Виктор КАРПУШИН. ПО ЛЕЗВИЯМ РЕЧНОЙ ОСОКИ… Стихи

Автор: Виктор КАРПУШИН | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 137 | Дата: 2017-08-24 | Комментариев: 1

 

Виктор КАРПУШИН

ПО ЛЕЗВИЯМ РЕЧНОЙ ОСОКИ…

 

 * * *

 Не отпускает августа жара,

 Медовый Спас порадовал на славу!

 Пора уйти в прохладу со двора,

 На озеро, где водяные травы.

 

 На ветерке трепещет березняк,

 Летят стрекозы группой пилотажной.

 Дым шашлыка и песню про большак

 Выводит хор задумчиво-протяжно.

 

 И осени как будто вовсе нет,

 Хоть и мелькнёт листок позолочённый.

 И безмятежны дворник и поэт,

 И мирно дремлет в травке кот учёный.

 

 И, кажется, что вечно будет так:

 Вода и роща, юркие стрекозы,

 Теплом налитый придорожный злак,

 Слияние поэзии и прозы.

 

 МАРИНА

 Ржавеет август неизбежно,

 Вкрапления листвы на лужах.

 Я лужи обхожу неспешно,

 О будущих не мысля стужах.

 

 Ещё тепло и ветер ласков,

 И поутру река недвижна.

 Росинки на лиловых астрах,

 И жизнь – темна и чернокнижна…

 

 Что нам готовит месяц яблок,

 Господнего Преображенья?

 Небесный свод до рези ярок,

 Таинственно луны движенье.

 

 И я иду тропинкой скользкой,

 И чудится в саду: «Марина!..».

 И я не удивлюсь нисколько,

 Как траурно горит рябина…

 

 * * *

 Как Вы сказали: «С жестами трагедий

 Растут кусты на окском берегу…».

 Да буду я вовек дурак последний,

 Пока туда хоть раз не забреду.

 

 Таруса. Незатейливое имя.

 Трава. Тропинка. Русская тоска.

 Благословите же меня, Марина, –

 Блаженного Ивана-дурака.

 

 Хочу увидеть камень в землю вросший,

 Хочу понять, как жизнь идёт ко дну…

 Не обижайтесь, не сердитесь, в общем,

 Что я нарушу Вашу тишину.

 

 * * *
 Под дождём поникший мятлик,
 В блёстках тихая река.
 Уронила в речку мячик
 Чья-то девочка с мостка.

 Велика её потеря,
 Если слёзы в два ручья.
 У воды стоит Емеля,
 Плачет девочка – ничья. 

 И не видно мудрой щуки,
 Не приметно окунька.
 Так случаются разлуки.
 Водомерки. Облака.

 Пробегает рябь по речке,
 На осоке – стрекоза.
 Неожиданные встречи.
 Отдалённая гроза.

 Холоднее скоро станет,
 Тяжелей рябины гроздь.
 …Как из детства: «Таня, Таня,
 Ты зачем гуляешь в дождь?».

 

 * * *
 Всё реже иконные лики
 Встречаются в русских полях.
 Грачиные чёрные крики
 Застряли в нагих тополях.

 Живём без намёка на солнце,
 Идут затяжные дожди.
 А если надежда проснётся,
 То лихо, дружок, не буди.

 Печалей и песен в достатке
 В моей гулевой стороне…
 Полей золотые заплатки
 По-прежнему дороги мне.

 По-прежнему дороги сроки,
 Былинных времён череда.
 …Светлеет слегка на востоке,
 И в лужах – живая вода.

 

 * * *
 В туманном поле стылые столбы
 В молчанье ждут дрожащего рассвета.
 Не избежать задумчивой судьбы,
 Раскаяния и прихода лета.

 Хранит кувшинки старый водоём,
 Хранит преданья русская дорога.
 Здесь иногда легко молчать вдвоём,
 Когда судьба глядит не очень строго.

 Здесь в отраженье неба и воды
 Не хочется искать тоски и грусти.
 И в молодых побегах лебеды
 Былинные проглядывают гусли.

 И я иду на задремавший звук,
 На сонное дыхание деревни,
 Где в лопухах таится ржавый плуг, – 
 Туманный символ яви и виденья.

 

 * * *
 По лезвиям речной осоки
 Скользит вечерняя заря.
 Молчат поэты и пророки,
 К чему тревожить вечность зря?

 Такое время недоступно
 Иноплеменному уму.
 И высыпали звёзды крупно
 В небес холщовую суму.

 И соль блестит на чёрном хлебе,
 И грустен взгляд полей ржаных,
 И дальние зарницы в небе,
 Где тени мёртвых и живых.

 

 * * *

 Не осуждайте осень в скупости,

 Не для того её дары.

 Обидно в шаговой доступности

 Не замечать её шатры.

 

 От города до леса – ярмарка,

 Её щедрот не пропусти!

 И катится по блюдцу яблоко,

 И длится сказка на Руси.

 

 Церквушка у дороги светится

 (В Покров напрасно не грусти!)

 И спящая царевна встретится

 В маршрутном будничном такси.

 

 * * *
 По вечерам пишу стихи,
 А по утрам картошку чищу.
 Хвала родному пепелищу,
 Где раньше пели петухи!

 Благословен крутой смартфон
 (Купил случайно у таджика).
 В лесу созрела ежевика,
 И божий свет – со всех сторон!

 Пусть навигатор не всегда

 В дождливый день приводит к храму…
 Припомни: «Мама мыла раму»,
 И в кухне капала вода.

 А вечером горел огонь
 В далёкой церковке за речкой.
 И пахла пригорелой гречкой 
 И мятой мамина ладонь. 

 

 * * *

 За слёзы, искренность, туманы,

 Трепещущие над водой,

 Люблю тебя, твои курганы,

 Ковыль, помеченный бедой.

 

 Расхристанные перелески,

 Глухие просеки в росе,

 Церквушек выцветшие фрески

 И письмена на бересте

 

 Люблю, так что мороз по коже,

 Когда в твои глаза гляжу.

 Моя земля, ведь я – такой же:

 Людскую злобу не сужу…

 

 * * *

 Негромкой песней душу успокойте,

 Любовь и жалость – суть полутона.

 Известно: седина бобра не портит,

 Особенно – тумана седина.

 

 Особенно – когда опять дождливо,

 Не разгорелись гроздья у рябин.

 Ещё не осень – август, быть бы живу

 Среди ненарисованных картин.

 

 Они – живые! Дым костра над прудом.

 Цветы и глянец яблок за окном.

 Преображенье называем чудом,

 Впуская в душу грусть, а нежность в дом.

 

 * * *
 Тропинка – вскользь, а впереди – пруды,
 Здесь много хлама, разной ерунды:
 Пустых бутылок, книжек со стихами…
 Ты всё найдёшь, проснувшись с петухами.

 Немного солнца. Это – до поры,
 Почти не беспокоят комары.
 И хрипловатый поезда гудок – 
 Помятая закладка между строк.

 

г. Балашиха