Евгений ТРУБНИКОВ. ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ. Стихи

Автор: Евгений ТРУБНИКОВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 34 | Дата: 2017-12-06 | Комментариев: 0

 

Евгений ТРУБНИКОВ

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

 

Необходимое предисловие

 

Прочёл в рубрике "Форум" Николая Родионова "К спору непримиримых". Нечто зацепило, неминуемо после вернулся. Осмыслил и сложился ответ ему, коему необходимо предпослать это небольшое предисловие.

Я не читал Захара Прилепина и Михаила Назарова на названных Николаем Родионовым сайтах. Ну, простите меня, просто недосуг отслеживать всё это, и не претендую внести некую свою лепту в эту полемику. Я о другом.

От слов "Завоевания революции нужно было отстаивать..." и до заголовка "О богоборчестве большевиков" я с автором согласен. Что за этим заголовком – тоже не моя тема, не о том я.

Я о двух фразах Родионова: "Репрессии, гибель миллионов людей – это всё следствие контрреволюционной деятельности "белых" и их зарубежных покровителей и помощников. Не было бы с их стороны шпионажа, диверсий во время и после гражданской войны – не было бы, вполне возможно, и "троек", расстрелов, политических тюрем.

Вот мой ответ Николаю Родионову.


================================================

 

Привет! Счастливец я. Шар нужный вынул.

Свезло родиться мне – отец не сгинул

 

Я – с сорок первого. Шаг от тридцатых,

где жертв – немеряно. Забытых. Клятых.

 

Теперь нас мало. Мы – снег в апреле.

Вы нас спросите – как в самом деле…

 

Нас мало. Годы косЯт без милости.

Нам нет отхода. Мы – как панфиловцы.

 

За тех бесчисленных, чьи жизни скомканы,

 за тех, что близки мне и незнакомы мне.

 

За изведённых брехнёй, наветами,

неосторожных и оклеветанных.

 

Эй! Битте-дритте! Стоять! Не притесь!

Вы отойдите и осмотритесь.

 

Враги – народ весь? Любой – враг каждому?

Война сокрытая! Вот жизнь-то – гаже нет.

 

Шакалят ушлые – к карьере зависть.

А тот слюну пустил, на бабу зарясь.

 

(Ну, что, писатели, оплот духовности?

Вы биографию Ручьёва помните?..)

 

Была вот песня про тракториста.

И кто не думал, тот верил истово,

 

что кулачьё, мол, такой вот факт, мол,

спалить пыталось колхозный трактор.

 

А Пётр Дьяков в восьмидесятые

просил прощения – мол, виноватый я.

 

Своя была, мол, неосторожность.

Людей загнали облыжно, ложно

 

Мой грех поклёп мой, не устоял я.

Велел мне опер, ну, и сказал я…

 

Теперь про годы те – не с той ноги –

ну что вы врёте-то? «Кругом враги…».

 

Нерона вспомнишь тут. Страна – театр.

Всё постановочно. Ты гладиатор.

 

Не смог пришипиться? Всё, в порошок.

Ревёт машинища. С ума сошёл –

 

остановить её?! И каждый час:

«Даёшь раскрытие здесь и сейчас!».

 

Все, кто ни попадя, в прихвате – все!

Над каждым опером топор висел.

 

Рассказ семейный – с «лёгким» концом:

юнца зацапали вслед за отцом.

 

И что спасло его? Он рассказал –

старшой на опера при всех орал:

 

«Ну сколько ж можно тебя учить?

Что соплячьё нам? Тащи мужчин!».

 

Что ж всё про оперов? Они – детали

машины страшной, что обкатали

 

до абсолютнейшей безотказности,

чтоб по народу шла – катком по скатерти.

 

…Вы – осторожнее. Слова – фугасы.

Где больно Родине – не сметь приплясом.