Елена РОДЧЕНКОВА-КИР. ПЕСНИ ТРЕТЬЕГО НЕБА. Стихи

Автор: Елена РОДЧЕНКОВА | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 308 | Дата: 2017-11-09 | Комментариев: 2

 

Елена РОДЧЕНКОВА-КИР

ПЕСНИ ТРЕТЬЕГО НЕБА


ТАНЕЦ
Тихая скрипка плачет во сне.
Тусклая сцена, луч в полутьме.
Черные руки – на белой спине.
Белые руки – на черной спине.

Светлые волосы – темный парик.
Сладкая женщина – дряхлый старик.
Плавные жесты – музыки плач.
Хрупкая жертва – жадный палач.

Белые крылья – на черной спине.
Черные шрамы – на белизне.
Скользкая тень – в белоснежных руках

В крепких объятьях – душа старика.

Белые ночи – черные дни
Неразделимо слитны они.
Время ничтожно – цена велика:
Мертвая кукла в руках паука.

* * *
Половина жизни – ложь.
Половина – поиск правды.
Остальное – миг сомнения:
Прожил зря или не зря?
Божью Истину поймешь
Лишь в последнее мгновенье.
И душа от изумления
Ужаснется при Дверях.

ЛЮДИ – ДЕТИ
Любят всяких, любят разных:
Белых, черных, желтых, красных.
Верят разным, верят всяким:
Лживым, честным, грубым, мягким.
Люди честь и славу ждут,
Но однажды узнают,
Что, самих себя любя,
Предают – самих себя.

Тяжко матери-планете.
Люди – маленькие дети.
Не боятся ничего,
Зло творят – себе во зло.
Отвергают все на свете.
Лишь лицо увидев смерти,
Принимают – ОДНОГО –
Не предавшего его.

СУДЬБА СКАЗКИ

Растворяю краски,
Сочиняю сказки.
Слезы капаю в духи
И рисую в две руки.

Сказка – ложь. Ее конец –
Счастья и любви венец.
А моя закончится
Так, как мне захочется.

Принц из этой сказки
На коне-Савраске
Мчится, шпорами звеня.
Он мечом пронзит меня.

Смерть от боли – не беда.
Слезы – мертвая вода –
Мои раны осолят,
Заживят и исцелят.

Хлынет дождь водой живой
И очистит мир собой.
Я на Принца погляжу
И в глаза ему скажу:

"У Любви – судьба кольца,
Боль тернового Венца –
Нет начала – нет конца...
У Любви – судьба Отца".

ЗЛО И ДОБРО
Выпей! –
Бог простит.
Пей себе на зло.
Покури! –
Простит.
Мне себя золой.
Укради –
Простит.
Пакостное зло.
Поблуди –
Простит.
Раз не повезло.
Обмани –
Простит.
Унывай –
Простит –
Предавай –
Простит.
Только – загрустит...

Грустно в небесах.
Грустно на земле.
Виноват ты сам,
Что живешь во зле.
Кто посеял зло –
Это зло пожнет.
Урожай созрел.
Наступает срок.
Подводить итог
Время подошло.
Все прощает Бог –
В этом – все ДОБРО.

ДОН КИХОТ
Дон Кихот умрет
И быстрей завертится,
Закружит земля.
Слушай, Дон Кихот!
Ветряные мельницы –
Это жизнь твоя.
Падает без сил
Верный Санчо Панса –
Тихая душа.
Вот бы отпустил
Ты его из странствий.
Пусть тебе – ишак...
Перемелют в пыль
Ветряные мельницы
Тени Дульсиней.
Совесть, Дон Кихот,
Крутится и вертится
Без теней – сильней.
Было б – для чего,
Был бы – на коне я!
Правда, Дон Кихот?
Одержимый дух – эта Дульсинея.
И наоборот.

ПРАВЕДНИКИ
Один праведник может населить целый город.
Два – построить страну.
Три – создать империю.
А четыре – смирить любую войну,
Обновить весь мир, воскресить материю.

И всего-то четыре...
Да был бы – один!
В этом городе, праведником населенном,
Двое встретились бы
И на Брачный Пир
Пригласили бы трех-четырех влюбленных...

Это просто –
Построить земную страну,
Обновить весь мир,
Возродить империю.
Тяжело найти – праведника,
Осознать вину
И пойти за ним с абсолютным доверием.

МИР ВАМ!
Мир вам!
Упавшие с высоты.
Мир вам!
Познавшие пагубу власти.
Мир вам!
Испившие огненной страсти,
Сладкой вкусившие наготы.
Мир вам!
Презревшие царство греха.
Мир вам!
Расставшиеся с мечтой!
Мир вам!
В себе раздавившие страх,
К Божьи ступням прижимаясь душой.
Мир вам, прозревшие!
Мир и покой!

АНТИХРИСТ
"Антихрист родится
В платном грехе от блудницы.
Дьявол поступит с блудницей страшнее Иуды"...

Антихрист родился.
Теперь не надейтесь на чудо.
Ищите в своих зеркалах их звериные лица.

Ах, золотая моя свято-русская нежность,
Только бы ты не устала от счастья смеяться!
Лейся, как детская песня, в доверьи безбрежном.
Может, поверит Господь, что не станем смиряться?

Может, поможет нам в час роковой в тьме кромешной?
Может, помилует? Может, мы выдержим? Может...
Эх, золотая моя свято-русская нежность,
Что ж ты уходишь? Куда же ты?..
Что же ты...
Что же...

ВЫ НЕ БОЙТЕСЬ

"Вы не бойтесь. Всегда Я с вами.
У Меня для вас – вечность целая.
Не преклонитесь под камнями
И не дрогнете под прицелами.

Смерти нет. Будет шаг – правильный.
Вы не бойтесь идти первыми.
Я беру Домой лишь израненных.
Не проситесь ко Мне, целые.

Не молите Меня, сытые.
Не зовите Меня, славные.
Не упросите ни молитвами,
Ни псалмами, ни покаяниями.

Перевернут мир испытанием:
И последние – станут первыми!
Я беру Домой только раненых –
БОЛЬ живую с ЖИВОЮ верою.

Не ищите Меня, целые".

ИГОЛКА
Восток – для Запада,
А Запад – для Востока
Век баш-на-баш,
Хотят дотла сражаться.
Русь между ними –
Тонкая иголка.
На острие приходится держаться.

На ушке – нити судеб – ком громадный.
Настанет миг – мир станет крепким, прочным:
Стальная невидимка беспощадно
Пронзит насквозь разорванные клочья.

КОГДА ОШИБАЛИСЬ ПРОРОКИ...
Когда ошибались пророки – страдала Россия.
Когда пробуждались пророки – вставала страна.
Когда во весь рост поднимались пророки –
Росла ее сила.
Хватался за голову, в ужасе выл сатана.

Во всем полагались пророки на Божию милость.
Подводят итоги последних времен времена.
Распнут и раздавят пророков –
Распнут и Россию.
Восстанут из пепла пророки –
Восстанет она.

КОННИЦА

Приходите, я всегда готова.
Только час не пробил на часах.
У меня есть жизнь, простое слово
И алмаз огромный – Божий страх.

Но душе бояться смерти – нечем.
Человечий страх растаял в боли.
Понимаю я тебя, Святой Григорий,
Почему ты вышел им навстречу.

Ты устал и пожелал смириться.
Я-то – шиш! – пока не дописала,
Пусть хоть конница, сломя копыта, мчится.
Будут ждать. Хотя и я устала.

ЧЕРНИЛА
Шуршат пергаментные дни,
Скрипят по вечерам минуты.
На дне моей души – чернил! –
Бездонный океан как будто.

Ты добываешь их со дна.
Ныряешь, затаив дыханье.
Я жду и слушаю молчанье,
И замирает тишина.
Как дальний стон струны печальной,
Твоя душа со дна слышна.

Вокруг ни шороха ни звука,
Все ждет – чернил!
Черным черна –
На дне слежавшаяся тьма...
И это ожиданье – МУКА...

Вот, вздрогнул мир! Ты выплыл, жив!
В руке – ком грязи для чернил,
В другой – горсть матовых жемчужин.
И – вновь шуршит пергамент стужи,
Поскрипывают перья-дни.
Про ночи – говорить не нужно.
Из призрачной, туманной тьмы
Не выйдет для стихов чернил.
Ночь – фон прекрасный – для жемчужин...

ВИНА
Вина живет чуть дольше, чем любовь.
Вина живет чуть дольше, чем надежда.
Она рядится в светлые одежды
И по ночам пьет из души и сердца кровь.

И голос ее мягок и сластив.
Слова ее прохладны и приятны,
Душа к рассвету шепотом невнятным,
Лишившись сил, твердит себе: "Прости!".

Святое слово тяжкое – "Прости".
В нем власть такая мощная сокрыта!
Что невозможно вслух произнести...

Прощенный часто плачет по вине – вина убита.

МОЛЧАНИЕ – ЗОЛОТО
Бог присылает тяжелые письма в конверте,
Чтобы мы знали, живущие в сыти и лжи,
Что у одних начинается жизнь после смерти,
А у других тянет жилы смертельная жизнь.

Бог посылает спокойные письма о счастье,
Чтобы забыли мы, грешные, беды свои.
Ведь у одних в черной тьме тонет день настоящий,
А у других стали вечностью прошлые дни.

Бог посылает, бывает, ужасные строки.
Руки дрожат. Раскрываю письмо – приговор...
Я не судья, не палач, чтоб указывать сроки.
Я не хочу говорить.

Пусть я трус. Пусть я вор.

ХРИСТОС БЫВАЕТ СТРАШНЫМ В ГНЕВЕ…
А ведь Христос был гневным в битве,
Когда из храмов гнал взашей
Менял, купцов и торгашей,
Гремел: "Храм – это Дом Моей молитвы!".

Ломал Он лавки, бил товар,
Топтал ногами прах разбитый,
Из храма их изгнав, швырял
Вдогонку жалкие пожитки...

Не может чистота в душе
Под звон монет услышать Бога.
От хитроумных торгашей
Храм очищают очень строго.

Безмерны Истины права.
Жизнь измеряется – по вере.
И, если вера не мертва,
Она – дела, а не слова.
Христос бывает страшным в гневе...

ПЕСНИ ТРЕТЬЕГО НЕБА

Песни Третьего Неба
Холодны, белоснежны.
Для неверных в них – небыль,
А для верных – надежда.
Эти песни о счастье
Слышат первыми – двое.
Тяжело в Третьем Небе,
Но еще есть – СЕДЬМОЕ.

Песни Неба Седьмого
Может быть, мы услышим,
Если хватит нам воли
Подниматься все выше.
Ну, а если не сможем,
То сумеют – другие.
И поднимутся всё же –
Мы подарим им крылья.

ВЕТЕР
Открыты сердца для любви,
И доверие – двери.
Смеются над нами свои,
А чужие нам верят.
Понятны законы любви,
Когда ходишь по краю.
Убьют нас, конечно, свои,
А чужие – прославят.

Всё, кроме любви, – пустота:
И свобода, и воля.
Пуста глубина, высота,
И все остальное.
Пустое, как ветер,
Что крылья сложил и мечтает.
Он самый свободный на свете,
Где хочет, летает!
Что хочет, творит на земле:
То крушит, то ликует.
Он ИМЯ имеет.
Он – "ВЕТЕР!".
Но – не существует.

МИР РАСПАХНУТ
Ум наполнен мечтами,
Душа – теплом,
Сердце – верою,
Вера – счастьем.
Наступающее –
Словно новый дом –
Неизведанное пространство.

Мы стоим перед дверью,
Боимся зайти,
Ожидая обмана за дверью.
Мы, как умные звери,
Пугливы, дерзки,
Осторожны, как дикие звери.

Заходи! Мир распахнут!
В нем высь, чистота!
В нем главенствуют Бога Законы!

Это новая сказка такая... мечта...
Нет, конечно, ни стен и ни дома...

ДАР РАЗЛИЧЕНИЯ ДУХОВ

Дар различения Духов утратили люди.
Души, лишенные слуха, коверкают судьбы.
Сердце, лишенное зрения, жизни калечит.
Царственный Дар различения дан был навечно.
Продан за грошики Дар различения духов.
Мир, превращенный в базар, распухает, как брюхо.

Дьявольский дух изощрен, виртуозен, несчастен:
Манит пленяющей властью, изящною страстью.
Игры игривые и роковые страданья,
Битвы, погони, агония ожидания...
Дьявольский дух – неудачник и шут многосложный.
Он восстает во весь рост, когда разум низложен.
Но низлагается сам при молитвенном слове.
Дьявол ничтожен в присутствии Духа Святого.

Людям присутствие Духа Святого знакомо,
Как сладкий воздух у двери родимого дома.
Как цвет осенних цветов на отцовской могиле,
Как невесомость венцов и дыханье кадила.
Как голос матери – слабый и самый надежный.
Это – ЗОВ БОЖИЙ – тревожащий трепет по коже.
Ангелов ласка, взмах крыльев, мелодия свыше,
Будто еще до рождения ты ее слышал.
Будто бы где-то, где ты никогда еще не был,
Ты уже был, уже знал, уже пел Песни Неба!
Только – забыла беспечная память младенца
То неземное, то ангельское свое детство.
Мир замирает в тревожном блаженстве немеет.
Стонет душа, не дыша,
Шелохнуться не смеет...

ЧТО ОТДАЛ – ТО ПОЛУЧИЛ

Что отдал – получил:
Воле – Боль,
Боли – Вой,
Вою – Вор,
Вору – Сор,
Сору – Бой,
Бою – Кровь,
Крови – Соль
И Любовь.

Соли – Лесть,
Лести – Месть,
Мести – Князь,
Князю – Власть.
Власти – Бог.
Богу – Сын.
Сыну – Трон.
Трону – Мир.
Миру – Пир.
На весь мир!
Что отдал – получил.

СТАКАН РЕКИ
Стакан наполовину пуст,
Наполовину полон.
Стакан упал: удар и хруст,
И резкий звон по дому.
И брызги брызнули, и взрыв
Взорвал воды осколки.
Стакан стеклянный, тонкий был,
Не жаль его нисколько.
Хранило хрупкое стекло
Внутри – живую воду.
Стакану очень повезло –
Он жил другим в угоду.
Он чувствовал себя рекой,
Прозрачен был и светел.
Но кто-то шел, махнул рукой
И просто не заметил.

РУССКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ
В жизни важно – сказки русские читать.
В этих сказках принцы любят воевать.
Ищут славы, скачут браво на конях,
А принцессы ждут-рыдают в теремах.

Все принцессы очень любят горевать.
В сказке важно – никогда не умирать.
В сказке важно – научиться вечно жить.
Над самим собою вороном кружить.

Самого себя из пепла создавать,
Прахом став, из праха снова восставать.
В сказке важно – бесконечно славить жизнь,
И в конце прийти на Пир – мед-пиво пить.

Победитель никого не предает,
Получает только то, что отдает.
В сказке важно и не важно жизнь терять.
В жизни – ВАЖНО – научиться умирать.

ПАРТИЗАНЫ
(К вопросу о судьбе фильма "Матильда",

порочащем и оскверняющем честь Святого Государя

Николая Второго и Его Венценосной Семьи)
Давно живу, известно мне,
А для не ведающих странно:
Враги садятся на коней –
Друзья уходят в партизаны.

В России так заведено.
У нас такой обычай славный:
Враги встают, идут стеной –
Друзья уходят в партизаны.

В глуши и тишина сильна,
Медведи спят, волкИ не воют.
Враги пыхтят-кряхтят: "Война!",
А мы попьем чайку с тобою.

Над костерком мы под сосной
Приладим котелок покрепче,
И запоем в глуши лесной
Тягучую, густую песню.

Про то, как жизни отдают,
Про то, как... Господи мой Боже!
Ты слышишь? Ангелы поют!
Они ведь партизаны тоже.

Росинками их голоса
Сверкают в небе над лесами,
Трубят фанфары в небесах
Архангельскими голосами.

И свыше – то не всем видать –
Прозрачным и крылатым градом –
На глушь нисходит благодать –
Для партизанского отряда.

РЕКА
"Она – река,

А ты – стакан.
Ее рука
Тебя держала.
Но, уронить боясь, так сжала,
Что треснули твои бока.
Из трещин потекла вода...
Судьба на край тебя поставит.
Ты – на краю,
Она – по краю.
Она везде, всегда – река.

Смотри: вот – слиток золотой.
То раньше – кубок был литой.
Он – золото,
Она – река.
Ее рука его держала,
И, уронить боясь, так сжала,
Что смяла золоту бока.

Его вельможи целовали,
И бережно цари держали,
Блистал он жаркою красой,
Он был изысканный, резной,
Изящный кубок золотой,
Но в ком корявый превратила
Тот кубок нежная рука...

Она – река.
Ты в берега
Не сможешь мощь ее направить.
Она стремится в океан
Не может руслом стать стакан.
Рекой никто не может править.

Вот, видишь, слиток золотой?
Однажды станет он – рекой...
Ее рука умеет ПЛАВИТЬ.

ЗА БОГА ДЕРЖИСЬ
Другу поверишь – предаст.
Брату поверишь – продаст.
Сыну поверишь – уйдет.
Веришь жене – пропадет.
С грузом тяжелых потерь
К Богу приди и поверь.

С Богом ты друга найдешь.
С Богом ты брата спасешь.
С Богом ты к сыну придешь.
Может, жену не вернешь.
Значит, другую найдешь.
Что за потеря – жена,
Если была неверна?

В мире, погрязшем во лжи,
Только за Бога держись.
Он никогда не уйдет.
Он до конца доведет.

ТАЙНА
Но за кадром осталась одна тайна.
ТА ИНАя, которой нельзя быть в кадре.
ТА ИНАя, которая – дар случайный.
ТА ИНАя, которой теперь все небо радо.

Песня Песней, Желание всех желаний,
В океане – рыбка немая, не моя золотая...

НАВСЕГДА! Закрываю семью замками.
НАВСЕГДА! На замки семь печатей ставлю.
НАВСЕГДА! Трогать двери не разрешаю.

Никогда никому не открыть ее никакими ключами.
Никогда никому – ни словами, ни каменными плечами.

Корень жизни в ней. Божественная награда.
Тайна тайн – запретная – мира радость.
Навсегда теперь на земле она с вами.
Никогда никому ее видеть и знать не надо.