Юлия ЕРЕМЕЕВА. «ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА» ЛЕОНИДА БОРОДИНА. Ко дню Памяти писателя

Автор: Юлия ЕРЕМЕЕВА | Рубрика: ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ | Просмотров: 93 | Дата: 2017-11-09 | Комментариев: 0

 

Юлия ЕРЕМЕЕВА

«ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА» ЛЕОНИДА БОРОДИНА

 

Стихотворение «Психическая атака» Леонид Бородин написал во время отбывания первого срока, полученного по статье 70 УК РСФСР («Антисоветская агитация и пропаганда»), за активную деятельность в рядах Всероссийского Социал-Христианского Союза Освобождения Народа» – «первой после гражданской войны антикоммунистической организации ставившей своей конечной целью своевременное <…> свержение коммунистической власти»[3, с.70]. Платформа антиправительственного объединения середины XX века потенциально связана с идейными воззрениями Белого движения 1917-1922 годов: будучи приверженцами русской национальной традиции, члены Союза готовы «с оружием в руках встать на защиту Веры и порабощенного Отечества»[5, с.38].

Художественные произведения Леонид Бородин начал писать в заключении – сначала стихи, позже обратился к прозе. «Тогда, в 1960-е и 1970-е годы, было немало людей, так или иначе столкнувшихся с режимом и почувствовавших на себе его когти”[9, c.3], – напишет публицист, диссидент И.Р. Шафаревич в предисловии к сборнику стихотворений Леонида Бородина «Изломы», вышедшем в 1992 году. Говоря о позиции автора, он отмечал, что исходной ценностью писателя «была страна и народ – “Россия” как их собирательный образ»[9, с.3].

Тема родины одна из главных в творчестве Леонида Бородина. Отличительной чертой лирики писателя является философское осмысление национальной истории: «…Мы ищем нашу Русь! /Нам бабки досоветские /Вложили эту грусть!»; сопричастность страданиям страны: «Мне Русь была не словом спора! /Мне Русь была – судья и мать!»; неравнодушие к её доле: «Я знаю: /Россия с Богом, /Хотя и спиной к Нему!».

Кровное родство с судьбой России звучит и в стихотворении «Психическая атака», к которому мы обращаемся. Оно не вошло ни в один из сборников Леонида Бородина, но опубликовано в журнале «Поиски» №3 за 1981 год[8], как произведение неизвестного узника Владимирской тюрьмы. В дальнейшем текст был положен на музыку П.Старчиком и исполнен российским бардом М.Кривошеевым, а в фильме «Я – кукла» – актером А.Домогаровым на музыку А.Бельчева.

В произведении отразились социальные и духовные перемены в судьбе России, на фоне которых и звучит признание автобиографического героя, максимально приближенного к автору. Человек и время, «сцепление» времени с человеческой судьбой является основным мотивом стихотворения «Психическая атака».

Начальные строфы отсылают нас к событиям в Гражданской войны:

Поручик выпьет перед боем

Глоток вина в походной фляге.

Он через час железным строем

Уйдет в психической атаке.

 

Можно предположить, что в начальных строфах содержится отклик на психическую атаку каппелевцев, показанную в советском художественном фильме «Чапаев»: белогвардейцы стройными рядами с презрительным бесстрашием идут на окопы красноармейцев. В стихотворении подчеркивается отчаянная смелость белогвардейцев и трагизм происходящего с Россией:

Вопрос решен. Итог не важен,

За Русь и власть,

                за честь и веру,

Идти им полем триста сажен,

Не прикасаясь к револьверу.

 

Леонид Бородин в своем произведении утверждает, что сила России в сохранении и укреплении веры. В стихотворении звучит призыв к защите Отечества и служению ему, во все времена вдохновляющий русских людей: «За Русь, за власть, за честь, за веру».

Текст «Психической атаки» восходит к жанру высокой оды Ломоносова, наследуя важнейшие черты: патриотический пафос, насыщенность внутренней динамикой, гражданственность. Так в произведении Бородина, как и в «Оде … на взятие Хотина» Михайлы Ломоносова, подчеркивается отвага, стойкость защитников Отчизны, выполняющих свой священный долг: «Крепит отечества любовь /Сынов российских дух и руку; /Желает всяк пролить всю кровь, /От грозного бодрится звуку»[6, с.18], – напишет поэт в XVIII веке.

Эхом отзывается четырехстопный ямб героических од Ломоносова в стихотворении «Психическая атака» Леонида Бородина, написанного четырехстопным каталектическим ямбом и состоящим из девяти катренов. В гармонической организации произведения – в ритмике, рифме («боем» – строем»; «фляге» – атаке»; «мундиры» – «командиры»; «флагом» – шагом») – слышится взволнованный голос лирического героя, слитого с автором и передающего его настроение. В строфе пятого катрена Леонид Бородин повествует о трагедии России времен гражданской распри, поделившей страну на два лагеря, ведущих братоубийственную войну. Стихотворение помогает осознать, что классовая борьба, пренебрежение духовными ценностями ведет к непоправимым последствиям:

Красивый жест! –

                 игра дурная.

А Русь – на Русь!

           и брат – на брата?

Добро и зло, земля родная,

Ты перепутала когда-то.

 

В стихотворении «Психическая атака» два плана изображения: прямой – внешний, повествующий о судьбе России, и глубинный – духовный, помогающий понять последствия произошедшей катастрофы. Поэт заставляет вспомнить ветхозаветное предание об убийстве одного брата другим: «…восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его. И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему? И сказал: что ты сделал? Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли; и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей; когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле [Бытие 4:8-12]. Леонид Бородин призывает обращаться к истокам – Священному Писанию, духовное наполнение слова для него становится определяющим.

Не случайно стихотворение «Психическая атака» построено по принципу ретроспекции – это создает впечатление единения времен, сужает хронологическое время и поясняет текущие события. Перенося сюжет в современную действительность, Бородин переплетает с исторической судьбой России свою судьбу. Поэт акцентирует внимание на том, что прошлое актуально и сегодня, оно коснулось его самого:

Что ж!

         Каждый должной смерти ищет,

И не закон мы друг для друга,

Но Русь совсем не стала чище,

Судьба моя тому порука.

 

Местоимения «моя», «я», «мне», способствуют сближению лирического героя с автором, которому присуще чувство личной ответственности за происходящее:

И я пишу девиз на флаге,

И я иду под новым флагом,

И я – в психической атаке

Немало лет. Безумным шагом.

И я иду по вольной воле,

По той земле, где нивы хмуры.

И мне упасть на том же поле,

Не дошагав до амбразуры.

 

Ключевой образ стихотворения воплощен в строфах восьмого и девятого катрена. К личному местоимению «я» относятся глаголы и глагольные формы, расположенные в восходяще-нисходящей градации: «пишу» – «иду» – «иду» (кульминация) – «упасть» – «не дошагав».

Поэтическая выразительность произведения достигается использованием антитезы («добро» – «зло»), метафоры («железным строем»), лексических повторов («по вольной воле», «флаге – флагом», «И я иду под новым флагом» – «И я иду по вольной воле»), ритмом, рифмой («флаге» – «атаке», «флагом» – «шагом», «воле» – «поле») – основных художественных приемов, которые позволяют услышать биение пульса описываемых событий.

И.П. Михайлова в статье «Первая мировая война в творчестве поэтов Курского края писала: «Обращает на себя внимание тот факт, что авторы, стремясь понять и объяснить характер военных событий, прежде всего в пространстве времени и войны видели человека с его раздумьями и радостями, разочарованиями и надеждами»[7]. Стихотворение «Психическая атака», написанное в середине XX века референтом к 1917 году, – трагедийного звучания лирико-философское раздумье о мучительных путях России. Леонид Бородин не только остро чувствовал современную эпоху, но также глубоко переживал события прошедших лет. Пройдя жизненный путь в рядах Сопротивления богоборческой коммунистической системе, поэт до последнего часа не отступил от данной им присяги Всероссийского Социал-Христианского Союза Освобождения Народа «быть верным сыном Великой России в борьбе за ее Возрождение, славу и благосостояние, не щадя усилий, имущества и самой жизни»[4].

«Писатели такого стояния за идею, такого тождества мысли и жизни не только в советской, но и в мировой литературе XX века – наперечет, – напишет литературный критик Юрий Архипов, – Лоуренс Аравийский, Андре Мальро, Эрнст Юнгер… Кого еще вспомнить? Разве что любимого поэта Леонида Бородина – Николая Гумилева. Ни в чем никакой расплывчатости, приблизительности, никакого двоедушия и лукавства в помыслах – ни перед читателем, ни перед собой. Ни перед Богом…»[2].

В.Н. Аношкина-Касаткина в книге «Православные основы русской литературы XIX века» отмечает, что «личность писателя, творца художественных ценностей, прежде всего оказывается в сфере внимания литературоведа, понимающего свою науку как человековедческую, выявляющую сущностные основы людского моря жизни, и, следовательно, вторгающуюся в матафизическую проблематику»[1, c.3]. Таким образом, предметом исследования в данной статье, на примере стихотворения «Психическая атака», стали не только мировоззренческие убеждения Леонида Бородина, но и философские проблемы памяти, нравственные вопросы, связанные с русской культурой. Можно сделать вывод, что Россия для писателя – это оплот русского национального Духа, оплот христианства; утверждать значимость произведения в формировании мировоззрения, опирающегося на национальные корни.

 

---------------------------------------------------------------------------

ЛИТЕРАТУРА:

1. Аношкина-Касаткина В.Н. Православные основы русской литературы XIX века. М.: Пашков дом, 2011. 384 с.

2. Архипов Ю. Ратоборец // Литературная газета. 2013. 10 апр.

3. Бородин Л.И. Собрание сочинений в 7 томах. Т.6. Без выбора. М.: «Москва», 2013. 592 c.

4. Всероссийский Социал-Христианский Союз Освобождения Народа (ВСХСОН) [Электронный ресурс]. URL: https://vshson.narod.ru›plb.html/ (дата обращения 06.01.2017)

5. Иванов И. Русское подполье. Пути и судьбы социал-христианского движения. М.: «Традиция», 2015. 376 c.

6. Ломоносов М.В. Полн. собр. сочинений в 11 томах. Т.8. Поэзия, ораторская проза, надписи 1732-1764 гг. М. Л.: Академия Наук СССР, 1959. 1279 c.

7. Михайлова И.П. Первая мировая война в творчестве поэтов Курского края // Вестник Московского государственного областного университета. Серия Русская филология. 2014. №6. С. 75–82.

8. Свободный московский журнал «Поиски» [Электронный ресурс]. UPL: https:// http://imwerden.de/pdf/poiski_3_1981.pdf/ (дата обращения 20.03.2017)

9. Шафаревич И.Р. «Я сын Руси с ее грехами и благодатями ее…» Предисловие // Бородин Л.И. Изломы. М.: Русло, 1992. 3 с.

 

 




Прикрепленные изображения