Дмитрий БЛИЗНЮК. И ТЕБЕ, И АПРЕЛЮ… Стихи

Автор: Дмитрий БЛИЗНЮК | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 116 | Дата: 2017-10-14 | Комментариев: 1

 

Дмитрий БЛИЗНЮК

И ТЕБЕ, И АПРЕЛЮ…


* * *
серый цыпленок рассвета 
наискось клюет пшено сновидений 
с подушки.
среди твоих разметанных мельниц-волос
сходит с ума 
Дон Кихот в чем мать родила.
"я" мерцает как крупица марганца –
вот-вот начнет растворяьтся в бадье дня,
чуть-чуть меняя цвет водянистому миру.
антенна анатомической цаплей глотает –
мускулистый хрусталь – вазу с кольцом, 
но главный цветок рядом со мной – ты
распластана,
подснежник в разрезе снега, 
сонно-зернистом,
пышешь соблазнительным жаром;
лисица, уснувшая в распотрошенном курятнике,
наглая мордочка. 
мне ли ты принадлежишь, плотоядный цветок? 
могу укусить слегка 
дождечервяковый лепесток груди.
но – приручить зубастый цветок? 
да и нужен ли он мне?
тебе нравится,
когда я целую вену на сгибе локтя,
чувствую себя шприцем с разбухшей иглой. 
я обхаживаю тебя как варан 
умирающего оленя. 
моя слюна отравлена стихами. 
если мои эритроциты 
попадут к тебе в кровь – ты обречена. 
часть тебя останется со мной 
навсегда,
как мраморная мартышка.
или змея 
с живыми выразительными глазами,
с проглоченной крысой, портящей фигуру. 

но цветок, цветок. почему ты стареешь? 
увядаешь? я имею в виду не время, не старость. 
почему ночами я прижимаюсь к тебе сильней, 
чем ковбой в холодных ночных прериях 
к горячим камням погасшего костра? 
что мне с этого? 
кому есть дело во вселенной
до двух теплых снежинок, которые исчезнут к утру,
растают без следа в черной мерзлоте.
но вот – резко – в твоих глазах проносится зелень,
яд, Амазонка, зубчатый крокодил, 
хищный бросок, но я ловлю 
твое лицо – властно, как ты любишь.
мы хищники мгновений, 
слепыми львами 
охотимся на антилоп времени,
косуль впечатлений,
остановись, мгновение, я тебя сожру.
и мы пожираем друг друга – 
с любовью, с жадностью, с остервенением,
без логики, без смысла, 
но оно этого стоит – рассвет, 
горячий пластилин похоти
чуть липнет к пальцам 
и – волшебный мираж рассеивается,
туман над деревенькой ночной 
превращается в розово-молочного дракона
с ожерельями, с лохмотьями сожранных принцесс. 
классный секс – 
тоже зачет.
иди ко мне...

 

 

* * *
век-мальчишка умаялся за день
наплескался в реке времени
(похожа на зеркальный клей,
когда нырял – наглотался де жа вю) –
устал загорать под ядерными 
вспышками корей, 
мечтать искусством,
играть в войнушки – сам с собой.
всем столетиям одиноко,
они – сироты вселенной, 
тыняются в громадных одиночных вольерах, 
а сквозь прутья лет должны просеменить мы,
взявшись за руки или за ружья, – 
полубезумные лилипуты.
протянуть друг другу нужные слова.
и уцелеть, и не исчезнуть в пути,
проложенном 
сквозь гудящий пищевод пространств,
сквозь алые воспаленные глотки
восходов и закатов.
но этот мальчишка – особенный.

век мой, мальчишка, 
давай присядем на берегу,
посмотрим – что же мы натворили?
и кто эти муаровые цифровые великаны?
(танцуют у водопада в ореоле мельчайших брызг.) 
мы весело проносимся сквозь мерцающие символы, 
как индейцы сквозь инопланетный дождь, 
а люди неспешно текут по проспекту:
гемоглобин, цветы на куриных ножках,
шелестят водовороты взглядов, 
заворотки идей, множатся
кроличьи ямы внутренних миров 
сотни заминированных планет,
еще секунда – бах! – и я ничего не пойму,
и был ли я, и был ли мальчишка-век 
и для кого звенит будильник смерти?
и удивлюсь: кто же это был и зачем 
нам дают этот день – легчайший, 
тяжелый 
солнечный день;
день наливается неподъемной мудростью, 
ртутной тяжестью, 
капля за каплей, и когда мы умрем,
оборвется сеть, гамаком 
подвешенная 
к звездным небесам...

последнее желание перед бессмертием –
жить с тобой 
за гранью – слов и снов
этой жизни, точней за следующей дверью,
а сейчас мы – черно-белая фотография,
где нам по семнадцать, 
где мы еще луковицы
тюльпанов в пряной земле...

 

* * *
...у края бездны, 
где люди соскальзывают с оледеневшего водопада
на саночках смерти, а звезды в небе потеют –
палачи в серебристых масках – 
вот тогда тебе пригодится всё и все, 
кого ты смог найти и спасти в этом мире.
не только дерево, сын и книга, 
но и то что ты взял, украл, подобрал, 
"я" как метеорит с штаммом жизни 
несется к несуществующим мирам...
я смотрю в окно – снег выпал в апреле 
превращая мир в заячьи лапы, 
а небо – в тушку освежеванную заката,
и я чувствую что-то – точнее не скажешь,
мелодия снегопада
нащупывает свое лицо под мокрой вуалью.
слышу – она открывает дверь, 
звяк цепи, пение соловья (нет, показалось).
ручка, телефон, сознание как рука 
нащупывает в темноте включатель. 
да будет свет, и я медлю, не выхожу на кухню, 
а смотрю в окно... все что я полюблю,
осознаю, будет моё, 
игрушками на других планетах, 
которых даже 
в углеродных проектах нет.
но они есть в моей голове, 
там хватит места и тебе, и апрелю...