят сердце:

Одна страна, один родной народ

В прицеле вражьем скоро пятый год.

Откройте дверь, раз растворили сенцы!

 

В Россию из России – только вслух!

Земля – корабль, и мощный русский дух –

Бессменный кормчий яростной планеты.

Пусть розы, прорастая, рвут снаряд,

Враги в костре истории сгорят,

И город роз пожнёт свои букеты!