Вера ХАРЧЕНКО. НЕИЗВЕСТНЫЙ РЫЦАРЬ РОСССИИ. О книге Натальи Гранцевой «Неизвестный рыцарь России»

Автор: Вера ХАРЧЕНКО | Рубрика: ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ | Просмотров: 290 | Дата: 2017-06-29 | Комментариев: 1

 

Вера ХАРЧЕНКО

НЕИЗВЕСТНЫЙ РЫЦАРЬ РОСССИИ

О книге Натальи Гранцевой «Неизвестный рыцарь России» – СПб.: Изд-во «Журнал «Нева», 2015

 

Книга Натальи Гранцевой является своего рода продолжением авторского проекта по восстановлению в общественном сознании имени замечательного поэта XVIII века Михаила Хераскова. А то, что этот поэт чрезвычайно интересный, хорошо видно даже по самым малым фрагментам, поэтическим молекулам, осколкам:

Дверь янтарную открыла / Златовласая заря; Рыцарь к скипетрам не лаком был, / Ведал он, как трудно царствовать; В шаре женщина сидит, / Светит нежностью печальной, / Тихий свет в очах несет…; Камни бьются, лес валится, / Пыль столбом в лесу крутится; Треск разит, как громы, слух, / Буря занимает дух.

Забвение имени равносильно разрушению, растворению, аннигиляции стоящего за ним образа. В отечественной филологии по отношению к памяти Михаила Матвеевича Хераскова (1733-1807) трудами и исследовательскими открытиями Н.А. Гранцевой наступил такой этап восприятия и оценки, который обозначается метафорой «время собирать камни». Более того, рецензируемая книга творчество Михаила Хераскова в читательском восприятии делает ещё более объемным. Если первая монография «Сказания русского Гомера» (Спб, 2012. 224 с.) была посвящена «Россиаде», то есть ведущему, ключевому, узловому произведению, поэтическому эпосу Хераскова, то книга, которую мы сейчас рассматриваем, раскрывает достоинства 500-страничной «Бахарианы», неизвестной даже профессиональным филологам.

Это большое в 15 тысяч стихов произведение, написанное поэтом в зените славы, но практически сразу же забытое. Вот как комментирует сам автор ситуацию, сложившуюся вокруг имени Михаила Хераскова и приведшую «к обеднению картины истории литературы». Процитирую (с любезного разрешения Н.А. Гранцевой) фрагмент письма от 07.03.2016: «Утвердившееся в умах отношение к литературе XVIII века прискорбно. … Почему мы… должны смиряться с тем, что из трёх веков – первый, ярчайший! – оказывается на кладбище смыслов? Или наша филологическая / литературная мысль всё ещё сражается с проклятым царизмом постпетровской эпохи? Я бы сказала, что это просто бесхозяйственно... Кто бы выкинул в забвенье треть своей жизни? А с третью истории литературы так поступать принято... Радуюсь, что в школьной программе хотя бы Ломоносов остался...». Считается, что нет шедевров в забвении, что рано или поздно истина восторжествует. Но вспомним: И.Баха открыл Ф.Мендельсон, свои «кураторы» были и у Ф.Тютчева, и у П.Чаадаева. Мы имеем в виду сейчас далеко не только известное исследование Б.Н. Тарасова (Спб., 2012 г.).

В новой монографии Н.А. Гранцевой, разумеется, представлен необходимый критико-библиографический обзор того, что написано о Хераскове и «Бахариане», хотя для такой литературоцентричной страны, как Россия, написанного позорно мало. Монография замечательно восполняет этот двухсотлетний пробел, провал аналитического действа по отношению к фигуре русского Гомера. Достоинствами работы является оригинальность композиции, смелое объединение элементов и монографии, и учебного пособия, и эссе, что подкрепляется живым, прозрачным стилем изложения.

Автор пошёл и на то, чтобы включить в работу концентрированный цитатный пересказ «Бахарианы», понимая, что вынужден знакомить читателя, адресата текста, с совершенно незнакомым и будто бы далёким от проблем сегодняшнего дня произведением. Между тем и выразительные цитаты из «Бахарианы», и авторские комментарии буквально напрашиваются на внедрение в современный социум.

Еще раз подчеркнем: это оригинальная и привлекательная модель преподнесения литературоведческого материала: сопроводить его пересказом объемного малоизвестного текста с инкрустациями подлинника. Исходить из того, что современный, даже продвинутый, читатель бросит всё и поспешит в библиотеку разыскивать многостраничный труд незнакомого писателя, несколько наивно. Почему бы не помочь адресату книги познакомиться поближе с художественным текстом, пусть даже за счет краткой трансляции содержания, расцвеченной стихотворными фрагментами?

Рецензия будет пустынной, если мы не приведём ещё несколько строк из самого поэта, доказывающих, что этот поэт достоин внимания не одних только исследователей, но и вообще читателей. Так, современно звучит метапоэтическое наблюдение Хераскова: Надобно пугать читателей. / Чтоб ему роман понравился. Проникновенно пишет поэт о любви, о ревности, о непрозрачности бытия: Всегда полны друг другом мы; Гнездясь, как хищница, в крови, / она не рай, а ад любви;  Мы в свете наугад живём / И в вечность ощупью идём.

Процитируем теперь автора монографии: «Бахариана» – занимательная хрестоматия по нравственному воспитанию и духовному совершенствованию, своеобразное методическое руководство для юной души, стремящейся вырасти в цельную личность. Это и каталог самых типичных ошибок и заблуждений, встречающихся на пути развивающейся личности, это реестр «духовных инструментов», с помощью которых можно огранить алмаз… (с. 110-111). Михаил Херасков имел привычку осваивать всё ценное, что попадало в поле его зрения, и включать в свой творческий арсенал, но такие заимствования никогда им не вульгаризировались, напротив, всегда обретали более целомудренную форму, будь то апулеевские метаморфозы или апулеевская эротика (с. 121).

Книга названа перифразой: «Неизвестный рыцарь России». Концепт «рыцарь» у нас ассоциируется с сугубо мужским гендером. В русском языке отсутствует аналог для обозначения женщины, проявившей доблесть и великодушие. Представляется, что изданием уже второй книги по Михаилу Хераскову Наталья Гранцева закрепила за собой черты рыцарского, высоко достойного отношения к истории отечественной литературы.

Белгород




Прикрепленные изображения