Александра ЕГОРОВА. ЕВГЕНИЙ ГРИШКОВЕЦ: «БОЛЬ» БЕЗ БОЛИ. О книге прозы «Боль»

Автор: Александра ЕГОРОВА | Рубрика: ТРИБУНА МОЛОДЫХ | Просмотров: 317 | Дата: 2017-12-20 | Комментариев: 1

 

Александра ЕГОРОВА

ЕВГЕНИЙ ГРИШКОВЕЦ: «БОЛЬ» БЕЗ БОЛИ

О книге прозы «Боль»

 

«Если человек что-то начал писать, то уже не остановишь. И главное-то обидно... Человек может быть умным, даже интеллектуалом, может любить и знать хорошую литературу и кино, может иметь прекрасное образование, а писать при этом бессмысленное г*вно, и совершенно не будет этого видеть». (Евгений Гришковец «Асфальт».)

В 2014 году у писателя, драматурга, актера, режиссера и даже исполнителя Евгения Гришковца вышла книга «Боль». Это уже не жизненные ситуации и байки, о которых Гришковец любит рассказывать не только на страницах, но и со сцены.

Книга состоит из одной повести и двух рассказов. Что примечательно, тираж составил 25 тысяч экземпляров! Прошлые работы настолько масштабно не публиковались. Они все были в количестве 8-15 тысяч. Получается, автор и небезызвестное издательство «Махаон» настолько поверили в успех книги, что решили не мелочиться: гулять так гулять! Спасибо им хотя бы за то, что это не очередное перепечатывание дневниковых записей из личного блога Гришковца.

«Над сборником я работал долго. Читатель давно не видел моей новой прозы. Сборник «Боль» – это результат кропотливой работы и, определённо, шаг в том художественном направлении, в которое я ещё не шагал", – пишетЕвгений Гришковец в аннотации к книге. Может быть, для него это «художественное направление» действительно в новинку. Или он забыл, что есть «Реки», «Рубашка», «Асфальт», которые похожи друг на друга и их сюжеты отражаются в книге «Боль». К сожалению, в ней нет ничего нового для читателей и адекватных поклонников творчества Гришковца.

Боль душевная и физическая, которая проходит красной нитью через все три произведения, действительно присутствует и подробно описывается, но ее невозможно прочувствовать. А персонажей книги практически нельзя никак сопоставить с собой. Но обо всем по порядку.

Первой в книге стоит повесть «Непойманный». Боль, как всем известно, бывает разной: физической и эмоциональной. В этом случае речь идет о боли душевной. О том, как больно иметь все, а потеряв хвататься за голову с криками: «Что же я наделал! Если бы я только мог все вернуть». Это все равно, что бежать за уходящим поездом. Вот так и Вадим – главный герой, потеряв по собственной глупости семью, контакт с собственным ребенком, пытается помочь другу, пока еще не поздно. Но получает в ответ стандартную фразу: «Ты в мою семью не лезь, я со своим ребенком сам разберусь».

С одной стороны это, конечно, правильно. Ведь отец сам знает, как общаться с сыном. Но порой простой совет человека, тем более друга, смотрящего на ситуацию с другого ракурса, способен помочь найти верное решение.

И можно было бы сказать, что повесть житейская, а описанная дилемма действительно встречается повсеместно. Но нет. Герои получились безликими. Они «решают» все свои проблемы крепким алкоголем и взятками. Душевные муки олигархов невозможно понять простому читателю. Как говорится, не хочется и не можется.

Сын (Митя) Бориса (друга главного персонажа) учился в Европе и подсел на наркотики. Вернувшись домой на каникулы, он прекращает их употреблять и пытается наладить отношения со своим отцом. Читатель смело может предсказать, как же будут развиваться события дальше. Борису не до ребенка, так как есть дела поважнее: на кону стоит большая сделка. Естественно, он всячески делает вид, что рад приезду сына, но по факту не уделяет ему внимания.

Дальше всё по второсортному сценарию. Митя опять подсаживается на наркотики, боится, что отец узнает. Но когда все карты раскрыты, парень находит решение только в самоубийстве. «Там, дома, Дмитрий Борисович... Митя...  Он повесился».

На фоне трагедии семьи разворачиваются нешуточные стенания главного героя (друга Бориса) по поводу кражи денег. Взаймы попросить крупную сумму он не смог, потому что чего-то боялся. А чего именно? Что не сможет вернуть обратно? Или вернет не в назначенный срок? А может быть и вовсе  друг откажет? Персонаж в данном случае ведет себя по-детски. Но взрослых людей от детей как раз и отличает решительность, способность взвесить все за и против. Однако читатель так и не узнает, почему Вадим не попросил деньги. Гришковец счел, что рациональнее всего – украсть их как бы случайно. А точнее, нечаянно взять конверт и не найти способ вернуть его на место: то случай неподходящий, то ситуация сложная, то времени нет. Но самое абсурдное решение этой проблемы – смерть мальчика (сына друга). Автор решил, что такая развязка оправдает поступок Вадима: он не вернул конверт, так как подумал, что из-за такой трагедии друг совершенно забудет про пропажу крупной суммы. Да, ничего не скажешь... «Идеальный» финал.

В чем недостатки этой повести? Буквально во всем. Интриги нет, действия персонажей предсказуемы, повествование монотонно, характеры не раскрыты (а вот над этим, по моему мнению, автор должен был поработать и сделать полноценные художественные образы), постоянные и вездесущие многоточия в стиле Гришковца ничего не дают читателю, только мозолят глаза.

Так где же в произведении заявленная боль? В нем мы сталкиваемся только с глупостью всех героев сразу. Наверное, только очень впечатлительным женщинам может понравиться данная повесть. На самом деле, «Непойманный» вызывает лишь недоумение.

Как ни странно, следующие два рассказа оказались на порядок  лучше повести, но Евгений Гришковец так и не смог прыгнуть выше своей головы, хотя и заявлял обратное. «Ангина»: действительно, здесь мы сталкиваемся с болью физической и с болью душевной, но так монотонно описанной, что хочется закрыть книгу и додумать самому. «В тот раз он не заметил, как болезнь подкралась, проскользнула в его организм и на какое-то время воцарилась в нем, изменив все ощущения, всю систему восприятия мира и собственной жизни». С первой страницы автор якобы вводит читателей в курс дела: ангина изменила Андрея – главного героя. Но по факту все не так. Болезнь дала понять ему, что он одинок. Никто его не ждет, никому он не нужен.

«Бывшая жена не ждет точно, и давно. А когда могла ждать, они не расставались. Девушка Александра совсем его не ждет. Это он чувствовал и даже знал. Алена из Твери говорила, что ждет постоянно, но приезжала всегда сама. Он мог вспомнить еще лица тех, кто мог бы его ждать, но не ждал. Он смотрел в книгу и понимал, что никто нигде и никогда не ждал его так, как ему бы хотелось».

Летит Андрей с ангиной в самолете из Хабаровска в Москву. Летит и думает, как же так он смог заболеть. И главное – почему? Ведь он перспективный, деловой, с тремя высшими образованиями, все проблемы решает сам на раз-два. А тут какая-то болезнь, с которой он не в силах справиться.

Весь рассказ – краткое описание жизни героя от малых лет и до момента посадки в Москве: где родился, чем занимался, женился-развелся, как ангина его поглощает, чем занимается в самолете, о чем думает и так далее. Монотонно, обыденно – в стиле Гришковца.

На протяжении доброго десятка страниц читатель наблюдает, как Андрей заболевает, мучается и страдает, почитывая в этой болезненной дреме средневековую японскую литературу, специалистом по которой является его молодая соседка-попутчица. И, к сожалению, это всё. В итоге мы получаем ровным счетом ничего: да – ангина, да – одиноко. Вот и весь Гришковец.

Рассказ «Палец» – это простая история про неприятность на корпоративе, где офисный сотрудник прищемил себе палец дверью машины. Здесь читатель в лоб сталкивается с болью физической. И описанной настолько ярко, что начинаешь ее чувствовать на себе. Евгений Гришковец хочет донести, что любая боль человека – это зачастую только его собственная боль. Люди часто лишены сострадания, заняты только собой и порой предпочитают просто не обращать внимания на других.

Только в этом рассказе читатель может увидеть отражение собственного «Я». Кто-то будет сопоставлять себя с главным героем Виталием, прищемившим палец до состояния перелома, а кто-то – с шефом, которому плевать на своего пострадавшего сотрудника (но последнее вряд ли).

«– Что, так больно?

– Честно говоря – очень.

– Да-а-а! Надо же, как не повезло! – покачал кудрявой головой шеф. – Ты водочки со мной прямо сейчас выпей. Холодненькой. Всё-таки юбилей. И иди приляг... Неужели всё-таки перелом?

– Не похоже, – сказал Виталий и пожал одним плечом. – Но когда ребро ломал, так больно не было.

– Ты палец речной грязью помажь, – уверенно сказал вдруг оказавшийся рядом майор. – Грязь боль вытягивает».

Если утрировать, то у рассказа две морали: первая – не стоит совать пальцы куда не надо, и вторая – все люди сволочи и помощи от них ждать не стоит.

Следует заметить, что на просторах интернета большинство читателей отзываются не просто положительно о данном сборнике, а с восхищением. На сайте книжного магазина «Лабиринт» пользователи оставляют свои хвалебные рецензии в духе: «Замечательная книга! Люблю Гришковца!», но так и не поясняют, что им понравилось или что зацепило.

«Гришковец прекрасен. Все просто, замечательно просто, но ему веришь. Вот она – боль, и ее чувствуешь, какая бы она ни была: моральная или физическая. Книга читается на одном дыхании, оставляя некое послевкусие после прочтения, которое заставляет в очередной раз просто задуматься о жизни», – пишет некая Оксана Л.

«Давно меня так сильно не захватывала книга, не отрываясь читала, позабыв про интернет. Сильная книга, такой неожиданный поворот событий, хотя и предсказуемый (я говорю про первую новеллу "Непойманный"), даже слезы навернулись», – «содержательная» рецензия от пользователя volosatosteklo.

К сожалению, нет адекватных отзывов на сборник «Боль». Поклонники творчества Евгения Гришковца (прошу заметить: не фанаты, а именно поклонники) могут сделать для себя вывод, только если прочитают самостоятельно работу автора. Не стоит полагаться на приведенные выше  рецензии.

Единственная боль, которая может возникнуть после прочтения всей книги, – это боль от совершенно пустых персонажей, населивших её, боль от вездесущих многоточий и боль от бесполезно потраченного времени.

Возвращаясь к цитате самого же Гришковца, которая была приведена в начале рецензии, хочется пожелать ему наконец-то увидеть то «бессмысленное г*вно», которое он пишет.