Геннадий СТАРОСТЕНКО. К ВОПРОСУ О ЛОББИЗМЕ. Эссе

Автор: Геннадий СТАРОСТЕНКО | Рубрика: не указана | Просмотров: 371 | Дата: 2014-12-05 | Коментариев: 0

Геннадий СТАРОСТЕНКО

К ВОПРОСУ О ЛОББИЗМЕ

 

Наше общественное мнение все чаще атакуется увещеваниями, что парламентаризму в России не хватает открытого института лоббизма. И что как только он выйдет из тени, законодательная сфера, как и сама политическая система, станут куда более эффективными, мобильными и «ближе к народу». И будто бы опыт «развитых демократий» доказывает таковую эффективность.

О том, что лоббизм нам не нужен, говорят главным образом те, чей голос не достигает крупных СМИ-трибун, подчинённых мировому либерализму. Печаль Кассандры не утолить – ведь либеральные пресса и вещание всегда готовы осмеять как ретроградство всякую попытку объяснить порочность этого явления.

Как известно, нет пророка в своем отечестве, но тем радостней обнаружить разумную позицию во внешнем стане – особенно если она аргументирована честно, со знанием дела и с академических позиций. Обратимся к мнению Лоуренса Дэвидсона, профессора истории Вестчестерского университета, США (автора книги «Форин Полиси Инкорпорейтед: ПРИВАТИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ США» и ряда других книг).

Вот что он пишет, например, об израильском лобби и как оно оперирует в законодательных структурах – в частности затрагивая вопрос вовлечённости, если не сказать прямого вмешательства, премьера Израиля Б.Нетаньяху в последнюю президентскую кампанию в Америке.

Что-то – например, нажим на президента Обаму – происходило и с демонстративной открытостью. «Но в более сдержанной и неприметной манере давление, граничащее с шантажом и подкупом, оказывается на политическую систему перманентно – каждый день».

Л.Дэвидсон пишет о процессе коррумпирования, который он называет не  традиционным понятием «лоббирование», а специфически –  «лоббификацией». Если коротко, это выглядит так:

 

Шаг 1.  Лоббист, в данном случае кто-то из AIPAC (Американо-израильского комитета по общественным связям, который консервативные политологи в Америке давно называют могущественной сионистской развед-структурой с тайными подструктурами) подступается к конгрессменам или сенаторам. Причём не к нескольким лицам, а системно – ко всем 435 голосующим членам конгресса и к каждому из 100 членов сената. Обратите внимание – партийная принадлежность в данном случае не вопрос.

Шаг 2. Лоббист предлагает помощь в организации финансовой компании, всяческий промоутинг, позитивное освещение в прессе, разные брифинги на ТВ – например, по ситуации на Ближнем Востоке, поездки в Израиль, Европу и т.д.

Шаг 3. Всё, что просят взамен, – это чтобы «реципиент» последовательно голосовал в произраильском направлении… Другими словами, комитет AIPAC добивается, чтобы политик отдал ему в откуп часть своего политического ресурса. Ту часть, которая способна на суждения и действия по вопросам, имеющим отношение к Израилю.

Шаг 4. Существует несколько негласных, но публично признаваемых последствий отклонения этого предложения, или – альтернативно – попытки проведения  самостоятельной избирательной кампании с возможностью голосования не в интересах Израиля.

1. Если вы скажете «нет», то же самое предложение будет сделано вашему оппоненту – как на уровне первичных выборов, так и на всеобщих.

2. В случае если вы избираетесь и голосуете против Израиля, AIPAC отомстит вам – рано или поздно сделает всё возможное, чтобы вы оказались побеждённым. У него большой опыт выдворения таких людей из офиса.

Шаг 5. Если же вы подписываете ваш «фаустианский контракт» и в результате получаете место в законодательной структуре, это лобби становится вашим постоянным партнером. Его агенты, тихо гудя, как стрекозы, зависают у вас за спиной, постоянно «рейтингуя» и оценивая все ваши действия, напоминая, что они где-то рядом.

 

Нынешний президент Барак Обама заключил  когда-то эту сделку столь же твёрдо, сколь и большая часть политиков в Вашингтоне. Его можно было видеть подтверждающим и перезаключающим её на конференциях AIPAC, на генассамблее ООН – и вообще там, где ему это представляется политически целесообразным. Иногда он даже ведёт показные дебаты на съездах своей партии, демонстрируя лояльность израильскому лобби.

И всё же всего этого, полагает Дэвидсон, оказалось недостаточным. Вопросом, по которому Обама «не сдал зачёта», стал Иран. Бен Нетаньяху, этот «деус экс машина» израильского лобби, упорно доказывает, что Иран готовится создать ядерное оружие. (Даже когда аятоллы готовы клясться на Коране, что этого не происходит – и все американские развед-агентства также отрицают это.)  Принимая эти утверждения на веру, требуется заставить Иран остановить энергетическую программу и поставить её на жёсткий международный контроль. И тут же обнаружить некое «вопиющее нарушение»…

В 2002-м Нетаньяху уже выдвигал подобные – пусть и не подтвердившиеся – обвинения против Ирака. И своего добился. Потом повторил опыт десятилетней давности – не чувствуя, впрочем, уверенности, что с Обамой всё проходит так же гладко. (В отличие от Бушей с их «ножками» тот ведь ещё немножечко и «Хусейн» – Барак Хусейн Обама). С одержимостью маньяка израильский премьер требовал от Вашингтона установления «красной линии» – чтобы в случае пересечения её непокорными персами Штаты перешли бы к военным действиям.  И всё же Обама (перенацеливаясь, теперь мы знаем, на иные приоритеты) всё это время воздерживался от предложения начать очередную войну на Ближнем Востоке. С оговоркой, конечно же, что все прочие виды «прессинга» использовал в полной мере.

Однако со «средним звеном» всё обстоит куда проще и легче. Стандартной реакцией на действия непокорного политика бывает попытка вышибить его из кресла. Обычно это делается тихо и незаметно, и в большинстве подобных ситуаций американцы даже не догадываются о том, что происходит.

Система «лоббификации» крепко встроена в американскую политическую систему.  Что касается Израиля, пишет Дэвидсон, только две вещи способны что-то изменить:

1. Серьезная реформа финансирования избирательных кампаний, которая освободит политиков от их нынешней зависимости от взносов со стороны лоббистских структур.

2. Придет время, когда связь между США и Израилем станет «вопросом выборов» настолько очевидным, что продолжающая слепая поддержка Израиля будет вредить шансам политика на избрание.

Но пока такие перспективы на горизонте не просматриваются. Политическая система в США такова, что политики остаются весьма уязвимыми перед властью лоббизма. То обстоятельство, что вне указанных лоббистских сил местами встречаются и лобби, исповедующие достойные цели и пользующиеся честными и достойными технологиями отстаивания этих целей, недостаточно для оправдания системы, которая пока что приносит всем больше вреда, чем пользы.

Лоуренс Дэвидсон утверждает, что в данных условиях не представляется возможным объективно определять национальные интересы страны. «В настоящий момент национальные интересы замещены интересами местечковых лобби, которым удается подкупать Конгресс и Белый дом.  Сионисты продавливают поддержку расистскому и экспансионистскому иностранному государству, кубинские эмигранты ведут многолетнюю вендетту против Гаваны, NRA (Национальная ружейная ассоциация) упорно отстаивает права американцев на обладание автоматическим оружием – в частности автоматическим оружием – и тому подобное…»

В конечно итоге – всё упирается в интересы большого капитала, который и манипулирует партиями и их лидерами. Всё это не ново – ведь ещё римский оратор и сенатор Цицерон сказал однажды: «Ни одна крепость не настолько сильна, чтобы её нельзя было взять деньгами». Это всё ещё остаётся главным правилом, по которому живут лоббисты  в хвалёных демократиях. 

Достойно сожаления, что горемычная Россия пытается следовать дурным примерам и практикам, от которых разумные люди в Америке не чают как избавиться. Увы, к американскому стандарту стремятся теперь и в России-матушке – с той лишь разницей, что у нас «закон о лоббизме» пока еще только лоббируется. Например, Валерием Выжутовичем, обозревателем «Российской газеты» – официального органа Правительства РФ. (Прим. авт.: например РГ, от 13-го марта прошлого года – статья «УЗАКОНИТЬ ЛОББИЗМ».) Рядом деятелей рангом повыше. Возьмём и совсем высоко – премьер-министр РФ Д.А. Медведев в прошлом году  поручал Министерству экономического развития совместно с Минюстом и другими заинтересованными ведомствами организовать обсуждение механизма формирования в России института лоббизма – и представить конкретные предложения…  Итоговой информации, впрочем, не обнародовали, лоббизм дело малопубличное… Впрочем, были и конкретные предложения: Алексей Кудрин извещал о намерении создать некий фонд, который станет колыбелью отечественного лоббизма. Этот фонд, по его мнению, может стать звеном, способным связать гражданское общество и власть путём выдвигаемых снизу предложений по совершенствованию законодательства…

Судя по всему, ситуация вокруг Украины отложила эти приоритеты власти до более благоприятных времен. Можно, впрочем, не сомневаться, что они не забудутся.