Николай ОФИТОВ. ЧАРУЮЩЕЕ МНОГООБРАЗИЕ. О книге Георгия Дзюбы "Гоголь о девичьих смешинках и печалинках"

Автор: Николай ОФИТОВ | Рубрика: РЕЦЕНЗИЯ | Просмотров: 124 | Дата: 2017-10-05 | Комментариев: 0

 

Николай ОФИТОВ

ЧАРУЮЩЕЕ МНОГООБРАЗИЕ

О книге Георгия Дзюбы "Гоголь о девичьих смешинках и печалинках"

 

                                            Меняется причёска и костюм,

                                        Но остаётся тем же наше тело,

                                        Надежды, страсти, беспокойный ум,

                                        Чья б воля изменить их не хотела...

Георгий Иванов

 

Российский писатель Георгий Евгеньевич Дзюба родом из Ромны Сумской области на Украине. Это недалеко от тех мест, где родился и провёл своё детство и юность классик русской и мировой литературы Николай Васильевич Гоголь. Так что они земляки. Потому-то Дзюба и знает хорошо гоголевские места – Васильевск, Нежинск, тихо текущий Псёл, чудный Днепр со звёздной ночью, знает жизнь и дела земляков, их говор, думы, характеры, о чём и писал Гоголь, творчество которого полюбил ещё с детства, и с тех пор с ним не расстаётся. Разбирает, как говорится, его по косточкам, во всё, что связано с классиком и о нём написано, вникает глубоко и дотошно.

Известен Дзюба по книгам "Гуляй, Тундра", "Медведь в курилке", "Повесть о коллежском советнике П.И. Чичикове" и другим публикациям. Недавно вышла его новая книга "Гоголь о девичьих смешинках и печалинках", в которой показал себя тонким знатоком и исследователем женских образов, вникая в тайники женской души, куда до него никто ещё не добирался и не входил так глубоко, и не понимал её, как сделал это Дзюба. Ведь до него гоголевские женские образы критики, даже хорошо известные, как, например, Василий Розанов, их не принимали и принижали, а вернее, не понимали. Что, мол, этот убеждённый холостяк, избегающий женщин, мог знать о их жизни. Как они глубоко ошибались! Совсем молодой Николай Гоголь, живший среди своих будущих героинь и героев, отлично познал их натуры и позднее воплотил в своём гениальном творчестве.

Мы знаем, какое сложное это явление – жизнь. Столько в ней всяких и разных форм, путей и течений – тихих и бурных, страстей и безразличия, затхлости и сиреневой свежести, что захватывает дух. Русский поэт времён Пушкина Дмитрий Веневитинов писал:

Сначала жизнь пленяет нас.

В ней всё тепло, всё сердце греет.

И, как заманчивый рассказ,

Наш ум причудливый лелеет...

 

Это верно. Но в нашем житие-бытие существуют как бы две эпохи: эпоха радости и эпоха страданий. И не перечесть всех коллизий, сваливающихся на нашу долю. И мы постоянно задаём себе вопросы: "Что? Как? Почему?". И по  своей эрудированности отвечаем на них. Вопросов тьма! Но главные из них были и останутся: Жизнь. Женщина. Любовь. Вся наша жизнь крутится вокруг них, как Земля вокруг своей оси.

Именно эти вопросы и занимают Георгия Дзюбу и он отвечает на них в своей книге о Гоголе и его женских образах. Книга написана с глубоким знанием дела и творчества великого классика, и кажется, что они беседуют между собой, и Гоголь говорит откровенно о своих героях, делится с Дзюбой своими думами и мыслями. Настолько это правдоподобно, что невольно наводит на мысль, что так, мол, оно и было, а иначе быть не могло. И это касается не только чести любимого им писателя, но и его самого, не терпевшего той неправды, какая исходит от некоторых критиков, утверждавших, что женские образы у Гоголя неудачны, женщин, мол, он не знал. Что он, мол, "клевещет" на Россию, и даже не стеснялись неприличных выражений в адрес автора замечательных "Вечеров на хуторе близ Диканьки", "Тараса Бульбы", "Мёртвых душ", "Ревизора", "Петербургских повестей"...

Дзюба парирует все их скоропалительные суждения. Их умопомрачительные выводы ошибочны и неверны, отвечает он своей книгой. Великий мастер художественного слова Гоголь постоянно стремился к идеалу во всём, что включало в себя и его обожествление женщины и отношение к ней. Об этом напоминает миниатюра "Женщина", в которой юный автор писал: "Мы зреем и совершенствуемся; но когда? Когда глубже и совершеннее постигаем женщину".

Так что Николай Васильевич Гоголь, как пишет Дзюба, создал немало восхитительных и живых женских образов, бесподобных по своей внешней и внутренней красоте. "Всё в ней венец создания" (Н.В. Гоголь. Отрывок "Рим"). Дзюба ненавязчиво, верно убеждает нас в этом, и он прав, что Гоголь непревзойдённый мастер по живописанию своих обаятельных героинь, и каждая из них индивидуальна и неповторима, со своими житейскими принципами. Все они, действительно, разные, будь это Оксана, Ганна, Параська, Пидорка, Солоха, Коробочка или императрица Екатерина Вторая. Подстать им и мужчины индивидуальны. Но мы сейчас касаемся женских образов, о которых рассказывается изумительно точно и верно, и в этом ему, пожалуй, нет равных.

Конечно, о любви и женщине говорилось ещё с древности, говорилось и будет говориться всегда, в меру таланта и нравственности автора. В меру того, как он знает жизнь, в которой вращается женщина и любовь, на что во все времена обращается особенное внимание. И всё равно разгадать эту тайну задача, оказывается, для многих почти непосильная. Это и подметил Дзюба, как бы со стороны, в женских образах Гоголя, чего не удавалось увидеть ни одному критику до него. Он понимает, что женский вопрос серьёзен, и шутить с ним нельзя, как понимал его и Гоголь. Каждая женщина у него борется за своё счастье по-своему, и в этой борьбе слышится чарующая мелодия любви, своеобразная песня. Какая сказочная прелесть 18-летняя девушка Параська, под стать ей и Оксана, и Пидорка и другие девушки, изображённые Гоголем в "Вечерах на хуторе близ Диканьки" и в других его произведениях; в них нет гетер для душевных наслаждений, ласкающих прелестниц, а есть женщины, которым важны семья и продолжение рода человеческого – вот важнейшие задачи и назначение свободной женщины. Её приданое – добродетель.

Женщины Гоголя, как постоянно подчёркивает Дзюба, пронзительно разные и великодушные, необузданные и злопамятные, беспощадные и сердобольные, ранимые, но стойкие, сексуальные или сексапильные, неприступные или страстные, высокомерные или даже вульгарные. Картина их изображающая красочна, многоцветна, словно радуга.

Гоголь показывал своих женщин "с удивительной простотой и бесхитростностью". Это отмечали многие критики. Дзюба копнул глубже и увидел Оксану, Вакулу, Солоху, царицу Российской империи и её фаворита Потёмкина, как видел их в своё время великий Гоголь. У многих героинь можно заметить внешнее сходство друг с другом. Но гоголевские «младые барышни, сельские дамочки среднего возраста, сварливые старухи и прожжённые профессиональные ведьмы» заметно разнятся характерами, нравами и манерами. Одна девушка мечтательная, живая, энергия в ней бьёт ключом, открытая; другая – закрытая, вещь в себе. Третья – капризная, во всё вникающая, дивчина, а четвёртая – антипод предыдущим героиням, любит только себя. И все девушки, как на подбор, писаные красавицы, кровь с молоком. Они были таковыми и на самом деле. Гоголь их знал и любовался ими. Всю юность провёл рядом с таковыми. Видимо, ему оттого и достаточно даже нескольких строк для характеристики своих персонажей. И читая, уже имеешь о них ясное представление, они стоят перед твоим взором, на их лицах можно заметить даже крошечную родинку или ещё какую-то иную примету. Это и умная, хозяйственная Солоха, и болтливая, сварливая Хивря, и пронырливые, хваткие «ведьмы». А сколько среди "ягодок" комических, глупых, наглых, жадных, горе мыкающих и просто стервозных. И их нельзя не заметить. Так что никакого однообразия женских образов в творчестве Гоголя нет, утверждает своей содержательной аналитической книгой Георгий Дзюба. Напротив, есть только чудное прекрасное многообразие, в том числе и мужчин, ухаживающих за своими гарными дивчинами. Но у Гоголя мужчины как бы вспомогательные персонажи, помогающие точнее раскрыть женские образы, которые автор считает – и справедливо – цветом жизни, без которых она померкнет. "Ох уж эти женщины! Ох уж этот Гоголь!» – подчёркивает Дзюба, показывая гоголевских героинь. И своей твёрдой выверенной строкой утверждает истину, развенчивая "знатоков" Гоголя, говоря, что схематичностью  в обрисовке женщин у того даже и не пахнет. Вы прочтите-ка его повести, поэмы, рассказы повнимательнее, и тогда, может быть, на вас снизойдёт Божие провидение, что Гоголь-то "передал ритм, тон, пограничную близость другого измерения... Пьянящий аромат чувств", исходящий от женщины, царственную красоту Оксаны и чертовскую прелесть и обольщающуюся силу Солохи, её эротическую энергию, хватку, хитрость этой расчётливой сорокалетней хохлушки. У критиков её образ вызывает негатив. Но образ этот многогранен. Найдите-ка подобный образ в мировой литературе! А Гоголь нашёл, и он достоверен и очень удачен.

Удачен и неповторим образ гордой, своенравной, умной и простой Оксаны, влекущей парубков своей изумительной красотой. Это весёлая и подвижная украинка, и в то же время любимому парубку не так-то легко к ней подступить. Она любит единожды и навсегда. Душевное переживание девушки налицо. И это показано, как отмечает Дзюба, восхитительно поэтически и музыкально. Она дождалась своего любимого кузнеца Вакулу и вышла за него замуж. И стала ещё краше, "выглядит лучше всех похвал". Помудрела. В её образе явная "нежность и чуткость, доброжелательность и приветливость, тактичность и сдержанность, гордость и обаяние, то есть качества, обусловленные успешным исполнением её и биологической, и социальной функций матери и верной жены, обозначенных в одной фразе Н.В. Гоголя". В замужества Оксана стала уже "другой". Теперь у неё забот полон рот. Она ответственна и за себя, и за свою семью. Из-под пера Гоголя вышел образ живой, он притягателен, идеален. И как этого не заметил маститый публицист и критик Василий Розанов и ему подобные, просто поразительно, считая образы женщин у Гоголя нереальными и ходульными. А ведь Гоголь всегда точно знал, что изображает и делает, и в этом ему равных ещё поискать. И в его художественных творениях – главенствует народная жизнь, из которой он сам вышел, ей сочувствовал и в которой оставался до конца дней своих.

Георгий Дзюба подробно и досконально разбирает и другие гоголевские образы женщин. Но нет нужды останавливаться на всём, о чём повествует автор. Скажем только, что книга "Гоголь о девичьих смешинках и печалинках" ему удалась. Он увидел, как и Гоголь, что женщина – это самая лучшая и прекрасная половина человечества, "царица общества", без которой оно – "книга с белыми листами". В творчестве Гоголя белых страниц нет, все они заполнены изумительным текстом о неповторимом создании, о цветах человечества – женщине, красивой и разной, обрамляющей нашу жизнь, в чашу которой Творец влил "небесную каплю любви, чтобы в ней было меньше горечи". Гоголь понимал, что жизнь прочной не построишь, если в её фундаменте не будет любви между женщиной и мужчиной. Из исследования Дзюбы ясно видно, что только супружество по-настоящему даёт возможность укрепления и семьи, и любви. Как писал русский известный поэт Яков Полонский:

Ум смотрит тысячами глаз,

Любовь глядит одним;

Но нет любви – и гаснет жизнь,

И дни плывут, как дым.

 

И это в книге Дзюбы нельзя не заметить: похоть разлагает любовь, а стало быть и жизнь. Вот Гоголь и "описывал прошлое так, словно бы в те минуты думал лишь только о будущем...". В этом и была гениальность Николая Васильевича, который начал эту тему в 1831 году фантазией "Женщина" в "Литературной газете", а закончил её письмом "Женщина в свете", включённой  в "Выбранные места из переписки с друзьями" в 1846 году.

Рассуждая о творчестве Гоголя, автор отводит себе роль заурядного почитателя его таланта и "не более чем любознательного экскурсанта". Но так ли это? В данной книге (кстати, с любовью оформленной) мы видим Георгия Дзюбу маститым исследователем и критиком, очень точно понимающим классика русской литературы, сказавшим о нём и его женских образах новое весомое слово, опровергнув и посрамив этим многих предыдущих критиков, утверждавшим, "что у Гоголя с женскими образами нелады".

Конечно, великий певец Малороссии Гоголь ещё остаётся до конца не разгаданным. Но это лишь дело времени. О чём и говорит талантливый прозаик Георгий Дзюба, книга которого наполнена чарующей музыкой любви к женщине и жизни.