Валерий СКРИПКО. «НОВОЕ ЕВАНГЕЛИЕ», или Подарок для Антихриста. О книге Исайи Берлина «История свободы. Россия»

Автор: Валерий СКРИПКО | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 341 | Дата: 2017-09-20 | Комментариев: 5

 

Валерий СКРИПКО

«НОВОЕ ЕВАНГЕЛИЕ», или

Подарок для Антихриста

 

Один из основателей современной либеральной политической философии – Исайя Берлин создал книгу под названием «История свободы. Россия», которая вышла на русском языке в 2014 году. С первых страниц Берлин заявляет, что в России он представляет интеллигенцию, которая «видит себя посвящённой в некий орден». Это «пастыри в миру, назначенные нести особое понимание жизни, своего рода, новое евангелие». Кем «назначенные» – не уточняется, но можно догадаться, что это очень влиятельные силы. В отличие от Евангелия истинного, где Господь смотрит на нас глазами любящего Отца, пастор «нового евангелия» смотрит на нас глазами чужака и атеиста…..

Интересно, что почти в одно время с Берлиным, в Англии жил писатель более старшего поколения – Стивен Грехем. Ещё в молодые годы, в разгар русофобии в Англии, Грехем увлёкся русской культурой и поставил перед собой цель – понять Россию и загадочную русскую душу. В отличие от Исайи Берлина, который встречался только с московской творческой интеллигенцией, Стивен Грехем странствовал с нашими паломниками по святым местам, ходил пешком по Руси. В своих материалах о предреволюционной России писатель представлял русских – как носителей подлинной веры, людей патриархальных и миролюбивых. Вот как надо изучать Россию! И усилия стоят того, потому – что многое в нашей истории ещё надо понять и осмыслить. Не перестаёшь удивляться: столько удалось сделать, и какие были замыслы!

После крещения Руси началось формирование русской нации на византийском религиозном наследии. Результат обещал быть уникальным. Но… силы Небесные словно решили отложить осуществление этого проекта на неопределённое время, дав совершиться татаро-монгольскому нашествию. Историк Сергей Сергеев в своей недавно выпущенной книге высказал мнение, что «русской нации вместо «взрослой жизни» на столетия был предписан «абсолютный патернализм». <…>Христианский, европейский по культуре своей народ стал главным материальным и человеческим ресурсом для антихристианской по своей сути «азиатской государственности»». (1)

Но кто знает пути Господни? Не зря же было дано нам такое великое испытание. Может, с нашим национальным максимализмом, мечтательностью и очень искренним отношением к вере (вспомним протопопа Аввакума, Сергия Радонежского) мы и без ужасного азиатского нашествия – всё равно не стали бы «взрослым народом» с европейской государственностью? Господь готовил нас к какой-то другой миссии. Это невольно приходит на ум, если сравнить судьбы двух современников далёкого от нас 14-го века – русского Сергия Радонежского и итальянца Франческо Петрарки. Отец Сергий с каждым днём своей праведной жизни приближается к Богу, и вместе с ним начинала двигаться в том же направлении вся духовная Русь того времени.

В это время в Европе начал формироваться совершенно другой тип менталитета с быстрым развитием личностного начала, стремлением выделить своё индивидуальное «я» из общего «мы», с умением ценить и отстаивать духовную, интеллектуальную, нравственную независимость, бороться за гражданские права и свободы личности. (2)

Судя по всему, историк Сергеев менталитет именно с такими качествами – считает «взрослостью». Но это как посмотреть! Где больше мудрости: или в «детскости» истинно верующего, который может заслужить вечную жизнь, или во «взрослости» – расчётливого материалиста, который будет очень скоро забыт и на Земле и на Небе? Каждый решает сам, что ему ближе!

Европейскому человеку Создателем была уготована «миссия» – раскрыть весь потенциал человека природного, земного. Ещё никто и нигде в мире так ярко не сочинял стихи о земной любви к женщине, как Петрарка, не писал картины, как Леонардо да Винчи. Историк живописи Возрождения Джорджо Вазари свидетельствует, что Леонардо однажды написал кистью и красками целую галерею животных и насекомых, которые выглядели, как живые. (3)

Могучие творческие силы были в это время дарованы европейцу, и забыл он о своей испорченности, о которой ему так долго напоминал Ветхий Завет. Речь там шла об испорченности – ДУХОВНОЙ, которую не исправишь внешним блеском лучших произведений искусства, которая лечится смирением и соблюдением заповедей Священного Писания. Но так много талантов в это время было дано человеку, что поверил он в свою духовную непогрешимость. Закружилась голова от мысли, что не может он не быть любим Богом, если ему столько дано!

Наш Сергий Радонежский думал и жил совсем иначе. Пока в Италии гении живописи и скульптуры упивались своими возможностями, на Руси, в глухих лесах, стучали топоры и позванивали пилы. Началось строительство монастырей. Они стали религиозными и духовными центрами для всего народа. Читая тексты о жизни отца Сергия, всё время сожалеешь, что не дано нам было запаса времени в пять или шесть веков, чтобы вот так неспешно, по лесам и рекам настроить скитов и церквей, вольных городов вроде великого Новгорода, где смирением и молитвой приобрести Богомыслие и Боголюбие, обустроить свой особый быт. Явно под эту миссию создавался наш национальный характер. Явно от него – родилась наша община, наша патриархальная семья. Но, как писал Маяковский: кто-то «смазал карту будня, плеснувши краску из стакана». Вместо неспешного воцерковления – обрушилась на нас агрессия инородцев. Лучшие люди нации стали превращаться в рабов, приспосабливаться, выживать любой ценой, в том числе и ценой предательства в отношении народа и веры.
 В чём можно согласиться с современным историком Сергеем Сергеевым, так это в том, что за два с половиной века жизни под татаро-монгольским игом мы не приобрели необходимые навыки самоорганизации и конкурентоспособности. И даже растеряли то, что имели и умели!

Вслед за татаро-монголами пришли многочисленные «пасторы» и масоны, которые любой ценой пытались свернуть нас того пути, который начал отец Сергий Радонежский, протопоп Аввакум, Серафим Саровский… Настойчивость пришельцев из западного мира была просто сатанинской…

Князя мира понять можно. Истинно верующий человек неудобен для его «слуг», управляющих миром. В любой момент возможен бунт совести против «хозяина». Лучше сформировать мировоззрение подданных таким образом, чтобы в нём всего было понемножку: веры, расчёта, материальных потребностей.

Как отмечал в своей книге «Россия. Век двадцатый» Вадим Кожинов: четыре пятых всех российских монастырей было уничтожено в последней трети ХVIII века. «Это был сокрушительный удар по всей исторической системе религиозно-нравственного воспитания русского народа. Роль суррогата церкви в дворянском (отчасти купеческом) обществе времён Екатерины (Второй, конечно, – В.С.) стали играть масонские ложи».

Вадим Кожинов убедительно доказал, что с екатерининских времён Россия перестала жить «своим умом», правильно осознавать свой исторический путь, правильно строить государственную политику, исходя из особенностей нашего менталитета.

Наши привилегированные классы – дворяне – до того доигрались в «просвещённую Европу», что потеряли духовную связь с Православием, а заодно и с другими сословиями. Исайя Берлин был уверен, что просвещённый Запад к концу 19-го века одержал идейную победу в России. Он пишет, что «русских освободили великие немецкие метафизики. Они сняли с них цепи… догм православной церкви…».

На самом деле, что западные «пасторы с нас действительно сняли, так это «цепи» коллективной совести и ответственности за страну. В начале двадцатого века политические силы, представляющие разные слои населения, разошлись в разные стороны, бросив на произвол судьбы царя и весь институт Самодержавия, Церковь да и саму Россию!

Как известно, Иисус Христос пришёл с проповедью, прежде всего, к рыбакам, чтобы сделать их «ловцами человеков». Новый Завет был обращён также ко всему роду человеческому. «Особый орден» шёл проповедовать своё «евангелие» только к богатым бездельникам, живущим трудом остального работающего населения…

«Пастор» Исайя Берлин в своей книге приводит мнение Льва Толстого, который сомневался: «достойны ли писания дворян занимать ум серьёзного, здорового существа – крестьянина, добросовестного рабочего, нравственно не испорченного человека»? Наш гений знал точно: в деле обновления России – ставку можно было делать только на здоровые инстинкты и нравственные понятия человека созидающего, человека – труженика, который живёт в гармонии с природой.

«Пастор» богачей – не может с этим согласиться. После Второй мировой войны Исайя Берлин приехал в Россию и, как истинный эстет, был очень недоволен советскими героями, которых в большевистской печати пропагандировали как образец нового человека! В своей книге гость страны Советов пишет, что «совершителями великих деяний, от которых зависит успех всех пятилетних планов» были «примитивные, стандартные люди: энергичный, способный, решительный, бесхитростный инженер…».

У «нового евангелиста» от советской действительности – хаос в голове. Он привык иметь дело с решительными людьми, но хитрыми. Хотя для России этот вариант явно не подходил: хитрые и изворотливые – вместо выполнения пятилетних планов, спасших нас от агрессии Запада, устроили бы, скорее всего, «распил» и вывоз капитала в страны Запада. (С начала 90-х годов и до сегодняшнего дня российские «хитрые» очень убедительно доказывают, что они умеют только грабить Россию.)

Вряд ли Берлин, хорошо зная русскую классическую литературу, не смог себе представить последствия утверждения «либеральной» свободы в России. Но так сильно хотелось распространить влияние своего «ордена» на часть советской интеллигенции, что он не стеснялся в своей книге рассыпаться, например, такими высокопарными тирадами: «Если бы политический контроль стал слабее и деятелям искусства дали бы больше свободы… в таком обществе вполне может возродиться великолепное созидательное искусство». Непонятно: для чего больше свободы? Для создания нового государства и нового человека –  свободы и так хоть отбавляй!

Кажется, «пастор» точно знает, что «отпущенный на волю» творческий человек непременно создаст что-то гораздо более полезное, чем он создал бы в шумной рабоче-крестьянской среде, которая пыталась созидать новую коллективную форму жизни. Правда, опять неизбежен вопрос: для кого совсем «освобождённый» творец создал бы «более полезное»? Для самовлюблённых одиночек? Или для «особого ордена» европейской интеллигенции, которая начала создавать свой духовный мир наподобие «Сада» древнего Эпикура?

В «сад» попадали только небожители, которые услаждали хозяев этого заведения утончёнными фантазиями своего одинокого творчества. В каждом произведении искусства обязательно есть идеология, независимо от воли его создателя. Что творец любит и ценит, то и отпечатывается в его подсознании, а потом и в творении.

После визита в Страну Советов в 1946-м году, Исайя Берлин даже готов положительно оценить некоторые изменения в социальном самочувствии советских писателей. «На тебя смотрят как на значительное лицо, чьё поведение много значит, твоё развитие в правильном направлении исключительно важно для твоих идейных руководителей… Это стимулирует больше, чем пренебрежение к своим собратьям на Западе».

Берлин решительно не приемлет «советский проект», но не говорит об этом прямо. А зря! Это было бы честнее. Почему «правильное развитие» нужно только для того, чтобы выслужится перед «идейными руководителями? Западный «пастор» словно забыл, что в этом заинтересовано всё советское общество. И писатель является значительным лицом именно потому, что он ищет духовные пути такого развития, и в этом поиске духовно совпадает с народом.

Но в случае с британским «пастором» – всё, как в народной пословице: у гулящей свекрови – и невестка всегда гулящая. Не верит «пастор» в искренность творческих поисков советских писателей, потому что не понимает преимуществ коллективистских форм жизни. Очевидно, по его понятиям – миром должны править только такие, как он!

В своё время Пушкин писал: «Греческое вероисповедание, отдельно от всех прочих, даёт нам особенный национальный характер. В России влияние духовенства столь же благотворно, сколь пагубно в землях римско-католических».

Русский философ В.В. Бибихин утверждал, что философия – не часть культуры, а трансцендентный фон культуры, невидимая, незаметная почва для культуры. Так вот, под российскую культуру была завезена чужая философская почва и на ней в виде культуры стало вырастать что-то не очень европейское и не совсем русское, а главное, малоэффективное в плане создания из таких людей развитого сильного общества и государства. Иначе и быть не могло! Разве можно органично соединить православное религиозное воспитание и европейский гедонизм, возведённый в культ; европейскую многовековую привычку больше доверять уму, чем сердцу, – и языческое богатство чувств, искренность, стихийный максимализм русского человека?

Попробуй, внуши «пасторам особого ордена» мысль наших славянофилов, что российское общество и церковь – есть некое мистическое тело, которое составлено из истинно верующих в поколениях прошлых, настоящих и ещё не рождённых? Не поймут, не ощутят сердцем.

Современные социологи придумали термин «коллективная душа», который больше всего подходит для российского общества. Так вот, эта коллективная душа может по-настоящему раскрыться только в условиях единства в вере, в патриотизме, в масштабных целях развития.

Конфликт между гармоничным человеком труда и сословием бездельников, присвоивших себе львиную долю всех богатств мира, носит глобальный метафизический характер. Но «пасторы» всячески пытаются замолчать вопрос о метафизике. Уже года два, в самых разных изданиях российские публицисты, учёные, писатели поднимают вопрос о том, что им не на что опереться. Из-под ног ушла та самая «философская почва культуры», о которой так верно говорил философ В.В. Бибихин.

А вот Владимир Варава заметил, наше «стадо» (то есть самая активная часть российского населения) осталось без философов – этих «пастухов бытия». Сегодня стадо стало умным, оно захотело пожить по своей «глупой воле», «свободно», без «метафизического принуждения не понимая, что, освобождаясь от философского поиска истины, оно попадает в рабство к мелочной обывательской бессмысленности». (4)

Диагноз точный, но безотрадный.

Это единство может быть достигнуто только совместными усилиями церкви и интеллигенции. Больше ста лет в России идёт спор о том, является ли интеллигенция главной пружиной исторического развития или у неё менее масштабная задача – освобождение личности.

Выскажу своё мнение: для успеха всех грандиозных задач развития России – необходим синергизм – то есть только совместные действия российской интеллигенции и церкви в одном направлении. (Термин «синергизм» вошёл в богословие XVI веке в дискуссиях между католиками и протестантами по вопросу спасения, а затем пришёл в Православие. Этот термин означает: человеку невозможно спастись без Бога, и Богу невозможно спасти человека без воли самого человека.)

 

Приложение:

1) О книге С.Сергеева «Русская нация, или рассказ об истории её отсутствия»; журнал «Новый мир», 2017 г., №7. Стр. 228;

2) История западной социологии. С-Петербург, 2002 г. Стр.11;

3) Д.Вазари. «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих». М., Аст. 2001 г. Том 3. Стр.18;

4) Новый мир. № 8. Стр. 231.