Елена РОДЧЕНКОВА-КИР. КОЛОКОЛА КОНСТАНТИНОПОЛЯ. Стихи

Автор: Елена РОДЧЕНКОВА | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 433 | Дата: 2017-12-12 | Комментариев: 0

 

Елена РОДЧЕНКОВА-КИР

КОЛОКОЛА КОНСТАНТИНОПОЛЯ

 

* * *
Иди, мой сын. Пора идти.
Ты отдохнул. Не стой на месте.
У жизни нет конца пути.
А путь земной – проверка чести.

Достоинство – всему основа.
Иди, мой сын. Пора идти.
Даю тебе три главных слова:
"ПРОЩАЮ", "ВЕРЮ" И "ПРОСТИ",
Раздай их людям по пути.
Они потом вернутся снова.

ПЕСНЯ МАТЕРИ
Нет никаких бед,

Ран никаких нет.
Только свечи свет.
Только звезды след.
Долгих дорог срок.
Тяжесть трудов-мук.
На облаках рук
Спит у меня сынок.

Много ему лет,
Время – моя рука –
Сердцу его – свет,
Ну, а душе – река.
Вымолит, защитит,
Благословит, простит –
Бережна и легка
Веры моей рука.

Спи, мой большой сын,
В маленьких облаках.
В мире ты – не один,
Ты на моих руках.
Нет никаких бед,
Только на лбу ладонь,
Только в ночи свет,
Только в печи огонь.
И над трубой – дымок,
И над дымком – звезда.
И над звездой – всегда
Спит на руках Сынок.

ВОЛЧОНОК

Баллада
На силу сила есть. И сильный злится,
Рычит и побеждает обреченных.
Мечтала мать – жестокая волчица,
Чтобы жестоким волком стал волчонок.
Вылизывала шерстку и ласкала,
Кормила молоком горячим, сладким.
Но чуть подрос – волчица сразу стала
Учить его холодной волчьей хватке.


Волчонок рос, волкам не уступая,
Волчица жить и убивать учила.
Железные законы волчьей стаи
Волчица чтила. Сыну говорила:
"Есть хищники. Есть жертвы. Остальное –
Бессмысленно, как лес; пусто, как небо.
Клыки твои сейчас белее снега,
Но сила их – в горячем цвете крови.
У власти – алый, ярый цвет кровавый.
У жертвы права нет. У силы – право".


Волчонок рос. Он верным был закону.
Он самым лучшим в стае стать стремился.
Он рвал добычу, словно волк матерый.
И стал сильнее матери-волчицы.
Он, как победу, приносил добычу.
Кормил волчицу сытным волчьим хлебом.
Лежал у ног ее, усталый, безразличный,
Бессмысленный, как лес, пустой, как небо.
Глаза его смотрели вдаль туманно,
Горели тяжким и глубоким светом.
Однажды он сказал: "Хочу быть жертвой.
Я не хочу быть больше волком, мама.
Бессмысленная жизнь волков, пустая...".


Волчица зарычала, стала злиться:
"Ты будешь вожаком великой стаи!
Великим Сыном-Волком Матери-Волчицы!".
И он смирился. Стал огромным Волком.
Он рвался в вожаки для славы вечной.
Он стал бы вожаком и правил долго,
Но в волчью жизнь его вошла – Овечка.


Она вприпрыжку с гор навстречу мчалась.
Блеяла: "Брат! Я маму потеряла!".
И плакала и лбом его бодала,
И замер Волк-Волчонок, растерялся.
В жестоком сердце звук родился долгий –
Бессмысленный, пустой... И нежным стоном,
Каких не может быть в жестоком сердце волка,
Жизнь расколол он на осколки – звоном...


Волк бросился бежать. Овечка – следом.
Рыдала и звала его на помощь.
Он должен был ей горло перерезать –
Клыками белыми – по волчьему закону.
Но он не мог. "Убей! – вдруг он услышал. –
Власть вожака – в кровавом, яром цвете!
Закон велик и справедлив. Закон превыше!
Рви горло ей! Ты – волк. Овечка – жертва".
"Я не могу..." – волчице сын сказал.
Волчица плюнула ему в глаза...

Он разорвал овечке глупой горло.
Прозрачное, как небо, и пустое.
Почти бескровное…
        Всего три капли крови
Упали алой тяжестью густою
Ему на грудь, где сердце, и на лапы.
И в тот же миг он стал пустым и слабым…


Он убежал от матери-волчицы.
Нашел в лесу ручей и долго мылся.
Пил жадно воду крупными глотками,
Шерсть окровавленную вырывал клоками,
И лапы грыз себе, дрожа от зла,
Но шерсть внезапно снова вырастала –
Овечья, белоснежная, густая, –
И снова окровавленной была…


Он долго жил. Его никто не видел,
Никто не знал о нем, его забыли.
В бессмысленном лесу, в пустой могиле,
Где только небеса с ним рядом были.
Он выл во тьме холодными ночами.
Глушил ночную, злую волчью память.
Так жертва умоляет о пощаде.
Вдыхая тьму железной грудью жадно,
Как будто в небе были его братья,
Как будто в звездах мама потерялась,
Как будто в горле крови не осталось

И помощи искать уже не надо…


Как нищий у богатых просит хлеба –
Так одинокая душа Волчонка-Волка
Лишь разметала звездные осколки,
Бессмысленно крича в пустое небо.

ЗВЁЗДНОЕ ДНО

Русь – страна далекая,
Тихая, огромная,
Сонная, глубокая,
Темная, бездонная.
И лежит в ее глухой глубине –
Бесконечное небо на дне.

Дно питает свой глубинный народ.
В глубине России сила живет.
Тяжела она, тягуча, густа.
В мире все, кроме нее, – пустота.

Тянет, манит, как магнит, глубина.
Всё нужное забирает для дна.
А ненужное – кружит-ворожит...
Там, на звездном дне живет другая жизнь.

Там едины ночь и день, тьма и свет,
Жизнь и смерть, добро и зло – грани нет.
Кто достиг дна – не вернется назад.
Не отпустит глубина, не отдаст.

Кто постиг России дно – для того
Нету выше глубины – ничего.
И тому для счастья нужно одно:
Это звездное, бездонное дно.

Выход в небо – открывает глубина.
Выход в небо – не с вершин, – а со дна.


КОРНИ
Купол над облаками
Не раскроешь руками.
Третье небо – под нами –
Было твердым, как камень.

Проросли наши корни,
Через мертвые тверди.
Тяжело было в Третьем.
Ниже – Небо Седьмое.

Как алмаз непокорный,
Глубина золотая,
Но упрямые корни
И в алмазы врастают.
 

========================
 

СКАЗКА АПОКАЛИПСИСА


Часть первая
КОНЬ
Растворяю краски,
Сочиняю сказки,
Слезы капаю в духи
И рисую в две руки.

Сказка – ложь. Ее конец –
Счастья и любви венец,
А моя закончится
Так, как мне захочется.

Принц из этой сказки
На коне-Савраске
Мчится, шпорами звеня,
Он мечом пронзит меня.

Смерть от боли – не беда.
Слезы – мертвая вода,
Мои раны осолят,
Заживят и исцелят.

Хлынет дождь водой живой
И очистит мир собой.
Я на Принца погляжу
И в глаза ему скажу:

"У Любви – судьба кольца –
Нет начала, нет конца.
Жизнь – плетеный терн венца...
У Любви – судьба Отца".

Принц ответит: "О Любви
Ничего не говори!".
Гордо сядет на Коня
И помчится от меня.

Конь заржет под седоком.
Конь как будто мне знаком...
Бледный Конь, седой притом,
С черным крашеным хвостом.

Что за сказка снится мне:
Принц на крашеном Коне
Мчится, насмерть всех сечет
Своим кованым Мечом?

Не желает о Любви
Даже слова говорить.
Он боится этих слов,
Он не хочет знать Любовь?

Мой Отец был Кузнецом.
В детстве часто мы с отцом
На лугу пасли коней.
Кони доверяли мне.

Мой отец был ведуном:
Над металлом и огнем
Власть имел, когда ковал,
Огненные знал слова.

Мой отец мне говорил:
"Всадник не имеет сил,
Если конь под ним чужой,
Всадник проиграет бой.

Чтобы войско победить,
Научись коней любить.
Лишь Любовь имеет власть.
Знай, чтоб в битве не пропасть:
Понимает конь любой,
Где, за что ведется бой.
Понимает конь Любовь
Даже лучше нас с тобой.

Если Всадник сеет смерть,
Долго будет конь терпеть,
Честно выпьет чашу зла
И – закусит удила!
Так взбрыкнет! – мир задрожит!
Кони понимают жизнь...".

Мой отец, когда ковал,
Лил в подковы звон-слова.
Те слова живут во мне,
Как алмаз в живом огне.

И душа, хоть и не зла,
Закусила удила!
Без седла и без узды
Встала грозно на дыбы.

Крикну – будет Конь у ног!
Рухнет Принц на свой клинок.
Вот тогда поговорим
О конях и о Любви.

И запел тут в тишине
ГОЛОС КУЗНЕЦА во мне.
Песнь звучала – для Коня,
Из ночи его маня.

Не прошло и трех минут,
Вижу: медленно бредут
Землю Конь метет хвостом,
Хлещет Принц Коня хлыстом.

Конь приник под седоком,
Тащится почти ничком,
Он понурый, как чужой
Не владеет сам собой...

Натянул Принц удила,
Губы в кровь Коню порвал:
"Не в свои не лезь дела!
Ты зачем его звала?!".

Я шепнула: "SUS" – и вдруг
Распрямился бледный круп,
Черный хвост взметнулся ввысь,
И копыта поднялись,
Конь заржал, рассвирепел,
Принц на землю полетел,
Камнем пал у ног моих...

"Принц! А главное в любви –
ЧЕСТНАЯ судьба Отца.
В ней – начало без конца".

Часть вторая

ПРИНЦ
– Что тебе, проклятье, надо?
Что ты смотришь мне в глаза?
Кто ты? Ведьма или ангел?
Конь зачем пришел назад?

– Растворяю краски,
Сочиняю сказки,
Слезы капаю в духи,
И рисую в две руки.
Ты не выслушал меня,
Мне пришлось вернуть Коня.
Отпусти Савраску
И останься в сказке.
Видишь, бледный Конь какой,
Весь измученный, седой,
С черным, крашеным хвостом,
Ты хлестал его хлыстом!
За меня теперь держись,
Как за сказочную жизнь.
Чтобы в мир не сеял смерть –
Меч твой переплавлю в плеть!

Принц мне посмотрел в глаза,
Усмехнулся и сказал:

– Сказкой мир не защитишь.
Разве ты мне запретишь?
Не изменишь ты меня.
Не обманывай Коня.
Это верный, добрый Конь.
Он и в воду, и в огонь
Понесет меня, как брат,
Не зови его назад.
Свои сказки сочиняй,
Но не лги в них про меня!

– Сказка – ложь. Ее конец –
Счастья и Любви венец.
А моя закончится
Так, как мне захочется.
У Любви – судьба кольца:
Нет начала, нет конца...

Принц вскочил:
– Ты о Любви
Ничего не говори!!!
Зло забрался на Коня
И помчался от меня.

"Ччшшш…" – шепнула я опять.
Робко Конь поплелся вспять.

– Ладно. Что там, говори,
Все, что знаешь о Любви.
Что ты можешь знать о ней?!

– Первое: пасла Коней.
Знаешь, что не любит Конь?
Битвы, раны и огонь.
Знаешь, что желает Конь?
Мою теплую ладонь.
Знаешь, что не хочет он?
Он не хочет быть – Конем.
Кони плачут и скорбят,
Видя в зеркале себя...

– Я все знаю про Коня.
Говори мне – про меня.

– Мстишь за то, что долго жил
И ни разу не любил.
Ты же знаешь: убивать,
Это значит – умирать.
Смерти хочешь сам себе.
Бога нет в твоей судьбе.

– Я бессмертен. Вечный я!
Бесконечна жизнь моя!

– Ты силен был на Коне.
Конь теперь послушен – мне.
А без бледного Коня
Чем же ты сильней меня?
Ты теперь иди пешком,
И пока побудь с Мечом.

"Ччшшшшш…" – шепнула я Коню.
Конь навстречу мне шагнул
И, как человек взглянув,
Он колени подогнул
И подставил мне спину.

"Ччччшшшшш…" – шепнула я опять
И Коню велела встать,
Под уздцы его взяла
И за шею обняла.
Мы по полю с ним пошли,
Конь шептал мне тихо: "Чшш…"
И, как НЕБО и ЗЕМЛЯ,
Равны были – Конь и я.

Часть третья
МЕЧ
Принц поплелся вдаль пешком
С тяжким кованым Мечом.
Еле слышно было мне,
Как вздыхал Меч в тишине.

Мой отец был Кузнецом,
Над металлом и огнем
Власть имел, когда ковал,
Огненные знал слова.

Горевал усталый Меч:
"Я хочу на землю лечь...".

Я запела: "Яр-Яр-Яр".
Прозвучал вдали удар.
Меч упал. В тот миг Земле
Стало вдвое тяжелей,
Бесконечно тяжело.
Ослепительно светло.
И от света вглубь ушло
Животворное тепло.
Землю Меч пронзил насквозь,
Словно раскаленный гвоздь.
Небо грозно сотряслось,
Сдвинулась земная ось
И была отделена
От Земли – Мечом – Луна.

Поплыла туда Луна,
Где звездой была она.
И рванулось вслед за ней
Все, что пряталось на дне.
И восстал со дна Земли
Сокровенный клад Любви.
Расступилась тьма веков,
И Луна средь облаков,
Не меняя свою суть,
Превращаясь в Лунный Путь,
Таяла, стелила след –
Бесконечный Лунный свет

И путем Любви пошли

Люди со Всея Земли…

«...И когда Он снял четвёртую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными..."
(Откровения. 6:7-8)